Потребность спорить

Не то, чтобы научное сообщество до сих пор активно пользуется “пирамидой потребностей” Маслоу, но широкие массы – как минимум на русской улице, – полагают ее весомой и неоспоримой. Опровергать пирамиду я не собираюсь, но потребностей у людей всё же больше, чем разместил на своей схеме Маслоу. Например, одной из важных и чуть-ли не первичных потребностей является потребность спорить.

Чтение прессы представляет тысячи примеров того, что статьи чаще пишутся в связи с несогласием, чем в поддержку или с оригинальными идеями. Да, что я говорю? Если на секунду задуматься, то все “оригинальные идеи” по сути – опровержение традиционных, привычных, старых представлений, т.е. тот же спор.

Да, мы, обычные люди, статьи в газеты не посылаем, но значительная часть наших разговоров – объяснение того, с кем и почему мы не согласны, кем не довольны… Вроде бы каждый понимает разницу между спором и руганью, но на практике спор ни к какой истине не приводит, тем паче к консенсусу – кто с каким мнением пришел, с тем и уйдет. Конечно, спор предполагается вести без оскорблений, но в лучшем случае эпитеты остаются не произнесенными вслух. Нередко же, к примеру, во время горячих политических споров, особенно в интернете, обзывать оппонентов – чуть ли не норма.

Поскольку в какой-то момент у одной из сторон, весьма вероятно, закончатся аргументы, тогда как противники еще не расстреляли весь “боезапас”, то переход спора в ругань – весьма ожидаемое событие.

Предположить, что в каждом из нас заложена потребность ругаться и спорить, большинству было бы неприятно, т.к. есть в этом некоторая негативная коннотация, словно бы влезающая в позитивный образ-Я, который каждый из нас пытается сохранить.
И тем не менее всё не так плохо: ощущение “я – хороший”, эдакая седцевина личности, не страдает от необходимости ходить в туалет, так что может и смириться с тем, что желание спорить – врожденная потребность, присущая всем и ко всему не менее необходимая, чем вышеупомянутое оправление физиологических надобностей.

Спор – выражение несогласия с позицией другого человека и предложение взамен своей, правильной позиции. Если принять данное определение (хотите оспорить его? 😉), то становятся очевидными последствия: мы, стоящие на “верной” позиции, делимся собственным умом, опытом, знаниями с дураками, предпочитающими “ошибочную” позицию.
Представить человека, который считает собственную позицию ошибочной, но защищающего ее, можно, но он окажается по ту сторону здравого смысла, логики и возможности понять его со стороны нас, нормальных людей. Так что противоречие “мои, верные” взгляды versus “их, дурацкие, глупые, искаженные, ошибочные”, увы, неизбежно.

Но есть люди, которые никогда не спорят, скажет въедливый читатель. И будет прав. С уточнением: не спорят со мной, мамой, женой, мужем, начальником и т.д. Спор – подчеркивание расхождения во мнениях, но на более глубоком уровне – это подтверждение независимости, отдельности спорящего. Быть личностью и не быть независимым, отдельным, другим, чем сосед или родственник, невозможно.

Мы не спорим с теми, с кем хотели бы чувствовать себя единым целым. Период влюбленности и яркой взаимной любви – пример такого нежелания спорить с конкретным человеком. Споры подчеркивают отличия, различия же делают любовь зависящей от условий.
Навязывание воли одной из сторон обычно убивает любовь у второй, т.к. не дает чувствовать себя отдельной, автономной личностью, а не будучи личностью любить нельзя, ибо любовь – это сложение (скорее – переплетение) двух индивидуальностей, образующих новую сложную единицу “любящая пара”, способную функционировать исключительно за счет желания каждой из двух личностей слиться с другой (хотеть слиться, стремиться к этому, но не быть способным достичь этого предела, как линии горизонта). Как только притяжение заканчивается, пара отдаляется друг от друга… И появляются постоянные поводы спорить.

Ребенок начинает спорить, чтобы доказать окружающим, что обладает волей. И потому обладает неким Я. Иначе невозможно.

Несогласие с мамой означает, что я тоже человек в психологическом и интеллектуальном плане. Да, двух-трех-четырех-летний малыш ни в коем смысле не равен взрослому, тем более маме, но в момент спора – пока одна из сторон не сдастся! – оба как бы на равных.

Как всем известно, спор имеет одну замечательную особенность – он интеллектуально уравнивает участников. Если Эйнштейн или Гегель начнет спорить с пьяницей на улице, с точки зрения окружающих они будет примерно равны. Не вообще и во всем равны, но в рамках спора. Поскольку мы выбираем предметы спора чаще среди тех вопросов, в коих мним себя разбирающимися. А уверенность спорящего производит на окружающих – и что не менее важно, – на него самого сильное впечатление.

Попытки выставить себя умнее, т.к. разделяешь “правильную” позицию в противовес “ошибочной”, – часть спора. И всё же, если они слишком настойчивы, то вторая сторона либо начнет ругаться, либо посчитает такой спор унизительным для себя и свалит.

Упомянутая выше невозможность переубедить оппонента приводит к тому, что критерий победы в споре становится напрочь субъективным и зависит исключительно от самооценки. Поэтому победу в споре обычно приписывают себе обе стороны. Как следствие, большинство из нас считает, что в большей части дискуссий, в коих принимали участие, мы же и победили. Что в свою очередь приводит к тому, что мы ценим спор, как возможность практически гарантированно победить, чем повысить самооценку.

Неплохой набор положительных последствий – чувство независимости и отдельности, подчеркивание того, что ты – личность, повышение самооценки, возможность компенсировать материальные или иные очевидные неудачи легким и быстрым обменом репликами, укрепление собственной убежденности в том, что “хороший”, сбрасывание недовольства теми, кого любим или боимся, на посторонних, – чтобы большинство из нас достаточно регулярно вступало в споры. Более того – стремилось хоть где-то, хоть с кем-то регулярно поругаться или поспорить.

Есть такой достаточно надежный показатель крепости и наличия будущего у пары: если они занимаются любовью чаще, чем спорят. Но ведь спорить можно не только с мужем/женой! Есть родители, дети, бабушки, внуки, братья, сестры, свойственники, дальние родственники, соседи и их отпрыски, приятели и знакомые, сотрудники на работе, полиция и налоговики (два последних случая в основном из категории заочных споров и ругани за глаза), начальники, чиновники, политики, идеологические противники, участники дорожного движения, телекомментаторы, дворники, продавцы, банковские клерки, собутыльники, “эксперты” из газет и ТВ, всем скопом богатые (воры) и нищие (лентяи), женщины (стервы) и мужчины (козлы и кобели), и т.д. и т.п.

Так что можно смело сказать, что в целом в социуме потребность спорить, хоть и не имеющая физиологической базы, удовлетворяется чаще, чем сексуальная. И скажите после этого, что она не одна из первичных?!

PS Не удивительно, что идея данной заметки появилась во время общения на “Фейсбуке” 🙂

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s