Культура против эволюции

Любая культура предполагает стремление к счастью. Сказки упрощенно определяю оное стремление с помощью короткой формулы “и жили они долго и счастливо”, или, как более витиевато выражалась Шахерезада в “1001 ночи“, “наслаждаясь и радуясь, пока не застигла их Разрушительница наслаждений и Разлучительница собраний”. Современная западная культура вроде бы не является исключением, но… Есть одно большое “НО”.

Когда говорят о культуре Запада, поскольку чаще говорят в негативном контексте, то подразумевают “МакДональдс” и Голливуд. На самом деле оба символа культурной экспансии Америки хоть и связаны с западной культурой, но в основном с культурой ведения бизнеса, а не с культурой в более широком, как модель поведения, или, наоборот, узком, связанном исключительно с искусствами, смысле. Более того, “Макдональдс” в плане удачной бизнес-модели мало отличается от “Тойоты”, стремящейся убрать ненужные расходы и лишние движения, а Голливуд играет на тех же психологических струнах, что и японский театр “но” или Болливуд.

Западная культура (в узком смысле) в своих высших проявлениях – это Бах и Бетховен, Рафаэль и Рембрандт, Шекспир и Гете, Микельанджело и Роден, Исидор Милетский и Брунеллески, Тальони и Петипа, Станиславский и Михаил Чехов. Разумеется, не только перечисленные, но направление понятно – классика. Именно это отличает западную культуру от прочих.

Западная же культура в широком смысле, как модель поведения и набор ценностей, во второй половине XX – начале XXI века свелась к довлеющим всем и всему толкованию “прав человека”. Понимание последних напрочь лишилось смысла, так что распространяется и на животных, включая диких (хотя еще не распространилось на микробов и тараканов), и ставит права преступника выше прав жертвы.

Лево-либеральное толкование защиты вчерашних жертв привело к перекосу в противоположную сторону. И вот тут мы приходим к тому, как культура влияет на счастье. Однако прежде всего давайте разберемся со счастьем.

Итак, на уровне всем понятного прикола ситуация выглядит так:

Age-happiness

В детстве и юности мы счастливы, потом провал, потом постепенный подъем к пенсии, когда собственно некоторые только и “жить начинают”. Если же говорить серьезно, опираясь на статьи с высоким рейтингом, то картинка в целом верная, но спад не так велик:

Age-wellbeingобратите внимание на специфическую разметку вертикальной шкалы: если бы нам предложили график от 1 до 8, то “провал” можно было бы увидеть только с увеличительным стеклом. Тем не менее от вопроса, почему во всех возрастах оценка выше, не уйти.

Как большинство из нас по собственному, счастливому и не очень опыту может легко предположить: регулярный секс – это хорошо, а потеря работы – плохо. Интересно, что повышение дохода снимает или не дает возникнуть части проблем, но на другие, например, одиночество или неприятности семейной жизни, стресс, плохое настроение, частую головную боль, не влияет. А если к этому добавить, что под заметным стрессом мы находимся не менее 57% времени (с понедельника – по четверг), то картинка становится крайне мрачной.

На самом деле внятного объяснения “снижения счастья” на отрезке с 30 до 50 лет нет. Можно спекулировать по поводу разбитых грёз юности, которым, как выясняется, не суждено сбыться – киногероями или гениями нам не стать. Можно предположить, что и в карьере пик достигнут или очевидно, что запредельно высоким он не будет. Можно говорить о культе молодости, о том, что ровесники начали умирать или заболевать чем-то смертельным или страшным, соответственно, на людей наваливаются мысли о смертности и т.д. и т.п.
Главная проблема всех этих псевдо-философских объяснений в том, что нечто подобно отмечают и сотрудники зоопарков, изучающие человекообразных обезъян:

Age-Happiness-for-apes

Безусловно, остается много вопросов о том, насколько оценивающие внутреннее состояние обезьян, делают это верно, а не проецируют на животных собственные эмоции, каковые они, как им кажется, испытали бы на месте шимпанзе. Полагаю, что подкрепление наблюдений данными, например, об уровне гормонов стресса и удовольствия, добавило бы весомости (и цитируемости 🙂).

Итак, мы подходим к тому, что дети влияют на уровень счастья родителей. Причем по многим пунктам: усталостью и недосыпанием, финансовыми тратами и нехваткой времени на себя и супруга/у, из всех вышеперечисленных пунктов легко вырисовывается (подчеркну – не логически следует, а вырисовывается) снижение сексуальной активности, что еще более усиливает субъективное ощущение, что в жизни многое идет как-то не так, как хотелось бы.
Если мы посмотрим на то, что помогает парам быть счастливее, то всё это и обнаружим.
Консультанты по семейным проблемам называют вечными (в смысле неразрешаемыми) проблемами отношений – финансы, секс и отношения с друзьями. Наличие детей не только затратно и в среднем случае лишает сил и времени на секс, но в добавок влияет на тех, с кем больше общаешься (получается – с теми, у кого дети примерно того же возраста).

Собственно пока толком никакого влияния культуры не было. Но мы подходим. Медленно…
Если задуматься, почему мы можем безусловно любить младенцев или домашних животных, но не способны на такую же любовь в отношении более взрослых детей или жен/мужей, то можно заметить, что нам здорово мешает способность той, второй стороны, на которую должны быть направлены наши чувства, выражать собственные желания.
Наличие воли мешает любить. Чем больше отличной от нашей собственной воли проявляет человек, тем труднее любить его безусловно. Чужая воля не делает любовь невозможной, но увязывает ее с соблюдением определенных условий.

Традиционный, патриархальный подход к воспитанию предполагает “уважение старших”, на самом деле – небрежение волей детей. Если желания детей игнорируются, как отец или мать сказал/а, так и нужно делать, то затраты нервной энергии, необходимой для воспитательного процесса, у родителей снижаются.

И наоборот, поскольку современная западная культура своим культом жертвы сделала практически невозможной диктат родительской воли, заставляя учитывать желания детей (иррациональность этих желаний и неспособность детей понять, что будет нужно и важно в дальнейшем, мы здесь не обсуждаем), то нервной энергии при таком подходе требуется много больше. Что приводит к сокращению числа детей на семью или сознательному отказу от деторождения.

Причем чем больше люди разделяют ценности западной культуры в ее узком понимании, тем более высокой становится плата за рождение и воспитание детей: на концерт не сходить, в театр тоже, на “умные” книги времени нет (хочется отдохнуть с какой-нибудь глупостью, а не напрягаться, заставляя себя вникать, анализировать, запоминать, думать), фактически свободное время и как-бы-свободные деньги вкладываются в детей – образование (учтем и выбор места жительства в том районе, где школы лучше, что означает – жилье дороже), дополнительные кружки и т.д. и т.п.

Поскольку бабушки-дедушки с их более архаичными взглядами из процесса воспитания исключаются (или благодаря разделению “современных” взглядов они сами себя исключают), то выход сводится к сжиманию срока заведения детей (за два-три года родить двух и успокоиться) или ограничению количества (один) – чтобы не длить страдания.

Но картинка будет не совсем полной, если мы решим, что все западные люди – заядлые балетоманы, не способные прожить ни дня без книги. Как ни крути, а большинство населения довольствуются ТВ и кино. Разумеется, чем меньше человек “парится” по поводу того, насколько качественное образование получают его дети, тем менее стрессовым является процесс воспитания: ТВ включил, сладкое и жирное в больших количествах дал – и пусть ребенок сам себя развлекает. Родители не принуждают детей, т.е. на них социальным службам наезжать нечего.

Еще удачнее устроились те, кто не только детьми не занимается, но и эксплуатирует систему на всю катушку, получая социальную помощь в связи с большим количеством детей при отсутствии работы. И ведь можно и жилье получить на тех же основаниях!

Эволюционное преимущество, как ни рассматривать его – на уровне “эгоистичных генов” или группового отбора, – в результате получают те, кто ценности современной западной культуры не разделяет, но умело пользуется неспособностью построенной на Западе системы наказывать любителей прокатиться за чужой счет. Хуже того, халявщиков поощряют через всевозможные программы социальной помощи, что делает их поведение наиболее рациональным и логичным в сложившихся обстоятельствах.
Преимущество – в свете эволюции, – заключается в большем числе потомков, что в свою очередь работает на ускорение процесса, когда поведение начинают воспроизводить отпрыски, всю жизнь наблюдавшие примеры того, как можно ничего, кроме детей, не делать, получая при этом куда больший кусок пирога, чем те, кто трудятся в поте лица.

Ситуация на самом деле не столь уж уникальная: многие культуры прошлого доходили до абсурда, отдавая все эволюционные преимущества тем, кто ценности данных культур не разделял. Поскольку культура существует среди больших групп людей, ее можно зимерять эволюционной шкалой: в конкуренции за пищу и зону расселения большее количество выживших потомков важнее, чем то, какие характеристики брались за основу – видовые у животных или культурные у людей.

Один важный аспект: если культура А мешает людям оставлять больше потомков, чем культура Б, мы не можем сделать вывод, что Б гарантирована победа. Вот если культура А, в дополнение ко всему вышеперечисленному, дозволяет представителям культуры Б голосовать вместе с А по всем вопросам и дозволяет большинству менять любые, включая основополагающие, принципы, то мы можем говорить о самоубийственном импульсе.
Возможно, подобно тому, как в человеческой психике можно предположить существование некоего центра самодеструкции, и в культурах есть нечто сходное. Вернее так: если такой центр есть у людей, то он неизбежно будет и в культурах, т.к. самодеструкция осуществляется и в плоскости культуры, с коей себя человек ассоциирует.

Я намеренно оставляю за кадром жизнеспособность культуры “любителей прокатиться за чужой счет”, как и экономические перспективы страны, где носители такой культуры окажутся в большинстве. Равно не обсуждаю, что после себя может оставить обсуждаемая культура.
Не имеет значения и то, насколько много исследователи грядущих веков смогут найти свидетельств величия культуры Запада: как только культура умирает, возродиться ей не дано, те, кто будут пользоваться ее наследием, гарантированно интерпретируют ее иначе, по-новому, совсем не так, как виделось создателям и носителям.

… После выливания ушата холодной воды, полезно выдать полотенце надежды. Носителей западной культуры на уровне отдачи детей в кружки много больше, чем тех, кто сам ходит в оперу или на балет. Можно самому смотреть ТВ, но при этом держать в голове, что ребенком следует заниматься, развивать его… С сегодня на завтра или через год, или десятилетие западная культура не загнется. Я бы сказал, что и век вытянет, если нынешние тенденции не продолжат ускоряться, но весьма вероятно, что мы имеем дело с ускорением в квадрате.

И в случае, если грозные пророчества не сбудутся, мы всё равно можем заметить, как культура не просто противоречит природе (это нормальная характеристика культуры), но обеспечиваетконкурентные, эволюционные преимущества врагам, действует своим в ущерб…

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s