О политическом спектре

Буквально неделю назад писал об авторитаризме и предположил, как разные идеологии располагаются на шкалу оного, но читая книгу “Инженеры джихада” (“Engineers of Jihad: The Curious Connection between Violent Extremism and Education” by Diego Gambetta Steffen Hertog, 2016) понял, насколько мешает мне общепринятая концепция деления на правых и левых в политике.

Начнем с того, что укорененный еще в раскладе времен Французской революции подход только путает. Для французов левыми были те, кто за перемены, за революцию, а правыми – те, кто за сохранение монархии неизменной. Если мы сконцентрируемся на монархизме, то в большинстве Америке вообще не будет правых, т.к. нет сторонников монархии. Если же мы соглашаемся с тем, что важнее жажда перемен, то в 1991 году российские коммунисты были правыми, т.к. они не хотели менять социализм, а реформаторы – левыми; а в 2016 году в Америке демократы – правые, т.к. они хотят сохранить систему, как ее оставляет Обама, а республиканцы – левые, т.к. они хотят перемен. По сути такой подход означает постоянную смену идентификации правых и левых в зависимости от того, кто у власти в настоящий момент.

Если посмотреть на всевозможные концепции (русская версия), обнаружим разнообразные схемы, часто сводимые к матрицам.
Например, схема из консервативного издания “American Federalist Journal“:

Federalist journal multi-axis political chart

А вот либертарианская схема Нолана:

Nolan chart

Желающие могут пройти короткий тест на английском и получить свой результат. Мой выглядит так:

World's Smallest Political Quiz - mine

То есть мои идеологические и экономические предпочтения очевидны не только из заметок, так что сразу признаюсь в предвзятости.

Что мне не нравится в предлагаемых матрицах, так это невозможность с их помощью четко определить левых и правых. И последующая путаница.

Поскольку необходимо от чего-то отталкиваться, давайте примем за данность, что коммунисты – левые. После чего выделим наиболее важные характеристики коммунизма и вывернув их “наизнанку” увидим, что именно находится на противоположном конце политического спектра.

На мой взгляд самыми важными характеристиками коммунизма является ограничения, налагаемые на рынок, и примат общественного над частным, т.е. группы над индивидумом.
Везде, где коммунисты приходили к власти, они занимались экспроприацией, национализацией и ограничивали рыночную экономику. Надеюсь, тут вопросов нет, левые обычно это не оспаривают.
Куда менее приятно сторонникам левых взглядов признавать, что примат общественного, коллективного на практике означает лишение людей личных свобод, начиная со свободы слова. Насколько я знаю, везде, где коммунисты дорывались до власти, они вводили цензуру и контролировали прессу (победы итальянских и французских коммунистов в отдельных муниципалитетах не учитываются, речь о победе на национальном уровне, как это имело место в Восточной Европе, Азии, Латинской Америке). Где-то позволялось чуть дальше отклоняться от партийной линии, где-то чуть меньше, но ограничения свободы слова везде имели место.

Однако два упомянутых критерия не единственные, которые предлагаются для оценки политических сил. Так упоминаются и отношение к равенству, и к человеческой природе, и к традиционным ценностям, и по оси демократия-аристократия, и так далее.
Рискну заявить, что эти оси не столь важны. Поясню на примере: коммунисты якобы ставят равенство превыше всего. Нет, не равенство перед законом, т.к. к политическим оппонентам закон поворачивался совсем не той стороной, что к “классово-близким”. Якобы речь о равенстве в доходах. Но не стоит путать пропагандистские материалы и реальность: коммунистическая Северная Корея имеет самый высокий в мире коэффициент неравенства доходов. Впрочем для людей, выросших в социалистическом государстве это не должно быть сюрпризом.

Когда коммунистам это было выгодно, они возвращались к традиционным ценностям и героям прошлого (Александр Невский, Суворов, Кутузов), а когда удобно – скидывали всех “с корабля современности”, могли запретить аборты (при Сталине), разрешить (и де факто сделать основным методом медицинского контроля над рождаемостью, т.к. с таблетками и даже презервативами в Советском Союзе дела обстояли не лучшим образом), а то и сделать их чуть-ли не обязательными (в рамках китайской политики одного ребенка на семью).
В коммунистических странах всё решала партийная верхушка, что уводит нас от демократии к редкой форме олигархии (точнее даже к тирании – в случае сталинского СССР, маоистского Китая или КНДР с момент создания). Вообще коллективизм в любом изводе противоречит демократии.

Если мы согласимся, что ограничение экономических и личных свобод характерны для коммунистов, а они левые, то на прямо противоположном конце спектра мы получим сторонников ничем не ограниченного рынка и личных свобод. К ним наиболее близки либертарианцы.

Однако не сложно представить, что некая идеологическая группа может иметь разную оценку по шкале экономических и личных свобод. Представим, например, на 100% рыночную экономику, где у граждан толком нет никаких прав. Или наоборот: есть все личные права, а вот экономически все обязаны трудиться на государство, отовариваться в государственных магазинах и т.п. Представили?
Я не смог: у меня эти картинки не складываются, слишком сильны в них внутренние противоречия. Поясню на примерах. Довольно быстро после введения гласности, т.е. снятия части ограничений в свободе слова, в Советском Союзе и дополнительные экономические свободы у граждан появились. В Китае дали некоторые экономические свободы, постепенно люди получили и больше личных свобод, хотя о политических речь пока не идет (хотя в сегодняшнем Китае политических свобод все же больше, чем во времена “великого кормчего”).
Нельзя сказать, что в Сингапуре у граждан та же степень личных и политических свобод, что в Америке, но все же прав и свобод у них заметно больше, чем в КНДР или Китае.

Таким образом рискну предположить, что матричная модель, допускающая комбинации с максимумом одних свобод (экономических или личных) и практическим отсутствием других (соответственно – личных или экономических), – дитя теории, в реальности же она невозможна.

На мой взгляд имеется определенная взаимозависимость между уровнем политических и экономических свобод, то есть повышение или понижение одних повлечет за собой движение в том же направлении и других. Если закрутили гайки в политике, то и на рынок можно ожидать давления, а если дали больше свободы в экономике, то постепенно и в политической жизни будет чуть больше поблажек, послаблений, уменьшится прессинг властей и т.д.

Графически это можно изобразить так:

Political spectrum - proposal

Идеология занимает какие-то позиции на двух шкалах (сплошная линия), но можно допустить, что под влиянием неких факторов она сдвинется, влево или вправо (пунктирные линии), но сдвиг этот будет – как думается, – в одном и том же направлении по каждой из шкал. Хотя совсем не обязательно, что и личные, и экономические свободы увеличатся или уменьшатся в одинаковой степени. Но скорее всего мы не увидим в 5-10 летней перспективе уменьшение одних свобод и увеличение других.

Насколько можно судить, в настоящее время экономические свободы американцев ужимаются, т.к. всё больше принимается регулирующих актов и постановлений, всё больше лицензий требуется, и одновременно идет наступление на свободу слова. Если в ноябре будет сохранен республиканский Конгресс и победит Трамп, то как минимум скорость движения влево (на графике выше) не увеличится, что практически гарантированно в случае победы демократов в Конгрессе и Клинтон на президентских выборах. Если бы на республиканских праймерис победил Круз и Рубио, то можно было бы надеяться на изменение тенденции и начало движения в противоположном направлении.

Если согласиться с предложенными параллельными шкалами экономических и личных свобод, то мы получим кривой забор из множества “досок” (идеологические концепции все же ближе к параллелограммам, чем к линиям, поскольку имеют некоторый разброс мнений), кое-где параллельных, кое-где пересекающих друг друга.

Зато при этом подходе не будет проблем с демонстрацией явной близости коммунизма (красный на схеме внизу) и нацизма (черный): у первого чуть меньше экономических свобод, у второго – чуть больше, но с точки зрения личных и политических свобод ситуация будет примерно одинакова – в результате получится нечто напоминающее /\. А ближе к другому концу спектра консерватизм (синий) и либертарианство (фиолетовый) будут образовывать V, т.к. первый соглашается на меньшее число личных свобод, чем второй, а вот в экономических вопросах они близки.

Political spectrum - with ideologies

Серый цвет – сингапурский авторитаризм, розовый – европейская социал-демократия, зеленый – “зеленые”, голубой – христианские демократы, коричневый – неонацисты…
Впрочем настаивать на соотношении частей не буду: готов допустить, что социал-демократы вполне могут быть правее консерваторов по шкале личных свобод, и т.д. Если идея не вызывает возражений, то для расположения конкретной идеологии на каждой из шкал можно найти четкие количественные критерии, кои будут распространяться на весь спектр.

Разумеется, предложенная модель не отражает острые политические темы, кои могут задавать тон во время выборов в стране. Но в этом отсутствии сиюминутности, как мне кажется, больше плюсов, чем минусов. Хотя мне, как автору, судить трудно…

This entry was posted in Uncategorized and tagged , . Bookmark the permalink.

3 Responses to О политическом спектре

  1. Ну, в данном случае сам по себе тезис о том, что политические, личные и экономические свободы – это связанные вещи. Но я привык к тому, чтобы правыми называли скинхедов, а левыми – хиппи. Понятно, что в Вашу политическую схему это не вписывается, левые-правые – это именно фундаментальное мировоззренческое различие, которое в разных политических ситуациях имеет сродство к разным политическим концепциям. Более того, люди могут быть вообще аполитичными, но всё равно обладать яркими чертами левых или правых. Сами современные философы, например, тоже сами себя делят на левых и правых (знаю по общению с ними лично). Мне кажется, это разделение связано с соционическим признаком “рассудительность-решительность”, была даже такая статья “Национал-соционика”, которая, насколько я знаю, сейчас внесена в реестр экстремистских материалов. Там шла речь о том, что нацболами можно сделать только представителей квадр бета или гамма (т.е. решительных). Альфа и дельта (рассудительные) всегда будет за мир-дружбу-жвачку, это вытекает из их врождённых ценностей, причём политической активностью обладают только альфа и бета, гамма и дельта собственным благополучием заняты. Понятное дело, что жизнь ломает человека, и реальные ценности человека могут не соответствовать тем, к которым он предрасположен, но в этом случае человек не будет успешен.

    На мой взгляд, суть левого мышления – это очарованность логическими построениями. Левый отвергает реальность, если она не вписывается в красивую теорию. Поэтому левые очень любят проблемы, которые можно обсуждать на конференциях и симпозиумах, плодя идеальные схемы того, а что должно было бы быть, чтобы этих проблем не было. Соционики считают, что социальная миссия альфы – это генерация новых идей, поэтому дальше обсуждения дело не заходит, сформировав концепцию, представитель альфы считает своё дело сделанным. В противоположность тому, суть правого мышления – это очарованность реальностью и практичностью, правый признаёт только полезное и с упоением смотрит на то, как чужие идеалистические построения разбиваются об реальность.

    Обе эти позиции без противовесов губительны. Подмеченное Вами стремление левых к тоталитаризму связано с тем, что реальность вовсе не обязана соответствовать красивым теориям, и если она им не соответствует, её нужно привести в соответствие насильно. Запретами, репрессиями, террором. Не случайно самый “справедливый” соционический тип из альфа-квадры имеет псевдоним “Робеспьер”. Что касается правого способа мышления, то основной проблемой является то, что они не склонны видеть мир как целое и гонятся за сиюминутными целями, не заботясь о последствиях. В результате мы имеем общество потребления, плохую экологию и истощение природных ресурсов. При этом ловушка такого мышления заключается в том, что даже если рассматривать это как практический вопрос, “я хочу, чтобы мои дети были здоровыми”, найдутся другие проблемы, вызванные гонкой за практической пользой. Ничего лучшего, чем религия, человечество для решения этой проблемы не придумало, так что нет ничего удивительного в том, что мусульмане, которые к своей религии относятся куда трепетнее христиан, постепенно христиан вытесняют. Неважно, есть ли Бог, но здоровое общество просто обязано быть религиозным, чтобы был эффективный противовес ловушкам разума.

    Думаю, что на эту тему я могу написать ещё много чего, но вот пока что мне пришло в голову по поводу Вашего поста.

    • khvostik says:

      Сергей, я подозреваю, что часть – и возможно значительная, – различий в наших взглядах связана с тем, что мы наблюдаем: Вы, как я понимаю, смотрите в основном на российские примеры, я же – на северо-американские.
      я бы согласился с Вами, что левые гонятся за схемой, за теоретической конструкцией, но не за работающей структурой, но я вижу как левые подмяли под себя вполне приземленные университеты, школы, профсоюзы, правительственные министерства и ведомства… и понимаю, что они не только мечтатели… да, у них ничего не получается сделать нормально, но они все равно пытаются внедрить свои доказавшие ошибочность теории везде, где только получается дорваться до власти…

      правые в Сев. Америке включают в себя в большем проценте случаев верующих, религиозных людей, а не либертарианцев типа меня (либертарианцев, как мне кажется, не более 20% из всего правого электората).
      причем насколько я могу судить вера у местных правых не менее искренняя и глубокая, чем у наиболее верующих из знакомых мне православных.

      • Ну, в данном случае я не вижу никаких расхождений в том, что мы пишем, за исключением квадровых (по тому, как Вы рассуждаете, я предполагаю, что Вы из гаммы, скорее всего, интуитивно-логический интроверт). То, что правые любят религию, закономерно следует из того, что они в ней нуждаются как во внешнем ограничителе своих алчных позывов, или как в источнике чего-то светлого и возвышенного, в то время как для левых такими источниками являются сами продвигаемые ими абстракции наподобие равенства, свободы и справедливости. Думаю, что наш спор о несправедливости тоже вызван тем, что Вам в силу иной, чем у меня, структуры психики определённый опыт сознания просто не знаком. В принципе, для меня всё вещи, которые мы обсуждаем – это именно некоторые ощущения, которые сами по себе практически невозможно описать, но можно описать то, что, как правило, эти ощущения вызывает. И, конечно же, совершенно логичным будет, имея разный политический опыт, увязывать эти ощущения с разными проявлениями политической жизни.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s