Мир не настолько мал и тесен

В очень хорошей книге Дункана Уоттса Everything is Obvious, упоминаются проведенные самим автором эксперименты, связанные с гипотезой “маленького мира” (“small-world problem“). В своей статье Уоттс и соавторы опровергают выдвинутую Стенли Милгрэмом и разрекламированную Малькольмом Гладуэллом в книге “The tipping point” концепцию ключевых узлов, неких людей-объединителей, знакомых с огромным числом людей, тех, кого все знают, хотя они вроде бы не публичные политики и не таблоидные знаменитости.

Но давайте начнем с самого начала. Современный эксперимент был в отличие от милгрэмовского основан не на обычных письмах, но на электронных. Адресатов было 18, включая архивариуса из Эстонии, полицейского из Австралии, норвежского ветеринара, программиста из Индии. Всего в эксперименте на первом и последующих этапах приняло участие 61 тысяча человек из 166 стран. В общей сложности было идентифицировано 24 тысячи различных цепей прохождение посланий. 67% адресатов были друзья, 10% – родственники, 9% – сотрудники, 5% – братья/сестры, 3% – любимые/любовники/супруги. Просто знакомых было 22%, совсем не близко знакомых 4% (у Милгрэма предполагалось посылать письма тем, к кому участники обращаются по имени, а не по фамилии, видимо, наиболее близкий аналог на русском – на “ты”, а не на “Вы” или по имени-отчеству).

Уоттс в своей книге рассказывает, какая логика у людей. Предположим американский или канадский участник должен послать письмо, которое должно достичь профессора в Новосибирске (участники в большинстве своем были белыми, с высшим образованием). Человек посылал или знакомому “русскому” или выходцу из Восточной Европы, который с большей вероятностью должен был знать русских, или хотя бы кому-то, кто живет в районе, где есть выходцы из бывшего Союза или хотя бы Восточной Европы. Пример с Новосибирском из книги, но очень красноречиво объясняет логику, коей руководствовались люди. Допускаю, что будь участники менее образованными, их круг общения и логика были бы иными.

В конце концов средняя длина цепи электронных писем до конечного адресата была равна 7, что вроде бы приводит нас к теории шести рукопожатий. Правильно? Уоттс с этим не спорит, он только говорит, что никаких “узловых соединений” (hub), описанных Гладуэллом в его исследовании не было обнаружено.

Только это не все правда. Скорее даже совсем не правда.

Если обратиться к работе Милгрэма и Трэверса, то обнаружим среднюю длину цепи в 5.2 промежуточных этапа при задаче из Небраски или Бостона доставить письмо человеку в Массачусетсе. 48% всех дошедших до адресата писем прошли через трех людей (отсюда гладуэлловская идея про людей-объединителей). От Небраски до места где-то 1400 миль, а от Бостона – 25 миль, соответственно средняя длина цепочки из Небраски была 5.5 промежуточных этапов, а из Бостона 4.4. Критику того, насколько равны средним американцам участники эксперимента я озвучивать не буду, она и без меня известна.

Владельцы акций в Небраске выдали чуть лучший результат, чем простая рассылка писем с просьбами случайно выбранным людям в Небраске: 24% отправленных ими писем дошли до адресата, у остальной публике в Небраске результат 18.75%, у бостонцев – 22%. Вот это-то и самое интересное: абсолютное большинство писем никуда не дошли!
Первое письмо не отправили 79 человек из 296, второе – 59, третье – 34, четвертое – 24, т.е. 27%, снова 27%, 22% и 20% вылетали каждый раз. Наиболее долгая цепочка была из 14 писем и не привела никуда.

Милгрэм как бы ставит это в вину участникам, мол, поленились отправить. Возможно, для части, но поскольку он никого из них не опрашивал, то вариант ответа: “Я не знал кому отправить письмо” или “Я не знаю того, кто мне его послал”, – вполне мог быть истинной причиной.

Если мы вернемся к эксперименту Уоттса, то из 24163 цепей сообщений, которые были отслежены, только 384 дошли до одного из 18 адресатов. При том, что 44% завершенных последовательностей завершились на одном из адресатов – профессоре из университета “Лиги плюща” (85% участников были с высшим образованием и половина – американцы, чего тут удивляться!). У нас успешно достигли цели 1.6% посланных сообщений! Какие там 6 рукопожатий, коли в большинстве случаев (кроме одного американского профессора, до коего дошли 12.5% посланных сообщений, если изначальное распределение по всем 18 адресатам было равным) мы имеем дело просто с результатом уровня статпогрешности?

В эксперименте Уоттса и у участников, и у адресатов есть адрес электронной почты. Статья от 2003 года, когда у большей части населения мира электронной почты не было, т.е. мы имеем дело с небольшой, социально активной частью населения, отвечающей на призывы поучаствовать в эксперименте, пришедшими с почтой или через электронные каналы связи, но требующими некоего активного участия (зарегистрироваться на сайте Колумбийского университета, заполнить подробный вопросник и т.д.). И несмотря на это, результаты откровенно не впечатляют – до профессора известного университета дошло 12.5% посланий, а если предположить, что дошло только от американских участников, мы повышаем планку до 25%, т.е. где-то до милгрэмовских цифр. В ранних версиях эксперимента у Милгрэма до адресата дошло только 5% писем.

Полагаю, что на основании двух экспериментов можно сделать вывод о том, что длина возможной цепи от одного человека до другого не может превышать 11 промежуточных звеньев (см. страницу 12 у Милгрэма и Трэвиса, у Уоттса графики на странице 2 доходят до десятого промежуточного звена). Но одновременно надо признать, что в абсолютном большинстве случаев между людьми нет такой связи, которая за шесть или 10 рукопожатий добиться чего-то реального, попросить что-то сделать.

Безусловно, анализируя специфическую выборку в социальных сетях, можно найти связи почти между двумя любыми произвольно выбранными людьми (не буду гадать о длине цепи, т.к. возникает вопрос насколько далеко отстоящими друг от друга географически, культурно и лингвистически будут выбранные двое). При одном большом НО – значительная часть этих связей виртуальны, люди в значительном проценте случаев никогда не встречались в реале… Да и на уровне виртуального общения для тех, у кого очень много “друзей”, трудно ожидать поздравлений с днем рождения от больше, чем 10-25% (обычно из числа друзей не только в интернете). То есть ценность всех этих виртуальных отношений ничтожна.

Если мир искусственно ограничить некими рамками, то в нем можно обнаружить определенную упорядоченность. Если ограничения очень сильные, мы видим 4-9 рукопожатий, разделяющих Васю от Пети. В отсутствие же ограничений между Васей и Петей нет ни малейшей возможности построить цепочку близких знакомств, позволяющую первому в цепочке попросить последнего сделать хоть что-нибудь, – ни за 6, ни за 10, ни за 20 или сто рукопожатий.
И мы еще не вспоминали о том, что людей могут разделять политические, идеологические, этические и прочие взгляды, когда упоминание предыдущего звена скорее прервет нынешние отношение, чем будет способствовать передаче сообщения дальше.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s