Презумпция виновности государства

В июле 2020 в штате Арканзас полицейский ради того, чтобы остановить машину за превышение скорости выполнил на своей машине специальный маневр, который привел к переворачиванию автомобиля с беременной женщиной. Женщина выжила и подает на полицию в суд. В упомянутом штате в 2020 году такой же маневр использовался полицией 144 раза и привел к гибели 3 человек, а по всей стране с 2016 года – к гибели 30 человек.

Как может понять каждый вменяемый человек, использовать маневр, способный убить водителя переворачиваемой машины, за нарушение скорости, караемое штрафом (в самом худшем случае – краткосрочным тюремным заключением согласно законам Арканзаса), – многократно усугублять ситуацию, умножать риск, а не способствовать его снижению.

Американская налоговая служба закрывает глаза на нарушение законов своими сотрудниками, занимающимися преследованием политических оппонентов или разглашением конфиденциальной информации, а потом и на уничтожением доказательств первого нарушения (о том, как будет расследоваться недавний “слив” информации о налогах богатейших американцев, мы узнаем, видимо, через месяцы).

В РФ издевательства государственной машины над заключенными балансируют на грани преступлений против человечества, особенно в связи с массовым использованием уголовного преследования против политических оппонентов (ранее, примерно с 2016, также – объявив “экстремистами”, – преследовали “свидетелей Иеговы”).

Вообще проблема произвола государственных структур довольно значительна, особенно в свете карантинных мер, введенных в связи с распространением уханьского корона-вируса. И противопоставить беспределу властей граждане толком ничего не могут.

Прежде, чем переходить к собственно теме данной заметки, нужно сделать небольшое отступление. Все знают о презумпции невиновности, заключающейся в том, что человек считается невиновным до тех пор, пока виновность не будет доказана в честном (беспристрастном) и открытом судебном процессе. Можно сформулировать иначе: обвиненный не должен доказывать, что не совершал преступление, это обвинитель должен доказать совершение преступления обвиняемым, причем так, чтобы не осталось сомнений в вине.

Всеобщая декларация прав человека, которую формально одобрили все члены ООН в статье 11 декларирует этот принцип. Поскольку Декларация юридически никого ни к чему не обязывает, то имеет смысл ориентироваться на Международный пакт о гражданских и политических правах. В последнем презумпция невиновности постулируется в статье 14 пункт 2.

Если задуматься, то презумпция невиновности базируется на печальном опыте человечества, когда суду и обвинителям было проще использовать выбитое из обвиняемого признание или просто назвать кого-то виновным. Поскольку цель правоохранительной системы в уменьшении количества преступлений, то казнь или тюремное заключение не того, кто украл/изнасиловал/убил, а случайного прохожего или того, кто не нравится судье, не служат заявленной цели. Выполнение судебной системой её главной функции требует наказания действительно виновного, а не кого попало.

Вторая проблема судебной системы – неравенство сторон: мощь государства несравнимо больше всех сил и возможностей одного человека. Особенно если последний не связан с этим самым государством, а “раздражает” представителей последнего.
В некоторых западных странах существует проблема фривольных гражданских исков к политическим и идеологическим оппонентам, чтобы разорить их, особенно если иски подаются в виде жалоб в пристрастный трибунал, не имеющий процедур, характерных для состязательного судебного процесса.

Западная судебная система, включая суд присяжных в некоторых странах, предполагает беспристрастность суда, а не взятие последним стороны обвинения. В этом по мнению двух японских юристов и кроется причина фактической “презумпции виновности” в Японии (*1).

В уголовном судопроизводстве на Западе существует возможность получить услуги адвоката за счет налогоплательщиков, об этом упоминает в частности правило Миранды. Однако назначенные судом “бесплатные” адвокаты в основном работают крайне плохо, да и их возможности заметно меньше, чем у прокуратуры, располагающей не только многими собственными юристами, но и результатами действий полиции.
Главные условия нормального уголовного процесса против гражданина – беспристрастность суда присяжных и формальное равенство сторон. Поскольку последнего на самом деле нет, то на помощь гражданину приходит презумпция невиновности. Последняя нужна именно для компенсации относительного бессилия гражданина сравнительно с мощью государственной машины.

И коль такой подход кажется наиболее справедливым из всех известных на сегодняшний день для предотвращения осуждения невиновного или назначения неадекватно строго наказания тем, кто не нравится полиции/прокуратур/суду, то нужно сделать еще один шаг.

Гражданин считается невиновным до тех пор, пока его вину не докажут в честном и открытом процессе, а представители государства – чиновники, полицейские и прочие (за исключением избранных политиков и судей, коим нужна минимальная независимость для принятия решений), – должны считаться виновными до тех пор, пока не убедят в том, что ничего не нарушили. Не как отдельные граждане, но именно как представители государства.

В иске лично против полицейского Джона или чиновницы Кэрол они обладают презумпцией невиновности, но в иске против полицейского департамента города Икс или Налоговой службы эти самые полицейский Джон и чиновница Кэрол должны полагаться априори виновными.
Полицейский должен четко следовать инструкциям и носить видеокамеру, фиксирующую все его действия. Если камера сломалась/выключилась, то все действия полицейского должны считаться незаконными, если их не оправдает съемка с камеры другого полицейского и прочие принятые судом доказательства.
Если чиновница Кэрол не может подтвердить, что не задерживала утверждение благотворительных организаций, связанных с правыми (левыми, центристами и т.д.), что не проверяла их с большей скрупулезностью, чем тех, с кем она чувствует идеологическую близость, она должна считаться нарушившей закон. Если сотрудники технического отдела уничтожили “по ошибке” электронные письма (как это случилось в 2014 г с 24 тысячами писем, инкриминирующих сторонников Обамы в налоговой службе США), связанные с действиями этой самой Кэрол, то уничтоженные письма должны считаться доказательством вины Кэрол, а уничтожение писем – не ошибкой, а нарушением, доказательством вины (разве что работники сумеют доказать наличие приказа об уничтожении или предоставят иное алиби/оправдание своим действиям).

Проблема беспредела в российских – и любых других, – тюрьмах решается просто, если любая жалоба осужденного принимается на веру, а охранники должны оправдывать каждый свой шаг записями с камер наблюдения. Если нет записи, подтверждающей согласие на перевод в “пресс-хату” и спокойных заход в нее, то перевод должен считаться нарушением закона. Точно также должны оцениваться все взаимодействия между охранниками и заключенными, как и между заключенными, особенно когда вовлечены так называемые “завхозы”, активно сотрудничающие с администрацией и избивающие/насилующие других заключенных.

Наказание за преступление, назначенное судом, не включает пытки, мучения или издевательства, но только лишение свободы. И это касается как политических заключенных, так уголовных, включая воров и насильников.

Презумпция невиновности гражданина имеет вторую сторону – презумпцию виновности государства. Последнюю официально не признают, но порой в судебных решениях, – как в деле “штата Аризона против Миранды”, – исподволь проявляется понимание неравенства сторон, которое должно быть компенсировано в пользу гражданина.

Не знаю, придут ли к данной идее в ближайшем будущем хоть в одной стране, но это пошло бы на пользу гражданам, т.к. уменьшило степень произвола полицейских и чиновников.

Footnote

*1 – В англоязычном мире есть термин “презумпция виновности”, предполагающий априорную виновность в уголовном преступлении, пока обвиняемый (и/или его адвокат) не докажет обратное. Однако в большинстве развитых стран, помимо Японии, где подобная практика де-факто присутствует, хотя и противоречит подписанному Японией Пакту о гражданских и политических правах, данный подход считается антиконституционным.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.