Мышление и эмоции

Поиск на русском в интернете по словам заглавия выдал кучу ссылок, отражающих ситуацию в психологической науке в середине ХХ века (например, тут или тут), в лучшем случае нечто отсталое, но не катастрофично. Не пытаясь выдать себя за эксперта о современном состоянии психологии в России, я все же рискну предположить, что результаты поиска отражают значительное отставание… Искать же меня заставила новая (2011) книга Дэниэля Канемана Быстрое и медленное мышление”.

Крупные русские психологи первой половины и середины прошлого века старались не касаться идеологически-опасных концепций и теорий. Потому их работы были на границе с физиологией. Что лично мне, дилетантски интересующемуся психологией, казалось скучным и малоинтересным – ни практического применения, ни оригинальной псевдо-философии.

Множество западных теорий конца XIX – начала XX веков оставили дикую путаницу, фактически заведя психологию в дебри умозрительных схем, где последователи разных школ пытались уничтожить друг друга со страстью правоверных в отношении еретиков.

Последние 40 лет западная психология движется в совсем ином направлении – экспериментальном, становясь из философствования – наукой.

На удивление большой вклад в это развитие внесли бывшие израильтяне: от Канемана и его соавтора Амоса Тверского через Итамара Симонсона к Дэну Ариэли. О книгах Ариэли я уже писал, о работах Симонсона еще напишу, сейчас же буду говорить только о выше-упомянутой книге.

Книгу написал Канеман, но покойный Тверский в ней присутствует чуть ли не больше автора: их споры, совместные работы, ученики Тверского упоминаются постоянно в откровенно почтительном ключе. Словно Тверский был учителем Канемана (последний родился на 3 года раньше).

Все описанные в книге эксперименты пересказывать не буду – книгу стоит прочесть каждому, интересующемуся психологией, включая всех, работающих с людьми – продавцов, бизнесменов, менеджеров и т.д.
Однако больше всего меня поразил опыт, показывающий сколь зависимо человеческое мышление от эмоций.

Немецких студентов спрашивали два вопроса: насколько они счастливы, и на скольких свиданиях они были за прошлый месяц. Никакой корреляции между параметрами выявлено не было.

Другую группу студентов спрашивали о том же самом, но в обратном порядке: сколько свиданий были и счастливы ли? И вот тут выявилась четкая зависимость.
Нет, вторая группа не ходила в среднем на большее или меньшее количество свиданий, но отвечавший, что ходил на много свиданий, полагал себя более счастливым, чем тот, кто не ходил или ходил на одно-два. В данном случае корреляция была куда как явная.

В последующих опытах свидания заменяли на что-то столь же эмоционально цепляющее; и получали такие же результаты.

То есть мы думаем о своей жизни ничуть не более независимо, чем лабораторная мышка, которой вводят разные вещества или стимулируют разные зоны мозга.

Не знаю, как Вы, я был шокирован.

Однако я совершил небольшую подмену (не то, что в эксперименте “проблема Линды” Канеман назвал “substitution” – незамечаемая подмена заданного вопроса другим, не озвученным, но предполагаемым отвечающим): оценка собственного счастья отнюдь не равна мышлению. Более того, она – совершенно очевидно, – здорово зависит от эмоционального состояния (да и вообще не имеет абсолютного значения, только относительное).

Тем не менее в других опытах психологи показали, как легко люди приходят к нужным им (и, естественно, логически ошибочным) выводам. Например, отношение людей к операции, после которой выживает 90%, будет заметно лучше, чем к той, где смертность 10%.
Или “ошибка планирования” – склонность переоценивать блага и выгоды и недооценивать издержки и риски. Причем как со стороны заказчика, так и исполнителя.

Или предложение судьям с большим опытом бросить специальный игральный кубик, где может выпасть или 2, или 9, а потом назначить срок наказания за кражу в магазине. Бред – не бред, а разница в сроках была более, чем в полтора раза.

С решениями судей связан еще один интересный факт: вынося решение о выпуске по условно-досрочному освобождению, голодный судья практически никогда не решит в пользу заключенного, а почти все решения об освобождении принимаются или сразу после завтрака, или после обеда. И это был не “басманный” суд.

Книга из категории “must read”! 🙂

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , . Bookmark the permalink.

1 Response to Мышление и эмоции

  1. Pingback: Неспособность к пониманию ближнего | khvostik

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.