Об абсурде в театре

На прошлой неделе русский театр из Монреаля показывал в Торонто спектакль “Пуговица Гоголя” поставленный режиссером Александром Мариным по пьесе Светланы Мигдисовой. Спектакль камерный – на двух актеров (Виталий Макаров и Мария Монахова).
Желающие могут посмотреть рекламную статью в монреальском издании. В нём же автор пьесы рассказывает о своём сочинении.

Канва достаточно проста: в 1931 году, как в самом начале сказала продюсер и автор, сотрудник НКВД Коля возвращается домой к жене Зине, принеся пуговицу Гоголя, после чего начинается смесь из видимо смешных анахронизмов якобы про 1930-ые вперемешку с кусками из разных произведений Гоголя (“Ревизор”, “Мертвые души”, “Портрет” и т.д.).

Можно предположить, что автор/продюсер оговорилась, помянув 1931 год, т.к. НКВД появился в 1934. Но странно, что не была обыграна – или на этом не был сделан достаточный акцент, – этимология слова “пуговица” (от “пугать”) и её магическая функция эдакого оберега, призванного отпугивать духов…
Впрочем не о конкретном спектакле речь.

Куда большая проблема лежит в абсурде, который уже лет шестьдесят с лишним пытаются внедрить в театр.

Давайте задумаемся о том, зачем люди ходят в театр. Еще в древней Греции это осознали – за сильными эмоциями, за сжатым во времени сопереживанием персонажу или персонажам, оказавшимся в непростой ситуации. В идеале зрители испытывают катарсис, очищающий и возвышающий душу, с тем, чтобы подвести людей к мысли о необходимости следовать нормам морали или воле богов.

Для того, чтобы сопереживать, зритель должен обнаружить у себя точки соприкосновения с героем, найти что-то общее между собственным жизненным опытом и проблемой, стоящей перед героем.

При этом нельзя делать вывод, что театр может представлять только то, что с большинством людей происходило в жизни. У людей есть воображение, фантазия, так что зрители могут представить себя в необычной ситуации. Но для этого им нужна помощь, нужны психологические зацепки, которые увяжут выдуманный мир с жизненным опытом людей.

Чем необычнее ситуация, тем больше помощи требуется зрителям, что означает большее время на нахождение сходств между собой и героем.
При любом раскладе зритель должен наблюдать за героем в течение некоторого времени, чтобы постепенно слиться с ним.
И здесь у творца есть два варианта изменить правила игры: или в совершенно обычной жизни дать чувствам героя зайти дальше, чем обычно позволяют обычные люди, или в напрочь необычных обстоятельствах продемонстрировать привычные всем чувства.

Первый подход демонстрируется в произведениях Достоевского, где герои не ограничиваются словесным выплескиванием эмоций уровня “чтоб ты сдохла!”, им и фантазии, в которой нехорошая старуха умирает, мало, герой должен пойти и на самом деле убить старуху. Убить грубо, примитивно, тупо – топором. И дальше долго плескаться в озере собственных чувств, рефлексируя по поводу убийства, собственного величия/ничтожества, греховности, оторванности от Бога и близости к последнему и т.д. и т.п.

Второй путь избран в рассказе Кафки “Превращение”, где герой просыпается не человеком, а насекомым. Абсурдность ситуации компенсируется концентрацией на совершенно человеческих, понятных читателю переживаниях героя. Грегор Замза пробует в абсурдной ситуации вести себя
“логично”, так, как в подобной, – пусть и невообразимой! – ситуации повели бы себя многие люди.
Для читателей/зрителей/наблюдателей критически важно, чтобы безумные обстоятельства компенсировались понятностью – вплоть до разжеванности и некоего упрощения, – чувств и слов героев. Только тогда люди могут сопереживать, ибо у них возникает внутреннее ощущение сопричастности, позволяющей разделить хоть некоторые чувства героев.

Однако “театр абсурда” выбрал совершенно неработающий для зрителей путь – идиотской ситуации и непонятных переживаний. Зрители “проголосовали ногами”.

Впрочем, как выясняется, к абсурду можно прийти и еще одним путём – если не дать зрителю времени понять героев, настроиться на их переживания, дергая их из стороны в сторону постоянным сменой персонажей. Именно к этому приводит “нарезка” из разных отрывков совершенно замечательных (а то и гениальных) произведений.
Хороший актер может перевоплотиться очень быстро, но зрителю требуется время, чтобы настроиться на новую сюжетную линию, понять движущие силы в поведении героев, отыскать в собственной памяти похожие ситуации и начать сопереживать.

Гоголь – вполне “театральный” писатель, но как и любой другой хороший писатель он создаёт “выпуклые” характеры, следующие внутренней логике и цельные. Поскольку герои у Гоголя очень своеобычные, то они все здорово отличаются, сходств между ними толком нет, помимо того, что они люди, жившие в Российской империи в первой половине 19 века.

Чтобы начать сопереживать герою, зритель должен привыкнуть к нему, чтобы начать следовать за героем в эмоциональной плоскости. При этом сопереживать одному персонажу, а через пару минут – другому не получится, поскольку “перенастройка” требует времени и некоторых внутренних усилий: сама собой она происходит один раз, а дальше зритель должен постараться отвлечься от уже сложившегося образа ради совсем нового.

Так почему же театры порой (не часто – судя по результатам поиска в интернете в Торонто пьесы Ионеско, одного из наиболее ярких представителей театра абсурда, ставили на английском в 2011 и 2012 годах и на французском в 2019; для сравнения пьесы Чехова шли на английском в Торонто в разных театрах в 2019, 2020 и 2021 – явно интерес больший, хотя зрителям должна быть лучше понятна Франция второй половины 20 века, чем Россия конца 19 века) пытаются идти “по дороге абсурда”? Разумеется, одного ответа для всех случаев нет, частных причин может быть много.

Можно предположить, – исходя из общих соображений, – что драматургу гораздо легче писать “абстрактную” пьесу, где у персонажей нет “характера”, нет внутренней логики поступков. Режиссеру должно быть тоже проще работать, когда нет нужды добиваться от актеров чего-то конкретного. Да и актерам, подозреваю, проще вместо сложных, полных нюансов переживаний одного героя, проходящего через сложную внутреннюю трансформацию, ограничиться карикатурными чертами для представления персонажа, в чьем поведении нет никакой психологической правды, нет внутренней логики.

В науке есть критерий “фальсифицируемости”, т.е. возможности поставить эксперимент, в коем данная гипотеза будет опровергнута, пусть даже поставить только в воображении. Именно фальсифицируемость отличает научные гипотезы от религиозных догм или теорий заговора.
Рискну предположить, что фраза Станиславского “не верю!” – аналог фальсифицируемости для мира театра и кино: может ли зритель соотнести свой собственный жизненный опыт с переживаниями героев или нет, если может, то верит происходящему на сцене или экране, если нет, то тест провален.
Театр абсурда тест этот, похоже, проваливает с треском.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третьей", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задумываться над проблемами вместо того, чтобы радостно получить от кого-то лёгкий для понимания однозначный ответ, толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , . Bookmark the permalink.

17 Responses to Об абсурде в театре

  1. Mishel Tabachnick says:

    Кажется, Иван, впервые во многом не согласен с Вашей концепцией. Оговорюсь только, что с направлением абсурда в русском театре совсем не знаком. А в общих чертах…. Театр ведь не обязательно строится на сопереживании. Это, конечно, принцип театра Станиславского, но не Вахтангова, Брехта или Мейерхольда. Никому в голову не придёт сопереживать не только персонажам гоголевского “Ревизора” или вполне симпатичным героям “Принцессы Турандот”. Во-2, т.н. театр абсурда был слишком узким, хоть и ярким явлением в европейской культуре. И возник он не на пустом месте – к примеру, “Нос” Гоголя, пьесы Камю или те же “Превращения” Кафки, которых Вы прекрасно представили – это просто чистый метод абсурда до возникновения этого жанра. И в-3, лучшие образцы этого направления вовсе не карикатурные ходульные образы. Это сгусток самой жизни, принимающей всё более абсурдные формы. И если у Ионеско в “Лысой певице” гротеск ещё доминирует над характерами, то тема непонимания того кто рядом, пустоты вполне содержательного общения выражена прекрасно. А в “Носорогах” образ главного героя разработан в мельчайших деталях.

    Like

    • khvostik says:

      Мишель, я рад, что Вы не согласны, т.к. Вы написали такой замечательный комментарий. Повод подискутировать – это же прекрасно 🙂

      Я хочу подчеркнуть, что абсурд вполне себе имеет право на существование в литературе. Однако давайте обратим внимание на то, что самое главное в искусстве словесном – т.е. и литературе, и драме, – это возможность построить эдакий мост между тем, что описывается/говорится и тем, что может понять – читай, самостоятельно испытать, – зритель/читатель.
      В том же “Превращении” герой пытается успокоить родителей, что, мол, ничего особенного не произошло, и пытается пойти на работу, несмотря на то, что осознаёт, насколько он сам изменился (хотя и не осознает, что в таком виде он не сможет работать).
      “Нос” скабрезная история о совсем ином органе, эвфемистично названном приличным словом, хотя обсуждаемый орган расположен сантиметров на 70 ниже 🙂 Однако переживания лишившегося носа майора совершенно логичны, он действует так, как человек, от которого сбежал денщик или ассистент, следует бюрократической процедуре со своими жалобами и т.п.

      Я не видел спектаклей Мейерхольда или Брехта, но если они не вызывали у зрителей никаких чувств, то на них бы не ходили. Для того же, чтобы вызвать чувства, зрители должны хоть что-то понимать и настроиться. Именно к этому я и призываю.
      По поводу пустоты общения. ИМХО, нет такой проблемы: если общение с Б не устраивает какого-то А, то ничего не мешает этому А общаться с В или Д. Если же А возмущается тем, что обсуждают Б и В, то чем это лучше осуждения гастрономических или еще каких предпочтений других людей? Ну, не нравится человеку фуа гра, так пусть не ест, пусть есть мясо с гречкой или вегетарианские салатики, или еще что по собственному вкусу.
      Говорят Б и В глупости, так отойди, не слушай, ищи тех, кто обсуждает то, что тебе интересно. С точки зрения психологии пустой якобы разговор Б и В помогает им укрепить их отношения, т.е. выполняет некоторую социально-эволюционную функцию.
      Кто-то может не понимать, зачем нужны физики теоретики или академические философы, кто-то не понимает, зачем обычные люди обсуждают совершенно банальные, обыденные вещи – но непонимание в первую очередь свидетельствует о нежелании понять, чем о том, что понять невозможно.

      “Носорогов” на сцене не видел, спасибо за наводку и рекомендацию – поищу текст.

      Like

      • Mishel Tabachnick says:

        Спасибо за подробный ответ, Иван. “Носороги” были напечатаны в “Иностранной литературе”, кажется, во времена перестройки (как и в случае с “Чумой” Камю помог ярлык “антифашистская литература”, хотя сам Ионеско настаивал на любой антидиктаторской направленности, в том числе и антисоветской). Думаю, на сайте “Журнальный зал” найти можно. Считаю, что сегодня пьеса более чем актуальна со всеми вывертами обязательной “политкорректности” (дурацкий термин), коленопреклонением и т.п. Может стать началом конца, настоящего конца истории цивилизации, а не того, который уже ошибочно был объявлен. Абсурд, конечно же, реален, (В скобках. Один замечательный профессор, курсы которого я слушал, объясняя реальность абсурда, сказал:”Вот я накапливаю массу знаний, чтобы передавать другим, всё больше совершенствуюсь… и всё это богатство информации умирает месте со мной. Разве это не абсурдно?”), А “полезные идиоты” (не обязательно коррумпированные) от Ленина и Сталина до Путина – разве это не абсурд?
        Есть ещё пару слов об одиночестве не только в толпе, но и в процессе полноценной коммуникации с близкими… но об этом завтра, у нас уже поздно….

        Like

        • khvostik says:

          Мишель, спасибо за интересный комментарий.
          Спасибо за наводку, да, в Журнальном зале можно поискать.

          Когда Вы говорите об абсурдности чего-то, Вы, видимо, – если я ошибаюсь, поправьте великодушно, – видите разрыв между желаемым результатом и полученным. Как профессор, который полагал, что накопление им знаний, имеет ценность для человечества. Если мы задумаемся над этим примером, то знания, которые получил профессор, где-то зафиксированы, записаны, их накопление конкретным человеком ничуть не ценнее, чем коллекция книг и статей, сохраненных на флешке.
          Единственное, что делает ценным накопление знаний конкретным человеком, – то, как этот человек эти знания использовал, интерпретировал, как он превратил полученные знания – в новые. Только это и ценно.
          Если мы говорим о профессоре, то его ценность состоит из двух составляющих – то, что он передал студентам на лекциях, и то, что он передал всему миру в статьях и книгах.
          Поскольку количество идей, которые может на основании полученной информации сгенерировать конкретный человек ограничено, т.е. ценность конкретного человека не бесконечна, потому никакой катастрофы, никакого абсурда в том, что человек умер нет, это часть жизни. Причем если человек приложил усилия, чтобы поделиться своими соображениями с другими, то он выполнил своё интеллектуальное предназначение.

          Like

        • khvostik says:

          Мишель,
          я не совсем понял про “полезных идиотов”: я воспринимал термин как нечто, относящееся к тем, кто сам того не понимая, помогает коммунистическим и прочим диктаторам, но не в отношении диктаторов.
          Возможно, Вы просто не совсем точно выразились, т.к. писали поздно. Так что позволю себе пару слов о диктаторах с точки зрения абсурда.
          Итак, если мы предполагаем, что абсурдно то, что не имеет смысла, или если полученный результат отличается от желанного, то существование диктаторов отнюдь не абсурдно.
          Во-первых, сами диктаторы и их окружение очень целенаправленно рвутся к власти и деньгам. Во-вторых, население, которое не противится приходу к власти диктатора, тоже действует из вполне понятных соображений – массы не желают тратить время и задумываться над тем, что им не интересно, и что, как им кажется, их не касается, так что диктатор не встречает сопротивления в течение достаточно долгого времени своего восхождения к вершине.
          Более того: диктатор даёт массам что-то нужное или приятное, получая даже искреннюю поддержку тех, кто не особо думает, а ограничивается “чувствами”.
          Абсурд, как концепция, вреден, т.к. по сути становится ярлыком, который вешается на то, что заслуживает анализа, что имеет какие-то причины, что в той или иной степени – какое-то время, – выгодно участникам, пусть не всем, но значительной их части.
          Абсурд – это ярлык, который делает жизнь легче только на поверхностный взгляд, т.к. вместо понимания движущих сил и причин мы ограничиваемся одним словом (ну, или еще несколькими эмоционально окрашенными для усиления эффекта).

          ПС я Вам, Мишель, очень благодарен за эту нашу заочную дискуссию!

          Like

  2. Mishel Tabachnick says:

    Иван, кажется, у нас терминологические разночтения. Я беру термин абсурда не в бытовом аспекте (разрыв между желаемым и полученным), а в его литературной интерпретации – как несовместимость интеллектуального и реально-бытового, ведущего к неизбежно трагическому исходу. Вот как у Камю в “Мифе о Сизифе” (его относят к экзистенциализму, но он скорее тяготеет к трагедии абсурда) или в тех же “Носорогах”(сознательный выбор абсурда одиночества в заведомо обречённой борьбе). А современная ситуация в западной цивилизации – это ведь чистой воды “”Тараканище” Чуковского : абсурд подчинения мощного зверья тараканьей морали политкорректности и коленопреклонения (правда, здесь писатель вряд ли это имел ввиду, но откуда полное совпадение – откуда такое понимание массовой психологии позволяющей торжество абсурда?). Какова при этом доля иррациональности, примером которой является ненависть интеллектуалов к Израилю и живучесть антисемитизма? Факты констатируются, но корни ведь глубоки и требуют углублённого философского осмысления. Как в факторе “полезного идиотизма” (не беру, конечно, чистую коррупцию – бывает и такое). Здесь полностью разделяю Ваше мнение – помогают палачам, абсолютно доверяя их демагогии и не желая видеть реальное положение вещей.. “Слепящая мгла” (роман Кестнера) – это ведь тоже абсурд бытия. Думаю поэтому, что концепция абсурда не вредна, а нужна для правильного диагноза опаснейшей болезни. А без такого диагноза не понять расположение скрытых линий её силовых полей.

    Like

    • khvostik says:

      Мишель,
      поскольку с большей частью Вашего комментария я согласен, то хотелось бы уточнить те моменты, где у нас разногласия.

      Вы говорите: что абсурд – это “…несовместимость интеллектуального и реально-бытового”.
      Я не понимаю, в чём тут разница с моим определением между желанным и реальным?
      Интеллектуальное в данном случае же касается не каких-то невообразимых (в рамках понятных образов) положений квантовой физики, а чего-то вполне материального и понятного среднему человеку. Или Вы имели в виду что-то иное под интеллектуальным и бытовым?

      Вторая часть наших терминологических – тут я полностью согласен с Вами, что мы расходимся в трактовке терминов, – разногласий в том, чему именно помогает абсурд.
      На мой вкус, когда мы говорим, что нечто абсурдно, мы навешиваем ярлык, который – как и прочие ярлыки, – не требует никакого анализа.
      Вы же полагаете, что это позволяет диагностике болезни. Что мне не понятно, т.к. мы не выясняем причину болезни, не ищем механизмы ее распространения и воздействия на пораженный организм общества, а говорим – тут какая-то иррациональность, нечто абсурдное, следовательно это левизна. Люди – существа в значительной мере иррациональные, отнюдь не все моменты, когда люди выбирают иррациональное, нечто не самое выгодное им самим, связано с левизной. Самопожертвование героя – иррационально, любовь заставляет нас действовать иррационально, желание признания/престижа – аналогично, ради родственных и дружеских привязанностей люди ведут себя порой иррационально – все эти, как и многие другие случаи иррационального поведения никак не связаны с тем, что общество поражено левизной.

      Однако я подозреваю, что у Вас есть какое видение ситуации, которое подвело Вас к выводу, озвученному Вами выше. Так что мне интересно, как Вы представляете ситуацию и что подвело Вас к сделанному Вами заключению.

      Like

  3. Mishel Tabachnick says:

    Иван, спасибо за подробный анализ. Прошу прощения отвечу уже завтра : поздно зашёл на почту. Думаю, что мы просто в разных измерениях, перечту ещё завтра. Прошу прощения за перегрузку платформы. Чуть не пожелал доброй ночи, но у вас ещё до этого далеко. Всего доброго.

    Like

  4. Mishel Tabachnick says:

    Не знаю, Иван, заглянете ли Вы ещё в края столь отдалённой уже темы, но ещё пару слов. Не ожидал, что моя реплика даст толчок дискуссии, которая мне, конечно, не по плечу, поскольку подхожу к явлению абсурда с книжно – литературной позиции и к философскому осмыслению просто не подготовлен. Как раз вчера натолкнулся в интернете на изречение Камю: «Мир абсурден, надо , надо дать ему понимание смысла своего существования». Не знаю, можно ли с этим согласиться, потому что именно это делали и фашисты, и марксисты. Исходная точка для меня в глобальном абсурде бытия: наша планета, незаметная пылинка в пространстве, на которой случайно появился разум, который в любую секунду может быть уничтожен космическими или планетарными процессами. И вместо того, чтобы быть нацеленным на спасении цивилизации, человечество занято тем, что планомерно уничтожает себя, разделившись на этносы и группы по локальным интересам.
    Из этого и вытекают проблемы, о которых я пытался (не очень удачно) говорить, новозврат к ним раздул бы мой комментарий до явно ненужных размеров. Поэтому спасибо за удел1нное мне время. Всего доброго.

    Like

    • khvostik says:

      Мишель,
      Это была очень интересная с моей точки зрения дискуссия. Я был бы рад продолжить её.
      В связи с тем, что Вы предположила о спасении цивилизации, я бы чуть развернул вопрос: а почему мы должны считать сегодняшние проблемы менее значимым, чем упомянутые спасение?
      Не может любить, что эти кажутся нам неважно и вопросы куда важнее в долгосрочной перспективе?
      Может быть мы должны разобраться в них, чтобы быть способными решать какие-то следующие, более сложные и иначе неразрешимые проблемы?
      Ведь будущее неизвестно и непредсказуемо.

      Like

    • khvostik says:

      Ещё один момент, Мишель, не может ли быть претензия к абсурдности мира и существования в нем следствием нашего страха перед кажущейся бессмысленностью жизни, из которой выкинули бога?

      Like

      • Mishel Tabachnick says:

        Вот это вполне может быть. Но здесь примитивность моего мышления не позволяет осознать, что единственным решением Создателя был человек, который – в своей массе – никак не поймёт, что он – человек. Мышление может быть и у других форм жизни (тот же Солярис Лема или что-то пострашнее). Но тогда мы – просто компьютерная игра, участники которой свыше наделены свободой выбора. Это ли не абсурд? Вот как далеко можно залезать в яму…. Я, конечно, непрочь продолжить дискуссию, тем более. что не ответил на какие-то темы, если Вам интересно. Но этот пост так далеко, а Вы уже в других темах Поражаюсь кругу Ваших интересов и компетентности. Всего доброго.

        Like

        • khvostik says:

          Мишель, спасибо за Ваши добрые слова.
          Разумеется, мне интересно данное обсуждение, иначе бы я его не продолжал.
          Так что давайте начнем с наиболее точного определения, которое мы сможем сформулировать. Кто знает, может из этой дискуссии выйдет нечто серьезное.
          Или, как вариант, мы можем попробовать сформулировать вопросы, потом каждый ответит на них, потом уточним, зададим уточняющие вопросы и т.д. – как в заочной или очной дискуссии. ИМХО, может получиться интересный материал.
          Что думаете, Мишель?
          ПС я не хочу касаться Вашего предположения об игре или иных формах жизни, т.к. если мы договоримся об определениях и формате, ответ на Ваши предположения/вопросы может быть совсем иным.

          Like

  5. Mishel Tabachnick says:

    Иван, конечно, Ваше предложение разумно, и если у Вас останется какое-то время на эту тему, было бы интересно. Не уверен только будет ли интересно Вам в силу моей некомпетентности в области серьёзных исследований. А доморощенное… разве что любопытно. Надо перечитать всю переписку и обдумать ответ. Оставаться в рамках этой страницы или перейти на новую?

    Like

    • khvostik says:

      Мишель, давайте начнём новую ветку.
      А если идея диалога заинтересовала, напишите, пожалуйста, на meonforums собака Yahoo.com – тогда можно будет совместно работать над вопросами, добавлять ответы и т.п. в Word’е.

      Заранее признателен

      Like

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.