О “пропавших” голосах избирателей

20 сентября сего года в Канаде пройдут очередные выборы в федеральный Парламент. Последнее – от 31 августа, – предсказание социологов об исходе выборов таково:


Источник

Либералы получают на 8 мест меньше, чем после выборов октября 2019 года, но всё равно на первом месте со 149 голосами, консерваторы увеличивают поддержку на 9 голосов, но отстают (130 голосов), еще более левые, чем либералы, “новые демократы” получат 32, довольно левый “Квебекский блок” теряет поддержку (25 голосов), зеленые – тоже теряют (2 голоса).

Понятно, что предсказание и реальность не обязаны полностью совпадать, тем не менее некоторый сдвиг электоральных предпочтений канадцев замечен – от либералов к консерваторам. Если представленный расклад мест в Парламенте – плюс-минус два места для каждой партии, – верен, то либералы опять получают власть, опираясь на поддержку или “новых демократов”, или “квебекского блока”.

Однако от нескольких знакомых я слышал одну и ту же позицию по поводу грядущего голосования: ближе всего взгляды “Народной партии” Макса Бернье, но голосовать буду за консерваторов, т.к. хоть они и не особо симпатичны, но у них есть хоть какие-то шансы. Мол, не хочу, чтобы мой голос “пропал”.

Подобные соображения, видимо, возникают и у граждан других стран, где сторонники либертарианцев идут на компромисс с совестью, чтобы “голос не пропал”. Рискну представить общие соображения, воспользовавшись близким мне канадским примером. Мне хочется верить, что предлагаемый подход будет хоть частично годен и для других стран.

Давайте задумаемся, что такое выборы? Понятно, что это – основа демократического процесса, когда мнения граждан по наиболее ключевым вопросам превращаются в соответствующее представление этих мнений в парламенте. Нюансы могут различаться (*1), но суть сохраняется.

Но если сменить угол зрения, то выборы – это эдакая рыночная транзакция, где человек обладает возможностью купить один товар из многих, заплатив своим голосом. “Товар”, покупаемый избирателем, – это некая абстрактная совокупность программы партии, её “багажа” (как исполняла обещания в прошлом, в каких скандалах была замешана), харизмы лидера (или его “анти-харизмы” – того, как сильно он раздражает людей), харизмы конкретного кандидата (если у парламентария есть хоть минимальная возможность вести независимую от партии политику, как например у американского сенатора Джо Мэнчина, в Канаде, к слову, такое по сути невозможно). Обо всем этом избиратели обычно помнят. Но есть еще один менее внятный, труднее определимый компонент, который не замечается избирателями, но важен для политиков и партийных советников и функционеров, – одобрение или осуждение внутрипартийной динамики.

Небольшая иллюстрация. 30 января 2018 года в прессе предсказывали победу либералам на выборах в Онтарио, хотя не исключался вариант победы “новых демократов”. Дело в том, что 24 января тогдашний не особо харизматичный лидер онтарийских консерваторов Патрик Браун был обвинен в сексуальных домогательствах (потом выяснилось, что безосновательно). Его сместили, заменили на куда более привлекательного в глазах широкой публики Дага Форда. На выборах 7 июня 2018 года консерваторы получили 76 мест из 122, получив на 49 мест больше, чем в 2014 (стоит учесть, что общее количество мест изменилось со 107 до 122, но либералы при этом скатились с 55 мест до 7!). Пожалуй, это очень яркий пример этой самой внутрипартийной динамики.

Позиция любой политической партии постепенно – а порой и довольно быстро! – меняется. То, что казалось немыслимым несколько лет назад, сегодня может быть общим местом. Или наоборот – то, что говорили все лет 10-15 назад, может быть политическим самоубийством сегодня (например, вопрос контроля за нелегальной иммиграцией для американских демократов).

Усиление поддержки избирателями означает, что партия движется в правильном направлении, что новые предложения резонируют с настроением масс, что нужно продолжать в том же духе.

Потому те, кто собирается голосовать вместо симпатичных им лично “народных” либертарианцев, за не симпатичных, но “проходных” консерваторов, сообщают руководству Консервативной партии, что чудовищный сдвиг влево, произошедший за последние несколько лет, особенно при руководстве Эрина О’Тула, им нравится.

Разумеется, если конкретному человеку нравится, что канадские консерваторы перемещаются на политическом фронте куда-то левее американских демократов, его можно понять. Но если человек стоит за личную свободу и рыночную экономику, поддерживать отказ как от первой, так и от второй несколько странно.

Но давайте представим, что, вопреки прогнозам конца августа, консерваторы побеждают. Скачок с предполагаемых 130 мест до 170 за 3 недели без смены программы и лидера крайне маловероятен (избиратели к гипотетической замене О’Тула на Харпера относятся хорошо, но руководство партии имеет иное мнение, да и поздно уже что-то менять). То есть в лучшем случае у консерваторов будет “правительство меньшинства”, коему для поддержки им нужны будут голоса одной из двух левых партий – “новых демократов” или Квебекского блока, – которые “бесплатно” помогать не будут, но потребуют включить в бюджет какие-то дополнительные траты. Так что же собирается делать консервативное правительство в случае победы?

Давайте посмотрим на программу консерваторов – скромные 160 страниц (много иллюстраций, но объем однозначно свидетельствует, что средний избиратель читать его не будет, хуже того – на чтение программы явно не рассчитывают авторы сего опуса).

Первое, что становится понятно – это не партия, стоящая за уменьшение размера правительства, это партия “большого правительства”, т.к. программа может касаться только действий политиков и чиновников. Поскольку у либералов программа на 91 страницу, можно сказать, что правительство консерваторов будет лезть во все дырки даже больше, чем нынешнее правительство либералов. Хочется этого?

Второе, дефицит бюджета предполагается ликвидировать за десятилетие (см. страницу 160 по ссылке выше). Поскольку выборы должны пройти не позднее, чем через 4 года, этот план – маниловшина, он неисполним, т.к. никто не знает, как проголосует народ на следующих выборах (стоит отметить, что и либералы, раздувшие дефицит, якобы планируют уменьшить его *2).

Третье, когда правительство начинает говорить о новых рабочих местах, это означает только одно – оно или само наймет этих людей, т.е. увеличит число госслужащих, или выкинет деньги на “субсидии” ненужных работ (были бы нужные, так бизнес сам бы нанял, если не нанимает, значит нет нужды), или эти разговоры – ложь (либералы не только врут про новые рабочие места, но и новые дома собираются строить в диком количестве, хотя никакого министерства строительства в Канаде нет *3, как нет у федеральных властей права разрешать строительство в провинциях).

Четвертое, псевдо-консерваторы обещают заставить богатых заплатить больше налогов (См. стр. 157 – “Canada’s Conservatives will fix this program and ensure that the wealthy pay their fair share”). Риторика как у самых левых демократов в американском Конгрессе. Правда, канадские либералы поют ту же песню, хотя и ничего не делают (что по мнению консерваторов – ужасно плохо! Тогда как можно вспомнить о том, что инициативный дурак много опаснее ленивого дурака).

Пятое, консерваторы собираются брать деньги с американских интернет-гигантов типа Гугла и Амазона, на что не идут даже канадские либералы (3% с доходов этих компаний в Канаде, – под видом “Digital Services Tax”, – если у оных компаний нет местных “дочек”, платящих тут налоги).

Шестое, картели в канадском сельском хозяйстве никуда не денутся. Как никуда не денется при консерваторах введенный либералами налог на бензин и газ (так называемый “Carbon Tax”).

Седьмое, новые отделы в существующих министерствах появятся в большом количестве. К примеру, собираются создать “Canadian Seafood Development Agency“, видимо, без него ни рыбы в канадских магазинах, ни прочих морепродуктов не было. Предлагается назначить нового министра, который будет отвечать за уменьшение прессинга регулирующих инстанций (Minister Responsible for Red Tape Reduction” – стр. 26) и создать “Office of Regulatory Best Practice” – создаём бюрократов, которые ответственны за снижение бюрократии! Такое не каждый сатирик способен придумать!

И этот явно советский подход к решению проблем – путём создания дополнительной бюрократической структуры, – не единственное сходство с Союзом. Под тем или иным соусом, но диссидентов из партии канадские консерваторы выкидывают – что на федеральном уровне, что на провинциальном – в Альберте, да и в Онтарио (на муниципальном уровне в Онтарио выборы формально вне партийных линий, хотя на практике все знают, кто за кого).

Итак, канадские консерваторы сильно сдвинулись влево, став по сути неотличимыми от канадских левых либералов.
Но пара отличий все же имеется:

  1. Консерваторы планируют перенести посольство в Израиле в Иерусалим;
  2. Консерваторы стоят за право граждан на оружие (в Канаде это не столь острый вопрос, как в Америке, т.к. доля владельцев оружия мала – официально 2.2 млн канадцев имеют лицензии, и это на 38 млн населения).

С оружием все понятно. А вот с про-израильской позицией “есть нюанс”. О’Тул и его окружение очень хорошо относятся к исламистам. Более того, близкий советник О’Тула, глава его предвыборного штаба на праймериз консерваторов в 2020 году судит канадского журналиста за то, что тот заявил о связях этого кадра с исламистами (в 2021 году Валид Солиман – со-председатель предвыборной кампании, т.е. продолжает быть одним из самых близких советников Эрина О’Тула). Что заодно неплохо проясняет ситуацию с настоящим отношением к свободе слова, вопреки ничего не стоящим декларациям программы (стр. 154).

Одним словом, значительное число людей и без внимательного прочтения предвыборной программы консерваторов понимают, что позиция последних не отражает их точку зрения в той же мере, что Народная партия Макса Бернье, но полагают, что отдать голос консерваторам О’Тула не даст стране сползти к социализму/всесилию правительства столь же быстро, как в случае победы Трюдо. Вот только различия между О’Тулом и Трюдо незначительны, а одобрение сдвига консерваторов влево будет означать в средне-срочной перспективе, что левые партии уйдут еще дальше, а сами консерваторы продолжат сползать в совсем уже неприкрытый социализм.

Поражение О’Тула означает коррекцию курса Консервативной партии и избрание нового лидера (не исключено, что Харпер вернется). И это также означает, что в Канаде будет реальная альтернатива левой повестке дня – или в виде действительно правой, т.е. стоящей за личные свободы и рыночную экономику Консервативной партии, или в виде ставшей более известной массам Народной партии Макса Бернье.

Еще один плюс голосования за партию Бернье – если они получат больше голосов избирателей по стране, скажем, не 1.6%, как в 2019, а 6-7% (главное – выше 4%), то партию нельзя будет игнорировать во время предвыборных дебатов, как это происходит сегодня, что, в свою очередь, поможет большему количеству людей узнать о позиции Макса Бернье и его партии и поддержать тех, кто на самом деле за свободу.
Скажете – фантастика? Не совсем:

Источник

Как мы видим, теоретически поддержка Народной партии – может дойти до уровня зеленых, а то и Квебекского блока. Но у квебекских “недо-сепаратистов” все голоса – в одной провинции, что даёт концентрацию, позволяющую выиграть отдельные округа и провести 20-25 членов в Парламент. Однако при любом раскладе донести до канадцев информацию, что не все за повышение налогов, за всякие изводы социализма и “статизма”, что есть альтернатива было бы крайне полезно. Это косвенно помогло бы и вернуть консервативную партию обратно на правый фланг из её нынешнего откровенно левацкого состояния.

Итак, многие привыкли полагать Консервативную партию Канады – партией на самом деле правой, консервативной, отстаивающей ценности личной свободы, рыночной экономики и верховенства закона. В целом такой партия и была до 2015 года, покуда её возглавлял Стивен Харпер. Увы, с 2015 года Консервативная партия сильно сдвинулась влево, став по сути откровенным подобием Либеральной партии.

Народная партия Макса Бернье – People’s Party of Canada, – на сегодня единственная из федеральных партий, представленных в подавляющем большинстве округов, предлагает:

  • свободу от произвола чиновников и политиков, проявляемых во введении карантинов, “вакцинных паспортов” и т.д.;
  • уменьшение роли государства в экономике, в том числе за счет ликвидации картелей в сельском хозяйстве, произвольных субсидиях и распределении контрактов политически близким бизнесам;
  • уменьшения налогов, включая отмену налога на бензин (т.н. carbon tax);
  • снижения численности чиновников и как упрощение жизни бизнесу;
  • ликвидации дефицита бюджета за один срок (как сказано выше более долгосрочные планы невыполнимы, т.к. предполагают победу партии на следующих выборах, что в условиях демократии отнюдь не гарантировано);
  • ликвидацию как государственной пропаганды на радио и ТВ, так и прекращение покупки лояльности прессы за счет многомиллионной “поддержки”, которая вдруг сваливается на крупнейшие газеты и местные телеканалы перед выборами, причем критики властей “поддержку” не получают;
  • отказ от идиотизма политкорректности и заигрывания с исламистами и всеми ненавистниками западной цивилизации.

Так что задумайтесь – стоит ли поддерживать псевдо-консерваторов, которые в 2021 году по сути неотличимы от либералов. И может один раз стоит “потерять” голос, чтобы через пару лет не оказалось, что Консервативная партия предлагает тот же социализм, что и либералы или новые демократы, только “с консервативным лицом”? Что скажете?

Когда консерваторы перестанут продвигать свой извод идеологии всемогущего государства, сторонникам личных и экономических свобод может быть выгодно поддержать их. Но не тогда, когда – как в 2021 году под руководством Эрина О’Тула, – консерваторы стали плюс-минус такими же левыми, как либералы.

Footnotes:
*1 – В Канаде, как и некоторых других странах, используется так называемая мажоритарная система, когда кандидат, получивший больше других голосов в конкретном округе, получает мандат. Поскольку в большинстве округов Канады представлены как минимум 3 партии – либералы, консерваторы и новые демократы, – а часто еще и зеленые, “Народная партия”, плюс всякие другие мелкие партии, а в Квебеке – местный “блок”, то поддержка победителя может быть скажем процентов 30, а у следующих за ним конкурентов, допустим, 27, 25 и 18 процентов. На практике же обычно она выше 35%, но отнюдь не обязательно больше 50%.

*2 – Джастин Трюдо в 2014 выдал фразу, на удивление точно показывающую его понимание экономики и взгляд на дефицит бюджета: “бюджет сам себя сбалансирует”. Так и живём при нежелающем себя балансировать бюджете с победы Трюдо в октябре 2015.

*3 – Джастин Трюдо – тот еще популист, в 2019 году он придумал новое министерство “благополучия среднего класса”. Среднему классу от действий правительства Трюдо стало только хуже, т.к. повышение налогов на бензин приводит к повышению цен на всё, да и привлекательность для бизнеса Канада теряет, но такие мелочи политиков и чиновников никогда не волнуют.

Автор признателен Михаилу Лахману за конструктивные предложения.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.