Сексуальность, эпоха и ситуация

Российский психолог Александр Асмолов в интервью РосБалту рассуждал о трансформации брака, якобы ставшем “дружбой с привилегиями” (отсылка к названию голливудской романтической комедии). Помимо прочего было сказано, что “сегодняшние адепты свободных отношений — это люди, которые испытывают чудовищное одиночество, потому что им не интересно с самими собой”, что якобы доказывается парой строк из стихотворением Николая Гумилева. Асмолов отметил, что “сейчас идет мощнейшая эротизация массовой культуры”, что “происходит массовая инфантилизация мужчин, а у женщин становятся все более выражены маскулинные черты”, что “молодые люди … застревают в подростковом этапе и не хотят брать на себя никакой ответственности”.

В другом интервью в том же издании антрополог Мария Тендрякова озвучила чуть иную точку зрения на проблемы современных семей в духе “мы находимся в плену привычных стереотипов о том, что такое «мужское» и что такое «женское»”, что “изменения в гендерных стереотипах происходят постоянно”, что “еще несколько лет назад было совершенно невозможно помыслить, чтобы мужчина брал отпуск по уходу за ребенком”, что “разница между мужчиной и женщиной лишь в том, что женщины рожают, мужчины — нет. Все остальное можно подкорректировать”.

Наверное, Вы, дорогой читатель, заметили, что приведенные реплики шаблонны, из озвучивали сотни высказывавшихся на тему семьи и отношений между полами. По сути Асмолов и Тендрякова представили взгляды, которые можно условно охарактеризовать как “ситуация ухудшается” (против Запада и/или современности, хотя Асмолов и не выдал самую кондовую антизападную риторику) и как “корректируем модное на Западе под нашу посконную/лапотную/недостаточно продвинутую аудиторию”.

Позиции эти популярны поскольку не требуют от говорящих и слушающих никаких интеллектуальных усилий. Отсутствие последних – вообще главное условие популярности любой концепции. Но если мы обратим внимание на детали, то всё предстанет в несколько ином свете.

Давайте начнем с еще одной цитаты из интервью Асмолова“Викторианская эпоха: идут он и она, он — рыцарь, она склонила свою нежную голову, робко положив ему руку на руку. Советская эпоха: идут он и она, плечом к плечу, рабочий и колхозница.”

Что в этом не так? Разве не так мы представляем и ту, и другую эпоху? Да, представляем так, но Викторианская эпоха – это вторая половина 19 века (формально с 1837 по 1901), какие рыцари? Да, секс был табу в литературе, но к реальности это имело косвенное касательство. И никуда нам не деться от факта, что люди имеют физиологические потребности, выходящие за пределы робких касаний. Потому в 1886 году Стивенсон публикует “Странную историю доктора Джекила и мистера Хайда”, о тех желаниях, которые викторианское общество говорить стеснялось. И то, что эти желания, – пусть и подавленные, тайные, позорные, – имели место, свидетельствует большой успех книги в Англии и в еще более пуританской Америке.

Проанализировав типажи мужчин, выросших в викторианскую эпоху, Зигмунд Фрейд в 1910 году пишет “Об особом типе «выбора объекта» у мужчины”. Из очерка основателя психоанализа мы узнаём, что некоторых мужчин привлекали в отношениях женщины, напоминающие матерей, других – проститутки, третьих – девы, которых нужно спасать, и т.д. Понятно, что к Фрейду обращались те, у кого были проблемы, но это не отменяет главного соображения – представление об эпохе, любой эпохе, противоречащее человеческой физиологии, не может быть точным. Более того, попытка свести многообразие поведенческих типов к одному, якобы наиболее распространенному, здорово исказит картину.

С советским периодом дело обстояло не лучше. Жилищная проблема здорово мешала созданию интимной обстановки: значительный процент населения в сталинском СССР жил в бараках, где от соседей отделяла только тонкая перегородка, а то и занавеска (даже в 1958 году таких было 5.3%), многие в Союзе жили в коммунальных квартирах несколько поколений в одной комнате (в 1996 году в Питере в них проживало 12-14% населения), что опять же не способствовало романтическому настроению. Снять номер в гостинице было сложно, да и накладно.

Тем не менее потребность в сексе никуда не исчезла и у “новой исторической общности” “советских людей”. Что заставляло жениться раньше, чтобы иметь официальное право на совместное проживание, поскольку в СССР была система регистрации населения по месту жительства, в просторечии – прописка.

Так что секс в Советском Союзе был, а вот в кино только за руку держались да социалистические обязательства перевыполняли. Но вот с контрацепцией в Союзе было не особо хорошо, предохранялись в значительном проценте случаев “народными методами”. Поскольку последние не особо эффективны, то делали аборты. В одной РСФСР в среднем в год в 1970-80-ые делали 4.5 млн, к 1990-ым количество упало до 3.9 млн (стоит заметить, что СССР легализовал аборты в 1920, в 1936 запретил, а в 1955 снова разрешил, но и тогда, когда аборты были формально запрещены их делали, официально в 1940 – 800 тысяч на весь Союз, а по оценкам социологов чуть ли не в 10 раз больше нелегальных).

Из вышесказанного можно сделать вывод, что между идеологической декларацией – “пристойное” поведение в викторианские времена и “женщина – товарищ” в советские, – и физиологической потребностью могла быть огромная дистанция, но практика определялась внешними ограничениями, типа “жилищного вопроса” и нехватки средств контрацепции в СССР, и/или возможностями, типа существования публичных домов в викторианской Англии.

С “эротизацией массовой культуры” и якобы более пристойным, не столь “сексуализированными” прошлыми веками дело обстоит также – посмотрев на детали, обнаруживаем много не стыкующегося с шаблонами. Памятник литературы 17 века – “Житие протопопа Аввакума”, – демонстрирует “разврат” в русских деревнях допетровской поры. Ситуацию в последующие века в некоторой мере характеризует снохачество – распространенное, хоть и формально осуждаемое сожительство главы семейства с женой одного из сыновей (забранного в армию или отправившегося на заработки).

Как обстояли дела в католической Италии в 14 веке можно узнать из “Декамерона”, где множество новелл описывают добрачные и внебрачные связи. Про древний Рим эпохи упадка (да и до нее!) я и не вспоминаю. То есть ничем особенным в вопросе сексуальных отношений Россия не выделялась.

Демонстрировавшие голые тела публичные казни и наказания собирали толпы зрителей, были и многочисленные непристойные представления для “черни” в городах, карнавалы и лишь ряженные в христианские наряды языческие праздники (последние чаще в сельской местности). Сексуальность слишком глубоко укоренена в человеческой природе, чтобы массовая культура могла её игнорировать.

Так что давайте вернемся в 21 век, когда семьи разваливаются, женщины обретают финансовую независимость, мужчины становятся инфантильными, “гендерные роли меняются”, мужчины берут больничный по уходу за ребенком и т.д. Правда, это всё ужасно?

Возможно, такой расклад не всем нравится, но совершенно точно, ничего нового в нём нет. И наблюдаемое не является признаком внутренней трансформации человеческой природы.

Лет 39-40 в знакомой семье из ГДР с больным ребенком сидел отец, т.к. мать была на более высокой должности, и ей пропускать работу не хотелось. В Союзе таких семей мы не знали, но если задуматься, то поведение совершенно рациональное – тот, кто получает меньше денег или чье отсутствие на работе менее критично, и должен брать больничный по уходу.
Да, в среднем случае муж зарабатывает больше, чем жена, но ничего в человеческой физиологии не дает оснований предполагать, что только так и может быть, если лучше оплачиваются не работы, требующие физической силы, но прилежности и интеллектуальных усилий.

Женщины вели себя более раскрепощенно в сексуальных отношениях, если могли себе позволить это. Например, если была богатой, как фрейлина, принцесса и тем паче королева (см. “Собственноручные записки императрицы Екатерины II”, даже королева-девственница Елизавета 1, похоже, имела связь и была беременной). Ведь для богатой дамы в крайнем случае можно было скрыть позорящую связь, отдав ребенка кому-то на воспитание.
Тот же результат получаем, если за последствия связи расплачивался мужчина, например, оплачивая содержание незаконнорожденного отпрыска от служанки, белошвейки и т.д. Иногда незаконного отпрыска воспитывали в доме родителей, как революционера Герцена.

Привилегированные классы и те, с кем они соприкасались, везде вели себя не особо скромно в плане сексуальных желаний. Это можно понять и по невинной “подростковой” классике типа “Трех мушкетеров”.

Да, были времена и страны, где получить развод было сложно, а то и невозможно. Но некоторые представители “высшего света” могли на приличия не обращать особого внимания. Так воспетая Пушкиным, как “гений чистой красоты”, Анна Керн при живом, но старшем ее на 35 лет муже вела довольно вольную жизнь, меняя любовников. В 36 лет начала роман с 16 летним кадетом, от которого через 3 года родила сына, а еще через пару лет её первый муж умер, и она стала официально свободной и вышла замуж за молодого любовника. В наши дни немногие могут переплюнуть такие “достижения”.

Одновременно дворяне и чиновники недворянского происхождения проявляли не меньшую инфантильность в вопросе брака – откладывали его. Так первый муж упомянутой выше Анны Керн женился на ней в 52 года, а до того то-ли был в браке, то-ли прижил ребенка вне брака в возрасте 45 лет. То есть женился/вступил в отношения, видимо, за год-два до рождения, где-то в 40+. Почему? Ну, уж точно не по причине невозможности содержать семью. Поздний брак свидетельствует лишь о возможности удовлетворять сексуальные желания вне брака (публичные дома, связи с представительницами низших классов, включая крепостных девок, и т.д.). В русской литературе 19 века хватает примеров таких браков мужчин в летах с юными девами.

Аналогично и с маскулинными чертами у женщин: если обстоятельства вынуждали, то у достаточного числа женщин подобные черты проявлялись.

Расхожие представления о культурных нормах эпохи можно назвать “духом времени”, Zeitgeist. Касается это не только интеллектуальной моды, но и разных аспектов поведения, нашедших отражение в философии, литературе, живописи, музыки. Но озвучиваемые, как социально желательные, советы, например, в Викторианскую эпоху быть сексуально пассивными с мужьями (а больше ни с кем секс и не дозволялся), или табуирование сексуальности в литературе 19 века и советском кино, где после кадра с невинным поцелуем был кадр со свадьбой, а потом и с детьми, не могли изменить реальность. В реальности же чувственность проявлялась там, где только могла. И когда ситуация дозволяла.

Люди с точки зрения биологической природы меняются не особо быстро. Да, успехи медицины, фармакологии, стоматологии меняют многое, но сексуальность – важная составляющая нашей природы, которая проявляет себя при каждом удобном случае. Жесткие нормы в попытке бороться с сексуальностью могут сделать ситуацию неблагоприятной для проявления либидо, но все подобные попытки на протяжении истории приводили только к тому, что секс скрывали.

Модные сегодня среди западных левых (и повторяющих за ними по всему миру) бессмысленные разговоры о “гендерной идентичности” и “гендерной самоидентификации” могут сбить с толку, но не могут изменить ни гены, ни определяемую последними выработку гормонов, ни формирование тела, включая развитие мозга, в соответствии с выработкой гормонов.

“Дух времени” с конца 20 века, – и особенно в начале 21 века! – подталкивает к увеличению процента лиц “нетрадиционной ориентации”, но социальная приемлемость или неприемлемость поведения не может изменить нашу биологию, которая в абсолютном большинстве случаев требует гетеросексуальных отношений. Последние – биологическая норма. Как и наличие двух рук, двух ног, двух глаз и т.д.

Так что в долгосрочной перспективе колебания в нормах социального поведения не особенно ценны или заметны. Хотя под влиянием ситуации – например, тот же “жилищный вопрос” в СССР в прошлом, – в большей степени, чем под влиянием призывов литераторов и кинематографистов, люди и могут скорректировать своё поведение, чтобы не создавать себе лишние проблемы (или акцентировать внимание больше на том, что принесет дополнительную выгоду). Но природа в конце концов берет своё.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , , , . Bookmark the permalink.

2 Responses to Сексуальность, эпоха и ситуация

  1. Floridian says:

    Давно известно, что запреты на браки и вообще все связанное с сексом католиками было вызвано желанием церкви никакое имущество не передавать по наследству, в семьях священников. Это наложило ауру запретности, нечистоты на весь секс. Даже ранние христиане не были уж такими целомудренниками – Иисус Магдалинку потрахивал? А уж греки с римлянами – вообще были любители на всех фронтах, или – со всех сторон… Вот, придумали евреи христианство всем на голову, в первую очередь – на свою…

    Like

    • khvostik says:

      Флоридиан,
      иудаизм к сексу относится заметно лучше, чем христианство (но запрет 8-14 дней в месяц касаться жены явно не особо хорош, особенно вкупе с запретом на мастурбацию) . Так сексуальная неудовлетворенность женщины может быть основанием для развода в иудаизме, а в христианстве нет (не знаю, может быть в последение лет 100 что-то изменилось, я с современной христианской теологией совсем не знаком).
      Иисус, не исключено, имел отношения с Марией Магдалиной (если он на самом деле существовал), но ни из канонических источников, ни из наиболее известных апокрифов этого не следует. Последнее искушение Христа всё же не документ, а художественное произведение (а потом и фильм).
      Не знаю, как было в самом начале, но католическим священникам жениться на протяжении большей части истории было нельзя. Поскольку с этим было сложно, то и занимались развратом. Что и сделало их героями всяких скабрезных историй в духе Декамерона. В православии духовенство делилось на белое и черное – первому можно было жениться, в отличие от духовенства черного. К белому духовенству в основном относился низший клир.
      По поводу греков и римлян полностью согласен.

      Like

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.