Зачем нужны “непрактичные” знания?

Как выясняется, дети и подростки в разных странах не любят узнавать время по часам со стрелками, хоть механическим, хоть кварцевым, предпочитая электронные часы (в сотовом телефоне, на экране компьютера, экране табло и т.д.), показывающие время точными цифрами.
Более того, нежелание знать больше минимума у названной группы касается почти всего. В крайних случаях мы можем заметить эдакую гордость собственным незнанием, бравирование собственной серостью и ограниченностью.

Не сказать, что феномен этот нов. К примеру, учившиеся в советских школах должны были освоить пользование счетами и логарифмической линейкой и тогда, когда калькуляторы уже были доступны и позволяли сэкономить время и силы. Так что разговоры “зачем мне это?” звучали и в поздне-советские годы.

Более того, вероятно, в течение последних лет 70 каждое поколение слышит в свой адрес претензии предыдущего поколения, что меньше старается, мало знает, медленно соображает, мало читает, “серое”, “необразованное” и т.д. Претензии эти и оправданы, и неоправданы.

Есть в современной психологии двух-процессная теория сознания, предполагающая существование двух неравноценных систем: мощной автоматической, подверженной влиянию эмоций и не всегда следующей логике “системы 1” (в определенной степени являющейся аналогом “бессознательного” или “подсознания”) и относительно слабой, но логичной “системы 2”, ставящей “правильные” цели и рефлексирующей.
Образно это можно представить как маленького наездника (слабая “система 2”) на спине большого слона (“система 1”): в основном слон слушается наездника, но иногда – под влиянием страха, полового влечения или еще каких физиологических причин, слон может рвануть куда-то, не обращая внимания на критики и дергания рук и ног наездника. Эту теорию в своей книге Думай медленно… решай быстро продвигал нобелевский лауреат Даниэль Канеман.

Из данной теории вытекает “принцип экономии интеллектуальных усилий”, означающий, что люди par excellence будут стремиться потратить меньше сил на достижение минимально приемлемого результата. Данный принцип был сформулирован задолго до того, как была сформулирована “двух-процессная теория сознания”, т.е. человеческая лень – одно из доказательств упомянутой теории.

Таким образом нежелание детей и подростков учиться – эволюционно/психологически объяснимо. То есть претензии родителей оправданы.

Одновременно стоит упомянуть так называемое эгоцентрическое искажение, приводящее к сохранению в памяти более лестной картины, чем имевшая место на самом деле. Вероятно, можно говорить о том, что у людей есть “основная психологическая ось” – концепция “я хороший!” (нечто близкое, но не идентичное с эгоистической погрешностью). Человеку нужно поддерживать внутреннее положительное мнение о самом себе, ради чего придумываются удивительно странные, лишенные логики объяснения собственных дурных поступков.
Потому взрослые представляют самих себя в детстве/отрочестве через призму своих нынешних знаний, многократно превосходящих имевшиеся в представляемый период. Если в какой-то сфере человек за 10-20-30 лет не узнал ничего нового, то он скорее всего не будет говорить, насколько он сам был лучше, чем “нынешняя молодежь”. Однако есть сферы, в которых наличие жизненного опыта, помогает понять вопрос глубже, чем способен ребенок. В первую очередь это касается литературы, но и некоторых аспектов разных дисциплин, изучающих общество (истории, экономики).

Тем не менее и родитель, не проходивший высшую математику в институте/университете, знает её на уровне хотя бы десятого/одиннадцатого/двенадцатого (смотря как организовано школьное образование в стране) класса, а не пятого, к примеру, или седьмого, как его ребенок. И удивляется непониманию ребенка – ведь ему самому всё представляется элементарным. Разумеется, это не касается детей, которые учатся сами настолько хорошо, что родители не помогают и не проверяют знания, или если ребенок намного одарённее родителей.

Так что претензии старших поколений к детям/подросткам могут быть неоправданы.

Тем не менее, как минимум на Западе, часть молодежи демонстрирует агрессивную неприязнь к идеям, противоречащих разделяемой ими идеологии, они откровенно не желают знать факты, опровергающие их позицию. Об этом Грег Лукьянофф и Джонатан Хайдт (психолог, предложивший метафору “слона и наездника” для пояснения двух-процессной теории сознания) написали в книге The Coddling of the American Mind: How Good Intentions and Bad Ideas Are Setting Up a Generation for Failure (можно скачать тут). Разобранные в книге психологические особенности поколения – в некоторой мере, – объясняют симпатии современной американской молодежи к социализму.

Мазать молодое поколение черной краской контрпродуктивно, пусть среди них действительно выше доля нежелающих знать ничего “старого” или “ненужного”, или противоречащего их мировоззрению.

Рискну предположить, что мы, родители, (да и общество в целом!) недостаточно чётко понимаем для чего нужны знания, особенно кажущиеся “избыточными” или “непрактичными”. В чем ценность знаний, которые человек не применит ни разу после окончания школы?

Если мы обратимся к Википедии на русском или на английском, то получим информацию о разных формах “знаний”, но не найдем ответа, чем ценны знания, которые человек практически не применяет.

Поиск в интернете не даёт ответа, зачем получать ненужные знания. Один из крайне редких релевантных текстов предлагает сколько-то примеров, как изобретатели или ученые вдохновлялись искусством. Вот только если Гершель, открывший Уран, и использовал нотную запись, – помимо математической, – в своих черновиках, то рассчитавший орбиту Урана Андерс Лексель обошелся без нот, живописи или стихов. Равно и подавляющее большинство других астрономов, физиков, математиков. Что делает нерелевантным случай Гершеля с его нотами.

Итак, для чего же людям нужны знания, которые они не могут использоваться практически?

Поскольку то, что люди называют знанием, связано с информацией о мире, то “полезные” и “бесполезные” знания – это некое собрание фактов вместе с логикой, увязывающей эти самые факты вместе и определяющей правила взаимодействия предметов с субатомного уровня до космического масштаба. “Полезными” оказываются знания, непосредственно необходимые для профессиональной деятельности (или жизни в обществе в конкретную эпоху – когда-то это было знание о лошадях, а сегодня о машинах или смартфонах).
Развитие науки и техники даёт человечеству всё новые порции фактов и – когда точнее, когда более поверхностно, – обнаруженные связи между событиями, в коих эти факты наблюдались. То есть знания помогают людям лучше, точнее и глубже понимать мир. Чем больше знает человек, тем меньше искажений будет в его представлении о мире.

Для чего нужно точнее представлять мир? Для того, чтобы принимать более точные решения и быстрее замечать ошибки в чужих предложениях/концепциях. Один и тот же человек может принять более разумное решение или не совершить ошибку, если будет знать больше фактов и логических связей между событиями. То есть более широкие знания помогают в конкурентной борьбе, обеспечивая некоторое преимущество.

Тут, видимо, стоит пояснить, что совсем не обязательно школьные знания биологии, физики, химии, астрономии сами по себе помогут принять более верное решение, но они во-первых, являются неплохим фундаментом для понимания более сложных текстов – учебников, научных статей, монографий, – которые помогают подняться на новый уровень, а во-вторых, поскольку школьные знания в каждой стране универсальны, то они помогают дать примеры, понятные практически любой аудитории. А чем лучше человек доносит свои соображения до других, тем выше его социальная значимость. Из этого также следует польза изучения литературы и истории.

Еще одно положительное следствие широких знаний – помогают творчеству, обнаружению нового. Человек задумывается над непонятным, а не над кажущимся “очевидным”. Потому чем шире его знания, тем реже он будет задумываться над давно известным, тратя время только на то, что действительно ново, что помогает ему лично или его фирме или лаборатории продвинуться вперед.
Понятно, что для успеха в современных физике или биологии необходимо неплохо разбираться в химии и отлично знать математику. Для физиков и биологов химия и математика становятся практичными знаниями. Но положительно повлиять может и нечто далекое, казалось бы не связанное, вплоть до литературы и истории искусств.
Совсем не обязательно, чтобы умение читать ноты влияло на какие-то открытия (*1), как у Уильяма Гершеля, но поскольку человеческое мышление порой создает необычные связи, то непрактичные для большинства знания могут подтолкнуть кого-то к необычному прорыву. Также не будем забывать, что не все науки и направления в бизнесе одинаково развиты, потому использование методов из других сфер может помочь обойти конкурентов.

У знаний есть и эволюционный плюс: чем больше человек знает из самых разных областей, тем легче ему будет найти общий язык, заинтересовать лиц противоположного пола. Изменить рост, внешность, происхождение и унаследованный капитал/семейные связи сложнее (если вообще возможно), чем узнать больше интересного в самых разных сферах, благодаря чему – при прочих равных, – пользоваться большим успехом в отношениях.
Да и выбирая из двух одинаково квалифицированных специалистов, наниматели скорее выберут того, кто продемонстрировал более широкий кругозор на интервью. Не все, разумеется, есть менеджеры, которым чем более серый работник, тем лучше, но с ними работать не интересно, они практически гарантированно предложат только рутинную, нудную работу, не позволяющую развиваться в профессиональном плане или хотя бы приносящую минимальное удовлетворение.

Безусловно, рациональное понимание родителями важности получения широких знаний отнюдь не обязательно приведет к согласию детей с этой позицией, требующих от них больших затрат времени и сил на “ненужные предметы” (что противоречит эволюционному принципу “минимальных интеллектуальных усилий”).

Думается, что дискуссия, зачем нужны “непрактичные” знания, широкое “классическое” образование, была бы полезной и в русскоязычном, и в англоязычном мире. И коли судить по отсутствию материалов на эту тему в интернете, по каким-то причинам данную тему мало обсуждали раньше, что странно. Но хотя бы сейчас можно заполнить сей пробел.

Footnotes:
*1 – Томас Соуэлл обнаружил, что поздно начинающие говорить дети чаще имеют родителей, связанных с музыкой или математикой, включая инженеров, т.е. возможно, связь между музыкой и математикой не столь уж эфемерна.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , . Bookmark the permalink.

6 Responses to Зачем нужны “непрактичные” знания?

  1. Anonymous says:

    Вот уж точно не могу упрекнуть подрастающее поколение в отсутствии знаний и стремлении их получить! Я мама 11-летнего ребенка, не эрудированным ему быть, так или иначе не в кого. Я, предположим, знала тоже больше, чем сверстники. Но, самое удивительное, он такой не один. И он пошел дальше. Мне приходилось стажировать разных новичков-сотрудников. И, скажу честно, наиболее благополучны в этом плане те, кто на 10-12 лет младше, нежели сверстники. У меня вообще вывод, что мы, поколение 90-х самое потерянное. ПРичем, ов всех отношениях

    Like

    • khvostik says:

      спасибо за комментарий.
      хотелось бы уточнить, когда Вы написали “наиболее благополучны в этом плане те, кто на 10-12 лет младше, нежели сверстники”, Вы имели в виду своих сверстников, рожденных в 1990-ые?

      я пока остерегаюсь оценивать эрудированность нынешних подростков – хотелось бы дождаться момента, когда они сформируются в школе и университете, чтобы было ясно, с чем мы имеем дело. оценивать собственного ребенка всегда трудно, потому я бы предпочел этот момент оставить в стороне. речь не о каждом, не об исключениях, а о тенденции.
      тенденция, как мне кажется, не особо хороша. но я смотрю на ситуацию в первую очередь на Западе – у меня о происходящем в англоязычном мире информации больше.

      Like

  2. Anonymous says:

    ну, я приведу некоторые факты нашей, российской действительности) В мои годы одноклассники даже будучи выпускниками не ориентировались в карте Родной страны. Сейчас сверстники сына (11 лет) знают все столицы, часовые пояса, фауну и флору разных климатических поясов и всех правителей, начиная от династии Романовых, заканчивая советскими генсеками. В наши годы такая эрудиция была исключением, нежели правилом. я видела, как на 5 лет назад на трибуне компания мальчишек вместе с моим сыном комментирует игру футболистов и действия судьи. В то время, как мои сверстники, называя гордо себя фанатами даже не могут вникнуть в правила этой игры. обьяснение этому есть. Не зря поколение тех, кто родился в середине 80-х, а обучался в 90-е считают потерянным. Нашим развитием не занимались родители, что логично. у них стояла самая насущная задача – прокормить нас. Поэтому интеллект мог быть только следствием хорошей генетики, ну или примером родителей интеллектуалов, если в роду таковые имелись. Поэтому факт: я редко нахожу равных по кругозору интеллекту сверстников. Обычно лучшие собеседники для меня – или молодежь или те, кто много старше

    Like

    • khvostik says:

      спасибо за пример. но не имеем ли мы дело с ошибкой выборки?
      как я понял, Ваш сын – начитанный и эрудированный мальчик, соответственно он общается с такими же ребятами. из его круга общения нельзя делать вывод, что все его одногодки – такие же.
      оценить 11-летних мне сложно, но судя по тем, кто комментирует “взрослые” темы в интернете, т.е. публика лет от 18-20 и старше, знания у них откровенно слабые. это касается как англоязычных, так и русскоязычных.

      однако просто из любопытства, не могли бы Вы спросить сына и его приятелей, не кажется ли им более сложным узнать, что сейчас “без четверти четыре”, а не “3:45”?

      Like

  3. Evgeniia Sichkareva says:

    открою вам такой факт: когда я в начале нулевых заканчивала школу, мои сверстники не знали даже карту родной страны, Сейчас я с удовольствием беседую с детишками 10-12 лет. Они знают все столицы, флору и фауну разных климатических поясов, кто был режисссером “Тихого Дона ” 1957 года выпуска и т.д. Пять лет назад на футбольном матче (мы с любимым – болельщики ЦСКА) я видела, как шестилетние пацаны комментируют матч,в то время, как так называемые фанаты (большинство, кстати, возрастного диапазона 30-37 лет) даже не вникают в правила игры. Только орут и провоцируют людей. Да, мне проще обучать работе молодежь, потому что те не делают по пять ошибок в каждом слове и у них красивая, грамотно поставленная речь в отличие от моих сверстников. И если они говорят, что владеют английским, то они им владеют, а не пишу-читаю со словарем.
    Возможно, там, где вы живете ситуация другая. Но у нас все именно так. И причина этого вполне обоснована: мы, те кто родился в середине 80-х и учился в 90-е, во-первых, попали в большой передел всей системы, в том числе и образовательной и многого не дополучили. Во-вторых, если ребенок не обладает врожденным интеллектом, а таких большинство, то много зависит и от родителей. А когда нашим родителям было заниматься нашим развитием? Все силы отнимала борьба за то, чтобы нас более или менее, одеть и накормить. А воспитывала нас улица…

    Like

    • khvostik says:

      спасибо, Евгения, очень интересная информация. похоже дети примерно одного возраста здорово отличаются в англоязычном мире от пост-советского пространства!

      Like

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.