Свобода слова и антисемитизм

Западное общество долго боролось за обретение свободы слова, но в последние десятилетия (примерно с середины 1980-ых) на Западе начался отход от дозволения любого слова. Предлог был уважительный – запретить, т.н. речи, возбуждающие ненависть, разжигающие неприязнь между группами. Но вскоре от изначальных намерений остались только лозунги, а на практике граждане большинства западных стран лишились свободы не соглашаться с идеологическими догмами элиты.
В последние годы процесс ускорился, и от свободы слова остаются “рожки да ножки”, т.к. элита Запада становится идеологически монолитной, а без разнообразия мнений у элиты никакой свободы слова быть не может.

В старом анекдоте рассказывалось о том, что американец может критиковать Рейгана на площади перед Белым домом, тогда советский человек заявил, что он тоже может критиковать Рейгана на Красной площади. Аналогично люди в западных странах сегодня живут в ситуации, когда по сути дозволено только одно мнение, а за отклонение от “линии партии” можно потерять работу (несмотря на фактическую правоту высказавшегося).

Что подводит нас к вопросу: не делают ли хуже еврейские, к примеру, организации, борющиеся против антисемитизма? Ведь антисемитизм, – если мы не говорим о нарушениях Уголовного кодекса, выражающихся в подстрекательстве к погромам или убийствам, а просто дезинформации о евреях и/или Израиле, – одна из точек зрения, которую в принципе должна дозволять свобода слова.

Как уже писал ВПС, нередко антисемитские речи оцениваются совсем не так, как высказывания против других групп. То есть мы говорим о двойных стандартах (к слову, как недавно выяснили исследователи, среди американцев – но подозреваю, что это же верно и для прочих западных, – чем выше уровень образования, тем заметнее антисемитские двойные стандарты у человека, и “градус” антисемитизма увеличивается по мере перехода от бакалавра к магистру или доктору).

И это принципиальный момент: свобода слова существует и приносит пользу обществу до тех пор, пока обе стороны равны в своих правах. Мы можем выяснить что-то новое и лучше разобраться к вопросу только тогда, когда пусть не сами озвучивающие противоположные точки зрения, но слушатели/наблюдатели имеют возможность услышать обе позиции и выбрать ту, что в большей степени соответствует фактам и/или логична. В этом случае мы приближаемся к истине, вместо того, чтобы продолжать придерживаться веры. А приближение к истине помогает нам точнее представлять реальность и принимать более действенные решения.

Если одна из сторон заранее “главнее” и может заставить “согласиться со своей позицией”, у нас по определению не будет полноценной дискуссии, поскольку “правота” (вернее – победа одной из сторон) a priori определена. Смысла тратить время на обсуждение в подобных условиях нет, т.к. мы не сможем в результате лучше разобраться в вопросе.

Также не будем забывать, что свобода слова касается публичного дискурса, а не шёпота под одеялом или кухонных разговоров. Публичный дискурс практически всегда предполагает, что правительство или пользующиеся большим влиянием люди (элита) могут участвовать в обсуждении, а у них есть априорное преимущество перед рядовыми гражданами. Так что вопрос в том, чтобы имеющие власть/силу принуждения не пытались задавить оппонентов прямо (угрозой суда) или косвенно (“намекнуть” работодателю, что неплохо бы наказать “говорливого” увольнением).

То есть свобода слова требует равенства сторон, как дискутирующих, так и наблюдающих и оценивающих. Почему-то об этом практически не говорят. Если нет равенства, то не будет и свободы слова. Равно и наоборот: если нет свободы слова, то не будет и равенства, т.к. заставив людей согласиться с заранее определенной точкой зрения, вне зависимости от аргументов оппонентов, можно тем же способом лишить людей любых других прав и свобод.

Это подводит нас к парадоксу толерантности, гласящему, что полная толерантность к любой позиции ведет к победе нетолерантных точек зрения.
Парадокс разрешается просто – к каждой стороне нужно применять в первую очередь те стандарты, которые она сама и предлагает, т.е. предлагающим закрыть рот оппонентам нужно закрывать рот. Потому что “парадокс толерантности” не предполагает равенства сторон, т.е. не обеспечивает нам свободу слова.

Но что делать, если антисемиты не предлагают лишить слова противников, если нет явного продвижения двойных стандартов в обществе, а ко всем относятся примерно одинаково?
В этом случае борьба с идеологическими противниками должна сводиться к дискуссии: вы говорите ИКС, мы говорим ИГРЕК (или не-ИКС), а уже наблюдатели сами выберут, чьи аргументы им кажутся более весомыми. Никакой борьбы с тем, с чем мы не согласны, помимо дискуссий, вести нет нужды.

Ситуация меняется, когда ни о каком равенстве речь не идет, например, если антисемитизм или любая другая идеология включается в школьную программу. По умолчанию школьник не равен учителю: последний знает больше, у него больше авторитета, он воздействует своими доводами на множество классов, тогда как и самый умный школьник может в лучшем случае убедить только одноклассников. И не будем забывать, что учителя ставят оценки, т.е. могут и косвенным образом поощрять повторение собственной (или представленной в программе) точки зрения, а не альтернативной.

Таким образом в случае насаждения антисемитизма (или еще какой-то злобной идеологии) в школах моральный долг не только еврейских организаций – бороться с этим.

Ситуация в университетах частично похожа на школьную, но помимо неравенства профессора и студента, мы имеем возможность студента выбирать курсы (не все, есть и обязательные, а в некоторых школах есть факультативные предметы, которые можно выбирать, но в целом выбор в университетах заметно свободнее, чем в школах) и/или преподавателей, нет обязательной программы для всех университетов и всех преподавателей. Тем не менее в случае явных двойных стандартов – когда можно выливать помои на одних (евреев, христиан или белых, или кого-нибудь еще), но не на других (палестинцев, мусульман или черных), – наш этический долг – бороться с распространением злобной идеологии.

В остальных случаях активно бороться – с использованием судебных исков или кампаний в СМИ, – с проявлениями антисемитизма (или анти-белого расизма) стоит только, если очевидно, что подобные высказывания в отношении иных групп были бы недопустимы.

Тенденция в мире неблагоприятна для свободы слова: где-то автократические режимы, где-то принявшие левацкую идеологию групповой идентичности элиты (в случае западных демократий) делают всё возможное для запрета критики в отношении отдельных категорий населения и разделяемой властями/элитой догмы. Что означает дальнейшее сжимание пространства свободы слова и де факто запрет на критическое мышление, вообще на самостоятельные интеллектуальные усилия, а не на повторение официальной пропаганды.
И это не замедлит негативно сказаться на техническом и научном прогрессе человечества. И самое неприятное – не ясно, как противостоять этой современной тенденции.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , , . Bookmark the permalink.

7 Responses to Свобода слова и антисемитизм

  1. Mishel Tabachnick says:

    Всё так…Антисемитизм однако не вполне вписывается в смысловое поле свободы слова. Это не свобода высказывать своё мнение, а – так уж сложилось – призыв к геноциду, и иной дороги у этого явления нет. Пример народа Гёте и Ницше так легко сделавший антисемитизм частью своей натуры показывает это со всей очевидностью….

    Like

    • khvostik says:

      Мишель, Вы правы, видимо, нужно подчеркнуть, что речь о мелких пакостях, а не о подстрекательстве к погрому или чего хуже. подстрекательства разбираются УК, а в заметке речь о антисемитизме на уровне слов о том, что евреи обижают палестинцев и т.п.

      Like

    • khvostik says:

      чуть подправил. спасибо, Мишель!

      Like

  2. Mishel Tabachnick says:

    Должен извиниться, конечно, у Вас всё верно и всё по делу. Просто когда вдумаешься, в явлении антисемитизма есть какая-то мистика, и оно непохоже на аналогичную, казалось бы, ненависть к кавказцам, инородцам и т.д. Неприязнь, к примеру, прибалтов или поляков к русским исторически объяснима, но ведь здесь всё иррационально. Есть страны где евреев нет, а антисемитизм процветает. У жены в студенческие годы в Питере соседка по общежитию (из какого-то медвежьего угла, где евреями и не пахло) говорила ей : “Хорошо что мы с тобой не евреи…”. А у нас здесь благополучнейшие университетские бонзы, ратующие за то, чтобы евреи стали меньшинством в арабском государстве (как в Иране, например)…т.н. “новые историки”, “новые археологи”….ну, здесь хоть понятно -желают быть своими в тусовке лево-сдвинутого большинства….

    Like

    • khvostik says:

      Мишель, да, есть в антисемитизме нечто как-бы-мистическое, но отношение к меньшинствам, занимавшимися торговлей, – как армяне в Леванте и Турции, индусы в восточной и южной Африке, а также в Южной Америке и на Карибских островах, ливанцы – в западной Африке, китайцы по южной и юго-восточной Азии, – во многом сходное. и тоже иррациональное, с погромами и т.п.
      довольно много примеров подобного отношения собраны в книге, на которую дал рецензию в прошлом году – https://khvostik.wordpress.com/2020/05/03/world-on-fire/
      на ту же тему часто высказывался Томас Соуэлл в разных книгах. дело в специфической роли, которую играют некоторые этнические группы.
      к тем же “азиатам”, т.е. в основном китайцам, в Штатах отношение во многом предвзятое, для поступления в университеты им нужно иметь более высокие балы, чем белым и тем паче испаноязычным и черным.

      полностью поддерживаю Вас по поводу израильских левых, всяких “новых историков” и т.п. псевдо-ученых.

      Like

      • Mishel Tabachnick says:

        Спасибо за сноску на рецензию. Действительно, интересно. Что касается национальных фобий, да, разумеется, и в них много иррационального. Но в антисемитизме этот иррационализм представляется мне качественно иным. Имеющим какие-то глубинно генетические корни….

        Like

        • khvostik says:

          Мишель, об антисемитизме мы слышали много, испытали его или наблюдали вблизи, чего не сказать о других вариантах ненависти. да и Катастрофа – один из самых жутких моментов в истории человечества. видимо, об этом стоит написать подробнее.

          Like

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.