Учиться у врагов

4 февраля левое издание “Time” опубликовало большую статью Молли Болл
“The Secret History of the Shadow Campaign That Saved the 2020 Election”, в которой рассказывалось о действиях независимой от штабов предвыборных кампаний демократов и Джо Байдена группы лиц, опасавшихся проблем с передачей власти в случае проигрыша Трампа в ноябре 2020. Но главная – не всегда открыто декларировавшаяся, – цель действий была в том, чтобы помешать переизбранию 45-ого президента США. Поскольку коалиция участников была крайне широка, включая и представителей бизнеса (так участвовал один из крупных лоббистов – Торговая палата США, обычно поддерживающая республиканцев), некоторых республиканских активистов, вплоть до (якобы?) сторонников Трампа, а также левые профсоюзы, левацкие группы и крупные интернет-компании, то сразу пошли разговоры о “сговоре” или “заговоре”.

В подобном ключе материал начали обсуждать в правых изданиях – от когда-то популярного, но потом переставшего нравиться Трампу Fox News до собирающего неплохую команду непостоянных авторов The Epoch Times” (которой администрация Байдена, похоже, не продляет аккредитацию на Капитолийском холме), от постепенно теряющей влияние PJ Media до относительно нового канадско-американского The Postmillennial и предвзято про-трамповского Breitbart. Примерный настрой этих материалов передаёт эта статья на русском.

А в социальных сетях люди правых взглядов то говорили о том, что левые сами себя подводят под статьи УК, наказывающие за вмешательство в выборы, то воспринимали статью как доказательство кражи победы у Трампа. Однако, если дать эмоциям схлынуть, картинка меняется. И обнаруживается много полезного!

Первое, что влияет на восприятие при чтении материала – откровенная предвзятость автора статьи. Молли Болл, как и большинство упомянутых в материале людей, ненавидит Трампа, она не утруждает себя приведением хоть каких-то доказательств того, что Трамп нарушил закон или сделал что-то, реально ущемившее права граждан Америки.
Поскольку пристрастность – характеристика пропагандистов, читатели могут упустить большую работу, проведенную Молли. Это не журналистское расследование, т.к. ничего секретного или намеренно скрываемого не было обнаружено, но она обнаружила много интересного.

Вторая особенность – материал в “Time” был не только предвзятым, но и объёмным, посему какая-то часть читателей, вероятно, скорее пролистывали, чем вчитывались. Из-за чего упускали важные детали.

Третье, как ни вчитывайся, никаких противоправных действий в статье не описано, всё, что делали герои, – как бы мы ни относились к их идеологической позиции, – было в рамках закона. Да, демократы на выборах 2020 играли не особо честно, но ничего в материале Молли Болл позволяет говорить о нарушении законов именно этими людьми.

Четвертое, герои статьи – судя по их словам и действиям, – ставили своей целью благо страны и сохранение демократии. Они могли заблуждаться и в том, что именно благо для страны, и что помогает/мешает демократии, но ни в одном предложении не сквозит ненависть к стране или желание жульничать (не исключаю, что нарушениями закона интервьюируемые не хвастались или упоминание оных нарушений убрали редактор или юрист “Time”).

Можно не соглашаться с тем, что отдельные категории, более склонные голосовать за демократов, подталкиваются к более активному участию в участии в выборах, но в статье не описывается ни работа с нелегалами, ни “карусели”, ни “вбросы”, ни неоднократное голосование. Фактически вся работа героев материала сводилась к реализации 15-ой поправки к Конституции о том, что избирательное право не может ограничиваться из-за расы или иных признаков (кроме пола – голосовать женщинам дала право 19-ая поправка).

Можно сколько угодно презирать левых активистов из профсоюзов, экологических групп, иных левацких структур, или из числа сторонников черных расистов, но отношение к целям и даже личным характеристикам не должно заслонять сделанное. Особенно, если можно использовать в будущем уже для пользы правого дела, для возвращения (любой западной) страны к большей свободе, к перераспределению прав от правительства – обратно к гражданам!

Итак, что же сделали герои статьи в “Time”? Очень многое! И сделали исключительно в рамках закона! И, что еще важнее, не имея в руках никакой власти, это были действия гражданских активистов, а не чиновников или политиков.

Пункты ниже – скорее соображения ВПС, мой личный, частично теоретический анализ, попытки заполнить логические лакуны в статье Молли Болл, то, на чем она акцент не сделала, хотя это и представляется важным. Это по сути те уроки, которые правые, – в Америке или любой другой стране, – могли бы извлечь из описанных действий левых.

Первое, изначально не было никакой структуры, но были многочисленные группы, никак не координировавшие свои действия, не имевшие общего плана или стратегии. Профсоюзный активист Майк Подхорзер (Mike Podhorzer), связанный с несколькими левацкими организациями, начал работать с другими группами, узнавая их позиции, чтобы разработать стратегию.
Чтобы люди заинтересовались совместной работой, нужно учесть хоть какие-то важные для них пункты повестки. В этом случае общая цель становится одновременно – пусть и частично, а не на 100%, – достижением и их личной цели (одной из, но это нюанс).

Второе, Подхорзер понял, что американская система выборов президента и Конгресса слишком децентрализована, чтобы ею можно было манипулировать из одного центра. Это где-то ещё можно играть цифрами и процентами на уровне Центризбиркома, но не в Штатах. Следовательно, нужно работать на местах, как минимум, в тех штатах, где нет подавляющего преимущества ни у одной из партий.

Третье, люди лучше реагируют на то, что облегчает их жизнь, чем на то, что её затрудняет. Потому нужно на самом деле помочь работникам местных избирательных комиссий, обычно волонтерам, причем пожилым. Чтобы помочь, желательно выслушать людей, разобраться в том, что им мешает, чего не хватает и т.д. и т.п.

Четвертое, в условиях почти повсеместного карантина можно полагаться на общение по интернету. Подхорзер использовал Zoom, причем общался с разными людьми часами. Начал с тех, с кем был хоть как-то знаком и связан, но по мере прогресса начал выходить и на незнакомых людей, включая “беспартийных” и консерваторов.

Пятое, демократия – это система власти, где последняя сменяется в ходе свободных выборов. Теоретически и сторонник Байдена, и сторонник Трампа заинтересованы в том, чтобы власть сменялась в результате голосования граждан, а не путча, беспорядков или прочих вариантов переворота. Следовательно, одна точка соприкосновения с теми, кто не является твоими политическими сторонниками, появляется. Именно с этим и работали.

Шестое, никакая работа в группе, а тем более среди рыхло организованной коалиции имеющих отличающиеся цели и задачи структур, не может проходить гладко. Конфликты нужно сглаживать, культивировать общие цели, искать компромиссы и убеждать не быть эгоистами, которые готовы слушать исключительно собственные доводы и не желающими выполнять предложенное другими.

Седьмое, желательно разделить разные аспекты работы между разными людьми, чтобы уменьшить число ненужных конфликтов, создать хоть какую-то специализацию, повысить эффективность деятельности. Поскольку ресурсы ограничены, должно использовать их максимально продуктивным образом (естественно, учитывая пожелания добровольных помощников).

Восьмое, нужно следить за изменением ситуации, использовать для своих целей все известные данные, позволяющие предсказать потенциальные проблемы или пути их решения. Например, если где-то праймериз в условиях карантина превратились в кошмарный беспорядок, нужно извлечь все возможные уроки, чтобы избежать повторения проблем.

Девятое, нужно убеждать, перетаскивать на свою сторону тех, кому люди уже верят. Это поможет донести информацию до масс быстрее и надежнее, чем если пытаться обходиться без посредника. Безусловно, с уточнением, что подобные уважаемые члены общины существуют в конкретном месте. К примеру, ВПС за 2 года не узнал вообще никого из соседей в новом пригороде, где народ живет в отдельных домах (кроме раввина, но смешивать религию и политику – нежелательно, а кое-где и незаконно), хотя за тот же срок жизни в кондо успел войти в группу недовольных.

Десятое, кадры на местах нужно “выращивать”. Причем на перспективу, а не исключительно для одной единственной сегодняшней кампании.
Рискну предположить, что акцент следует делать не на потенциальных лидеров, т.к. у этих мотивация выше, они на виду, а на “рабочих лошадках”, которых не замечают и редко благодарят и толком не стараются удержать в достаточной степени, в надежде, что легко найдут других.
В идеале культивировать нужно команды: потенциальный лидер, его заместитель, умеющие добывать деньги, юристы, специалисты по технической поддержке, советники по разным вопросам, “пехота”, которая будет обходить дома/квартиры, творческая команда (креативщики, стратеги, тактики, маркетологи) и т.д. И в небольшом избирательном округе мы говорим о примерно 20 или более активистах, готовых жертвовать хоть несколько часов в месяц на подобную деятельность, а лидеру и его заместителю придется тратить несколько часов в неделю, а то и час-два в день задолго до начала кампании! Далеко не все могут позволить себе такое.

Одиннадцатое, красивые и “правильные” названия привлекают. Если название ассоциации/группы о демократии, правах человека и прочих хороших, – с точки зрения элиты в конкретном обществе, – вещах, шансов, что группе дадут деньги, куда-то пригласят гораздо выше. И, разумеется, нужно привлекать к себе внимание, “быть на слуху”. Причем желательно найти идеальную для группы пропорцию реальных дел и пиара (полагаю, что в зависимости от сферы деятельности пропорции могут разительно отличаться).

Двенадцатое, людям проще доверять тем, у кого есть регалии, потому стоит налаживать связи с бывшими начальниками (в органах местной власти, политике, бюрократии, бизнесе, с профессорами и всякими “лауреатами”), лоббистами, отставными военными, активистами религиозных общин и т.д. Если бывший бюрократ или человек, занимавший выборную должность, на самом деле разбирается в том, как функционирует некая структура, это будет дополнительным бонусом. Но публика ведется на регалии и без знаний.
Еще один важный вывод: если можно представить коалицию как “надпартийную”, т.е. включающую не только сторонников одной партии, это поможет добиться доверия вменяемых людей, “умеренных” и “независимых”. Чрезмерное присутствие активистов и создаваемый ими шум нередко мешают и отпугивают не “истинно-верующих”.

Тринадцатое, контакты должны быть регулярными и достаточно частыми, если цель уже на горизонте – выборы через полгода или меньше, – то не реже раза в неделю. Пусть это будут телеконференции или интернет-совещания, но связь должна быть постоянной, особенно если мы пытаемся удержать вместе людей разных взглядов, отнюдь не во всем согласных друг с другом.

Четырнадцатое, внутри коалиции необходимо культивировать честность и принципиальность. Лидеры коалиции, описанной в материале в “Time”, постоянно повторяли, что они не будут поддерживать тех, кто пойдет против воли народа, кто бы ни победил. Это была принципиальная, над-партийная позиция: если победит Трамп, они будут бороться с беспорядками и несогласием в той же мере, что и в беспорядках в случае победы Байдена. Не знаю, насколько искренними были интервьюируемые Молли Болл, но данный пункт мне кажется крайне важным для любой широкой коалиции, ставящей не-партийные цели, но защиту прав и свобод, волеизъявления народа, освобождения от тирании и т.п.

Пятнадцатое, какими бы умными ни были активисты, необходимо хотя бы время от времени общаться и с “экспертами”, консультантами, специалистами. Зачем? Чтобы периодически “освежать” свой взгляд на ситуацию и собственную деятельность, чтобы попробовать посмотреть на перспективу под непривычным углом, например, благодаря неизвестным не-специалистам каким-то экспериментальным данным или не слишком широко известной теории.

Шестнадцатое, скепсис людей – к примеру, о важности голоса каждого из них или голосования по почте, – можно преодолеть умеренно длительными (исчисляемыми не неделями, но месяцами) усилиями. Это делается “на земле”, т.е. в основном теми, кого избиратели уже давно знают, а не призывами из столицы или пустыми декларациями в рекламе.
Тут важно правильно представить свою позицию – чтобы было понятно, что предлагается “хорошее” или борьба с “плохим”, – и не прекращать усилий. Быстро добиться изменения настроя масс не удастся, потому начинать нужно заранее

Семнадцатое, по мере достижения промежуточных целей, нужно ставить новые, чтобы не снижалась мотивация. Так Подхорзер постоянно подчеркивал, что поддержка Трампа выше, чем показывают опросы, потому нужно продолжать бороться!
Это один из больших проколов Молли Болл: что это за “над-партийная” коалиция, которая борется против одного из кандидатов? Что это за демократия такая, где один из вариантов волеизъявления граждан кажется неприемлемым? Это уже не нормальная, когда-то называвшаяся “либеральной” западная демократия, а вполне себе “управляемая”, та, что на одной седьмой суши! Одним словом, вся конструкция рассыпалась как карточный домик из-за этого признания, хотя до того ложь была не заметной.

Восемнадцатое, если известны специфические проблемы, нужно заранее готовить людей к их решению. Обсуждаемая кампания специально обучала некоторых активистов “снижать напряжение”, “разруливать” конфликты на избирательных участках и вокруг, делать ожидание очереди проголосовать чуть более веселым и менее нервным.

Девятнадцатое, если коалиция достаточно широкая и деятельность ее успешна, к ней будут желать присоединиться самые неожиданные силы. В обсуждаемом случае это была Торговая палата (U.S. Chamber of Commerce), обычно не особо расположенная к профсоюзным активистам типа Подхорзера. Беспорядки никому не нравятся, потому то, что может снизить их вероятность, получает поддержку от самых разных сил.
Чем неожиданней альянс, тем он сильнее. Потому что подобный союз означает критически важную цель, заставляющую забыть прошлые обиды.
Летом прошлого года Трамп и республиканцы профукали именно такую возможность – получить поддержку известных левых интеллектуалов, не согласных с удушением свободы слова активистами-леваками.

Двадцатое, нужно всегда дважды/трижды думать, прежде чем выводить людей на улицы, т.к. это может привести к серьезным негативным последствиям. Иногда уйти от ожидаемой конфронтации – куда эффективней и неожиданней, чем пойти на конфронтацию. Пусть противник, как говорил Сунь Цзы, наносит удары в пустоту – так он только по-напрасну растратит силы.
Левые активисты из статьи крайне мудро удержали своих сторонников в разных организациях от конфронтации со сторонниками Трампа 6 января 2021 года около Капитолия.

Двадцать первое, какой бы проработанной ни была стратегия и каким бы удачным ни было исполнение пунктов плана, необходимо иметь план на случай провала. Как верно отметили в статьи кампания Трампа не имела такого плана, а импровизация была крайне неудачной (у меня есть нехорошее ощущение, что кампании республиканцев и Трампа, к сожалению, вообще были непрерывной серией неудачных импровизаций, упускавших все представлявшиеся возможности, кроме возможностей сделать хуже самим себе).

Двадцать второе, избыточное давление на людей, требование от них больше, чем они могут сделать, приводит к обратным результатам – люди отворачиваются и одновременно становятся доступными для предложений, если не от противников (предательство требует внутренней предрасположенности, одного недовольства “своими” недостаточно), то от “над-партийной” или “не-партийной” коалиции (пусть это лишь маска).

Двадцать третье, совсем не обязательно давить оппонентов до конца, заставляя их полностью капитулировать (все же мы не о настоящей войне говорим, а о политике в демократической стране), достаточно добиться минимального результата, который позволит достичь нужной цели.
Обсуждаемая группа прекратила давить на республиканского наблюдателя в одном из округов в Мичигане, как только второй республиканец согласился с ними, а первый решил воздержаться. Победа 5:0 не даёт больше очков, чем победа 4:3 или 1:0 – минимальные усилия оправдывают себя. Особенно, если сражение/матч не единственные, а одни из многих.

Двадцать четвертое, организованность проверяется в экстремальных ситуациях: чем быстрее группа может отреагировать, чем эффективнее её логистика и чем больше у нее “запасных игроков”, тем успешнее будут её действия в целом. Для рыхлых коалиций это особенно сложно, т.к. ресурсы распределены по разным группам, что затрудняет координацию и замедляет коммуникацию.
Тут можно использовать технические решения – массовые рассылки текстовых сообщений и т.п., но заранее договориться с “запасными игроками” всё равно придется, как и четко объяснить им, что они должны делать, чего не делать и т.д.

Двадцать пятое, предателями и отступниками пользоваться легко, но, рискну предположить, обмануть людей они смогут, скорее всего, только один раз, дальше их сущность станет всем очевидна, и их ценность уменьшится до нуля (а то и отрицательных величин, когда вред от них будет больше пользы).

Двадцать шестое, если не можешь предложить “пряников” больше оппонента, сделай так, чтобы твой “кнут” казался страшнее или реальнее. Но если не можешь запугать своим “кнутом”, работай над тем, чтобы твои “пряники” казались привлекательнее!

Двадцать седьмое, чтобы оппоненты отступили порой им нужно предложить хорошее оправдание, возможность сохранить лицо. Выглядеть неудачником, который ни на что не годен, не хочется никому, потому выгоднее оставить оппонента с проигрышем 0:1, а не 0:5, чтобы он не пытался отыграться “из вредности” или “из принципа” на тех площадках, которые ничего не решают, но только делают жизнь хуже, если конфликт переходит и туда.

Двадцать восьмое, нельзя забывать своих сторонников и помощников после победы, нужно продолжать поддерживать с ними связь, пусть и не столь интенсивную. Чувство принадлежности к большому и важному делу – хорошая мотивация и основание для более высокой самооценки.

Такие вот двадцать восемь (а может и больше, если ВПС что-то упустил) практических уроков могут извлечь сторонники личной и индивидуальной свободы – aka “правые”, консерваторы, республиканцы или либертарианцы, – из материала Молли Болл в “Time”. А можно не извлекать уроки, ограничившись эмоциональной реакцией. Каждый решает для себя сам, какой подход ему/ей ближе.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.