О природе человека

В интересной и достойной книге публициста и криминолога Майка Адамса Letters to a Young Progressive: How to Avoid Wasting Your Life Protesting Things You Don’t Understand в последнем, 35-ом письме молодому адресату, помимо критики в адрес коммунизма, поминается противопоставление двух точек зрения на человека – или как на греховного, нуждающегося в искупительной силе Христа, или как на способного к совершенствованию (“perfectible”, к слову, сходный термин – “faculté de se perfectionner”, – на английском “perfectibility”, – использовал Жан-Жак Руссо), если ему поможет государство.
В напечатанной днями статье в правом издании “American greatness” тоже поминается противопоставление между видением человека, как грешного, склонного к эгоизму и злу, и видением человека как априорно хорошего. Первое восходит к христианству, второе – к Руссо, полагавшего, что в “природном состоянии” человек добр (концепцию так называемого “благородного дикаря” изобрел не Руссо, но он ее здорово популяризовал).

Если задуматься на пару секунд, каждый из нас может припомнить достаточно примеров, которые подтвердят как одну, так и другую точку зрения: и как люди вели себя меркантильно, и как вели себя великодушно, подло или честно, эгоистично или альтруистично, как жертвовали собой и как “гребли под себя”, спасали себя в ущерб другим. Так какова же природа человека, можем ли мы говорить о природе человека в общем или это всегда природа конкретного человека?

Давайте начнем с разбора двух концепций. Христианство предполагает человеческую природу греховной, тогда как в иудаизме, ответственном за большую часть Библии, понятие греха, как нарушения заповедей, имеется, но никакой греховности из этого не вытекает. Разница не только в имеющемся только в христианстве понятии первородного греха, но, в значительной мере, и в отношении к сексу: иудаизм относится к сексу положительно, сексуальное удовлетворение женщины важно в браке. Да, есть запреты на прикосновение к женщине во время месячных (и семи дней после них), на гомосексуальные и инцестные отношения, но в целом отношение положительное. Тогда как в христианстве отношение к сексу, как к злу, которое хорошо бы преодолеть, но если не получается, то только в браке (и в рамках брака, желательно, в миссионерской позиции).
То есть если бы не неприязнь к сексу со стороны основателей христианства (я понимаю, что для верующих основатели были апостолами, святыми, а то и цитировали Бога, т.е. мы говорим не о земном/людском, но Божественном происхождении, тем не менее обсуждаемое отношение никуда не девается, какой бы термин ни использовался), то и “греховности” как концепции могло и не быть.

Представление о дикарях, как якобы благородных и полных исключительно высоких помыслов, имелось и в Древнем Риме, так Тацит явно идеализировал германцев в книге об их происхождении. Дикари, восхищавшие европейцев Нового времени, в основном жили в Америке, где процветал каннибализм, и где нравы были довольно жестокими. Так на юго-западе нынешнего штата Колорадо в 13 веке насильственной смертью погибли 90% людей, чьи останки нашли археологи.

То есть “благородный дикарь” был кабинетной конструкцией, выдачей желаемого за действительное, не имеющей ни малейшей связи с реальностью. Из чего следует, что предположение Жан-Жака Руссо об априорной доброте человека “в естественном состоянии” базируется на выдумке.

Итак, какова же природа человека? Видимо, в какой-то пропорции в большинстве людей заложены как добро (то, что заставляет действовать для улучшения жизни окружающих – вне рыночных механизмов), так и зло (то, что приводит к действиям, ухудшающим жизнь ближним и дальним). Разница не в том, что есть святые, а есть воплощения дьявола, а в том, в какой пропорции в конкретном человеке имеются задатки того и другого. И как внешние и внутренние факторы позволяют проявиться светлому и темному началу.

Если предположить, что в обозримом будущем будет совершен научный прорыв в понимании связи генетики и агрессии, то мы сможем идентифицировать генетических убийц и насильников, чтобы лучше разобраться в том, что влияет на их поведение. Однако можно совершенно точно сказать, что в значительном проценте случаев культура, окружающая среда и прочие факторы влияют на раскрытие в душе добра и зла. Но в одних и тех же обстоятельствах, в одних и тех же семьях вырастают и преступники, и подвижники, и вполне средние люди, делающие окружающим немного больше добра, чем зла.

Немецкая культура начала 20 века не была демонической, особо злокозненной, тем не менее она воспитала нацистских палачей и садистов. Точно то же самое можно сказать о русской, украинской, белорусской, грузинской, еврейской, латышской, польской, татарской и прочих культурах, воспитавших садистов ЧК/ГПУ/МГБ и палачей ГУЛага.
И давайте не будем забывать, что палачами стали относительно немногие (да, их были тысячи, но все же из многих миллионов!). Что означает, что какие-то внутренние – генетические, гормональные и прочие, – факторы тоже сказались.

Человеческая природа амбивалентна, двойственна (для иллюстрации можно вспомнить новеллу Проспера Мериме Локис или стивенсоновскую Странная история доктора Джекила и мистера Хайда). Но тысячи лет эволюции способствовали отбору тех качеств и характеристик, которые помогают совместному выживанию как отдельных племен, так и обществ. Причем эволюционный отбор действовал как на уровне биологических реакций (включая психологические и физиологические), так и на уровне культуры: всё то, что активно вредило благополучию членов семьи и соседей, постепенно исчезало.

С одной стороны, мы, люди, существа эгоистичные, с другой, – стадные. Мы не можем выжить в одиночку и полностью наплевать на мнение окружающих (есть, разумеется, напрочь асоциальные психопаты, но их немного – 1-3% населения, хотя у заключенных в тюрьмах в 65-80% случаев обнаруживаются, как минимум, отдельные признаки этого расстройства личности). Потому по мере взросления, обучения социальным навыкам, мы учимся в большей степени проявлять светлую сторону своей природы, а не тёмную.
Так что большинство из нас, обычных людей, т.е. не святых и не преступников, делает окружающим больше хорошего, чем плохого. Как благодаря внутренней потребности, так и внешним стимулам и запретам.

Но христианский взгляд на человеческую природу, как на склонную поддаться греху, предлагает более удачную модель общественных институтов, чем взгляды Руссо и его последователей: нужно создавать условия для развития добра в душе, делая развитие зла невыгодным, тем самым мы сделаем жизнь в обществе лучше. Если же пустить всё на самотёк, надеясь на “априорно-добрую” природу человека, то мы создадим условия, в которых многие, кто мог бы в иных обстоятельствах вести себя хорошо, будут вести себя плохо.

И это заставляет вернуться к концепции греховности человека. С одной стороны, она создает внутреннюю, психологическую обратную связь, не дающую совершать некоторые (!) действия, представляемые греховными. С другой стороны, она налагает чрезмерно много ограничений, противоречащих человеческой биологии/физиологии, что создает психологические проблемы и заставляет тратить ограниченные волевые ресурсы на борьбу с самим собой в вопросах секса, что, в свою очередь, приводит к нехватке ресурсов в других ситуациях. Да и система внешних поощрений и наказаний работает на круг эффективнее, чем внутренняя. Во всяком случае для простых смертных, лишенных фантастической силы воли.

Итак, в некоторой степени христианство право, говоря о “греховной” природе человека, – есть в людях некоторое количество потенциального зла. В некоторой степени прав Руссо, говоривший о доброте и положительности людей, – и это в нас есть. Но с точки зрения устройства общественных институтов, подход Руссо может привести исключительно к негативным результатам, увеличивая количество зла в обществе, лишенном сдерживающих механизмов, тогда как христианский подход куда ближе к наиболее эффективному, какой только можно представить, не залезая в область фантастики.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.