История, экономика и этика

На волне майско-июньских беспорядков в Соединенных Штатах проходит дикая волна осквернений и разрушений памятников. Список поврежденных и/или опрокинутых монументов позорно длинен. И поскольку истерика и погромный характер уничтожения памятников уже привели к тому, что добрались до памятников и отцам-основателям страны, и Колумбу, и даже изгадили памятник первому полку черных доборвольцев в Гражданскую войну, то лидеры Демпартии не знают, как реагировать. Один автор некогда респектабельной, а ныне откровенно пропагандистской, служащей интересам активистов-леваков, “NY Times” предложил убрать памятники первому президенту США. Тогда как вынужденный учитывать мнение электората кандидат в президенты Джо Байден заявил, что памятники “южанам” нужно убрать в музеи, а вот памятники Вашингтону, Джефферсону и Колумбу нужно защищать.

В Канаде идет уничтожение символов христианства и осквернение военных мемориалов.
А для того, чтобы не казалось, что безумцы действуют только в Западном полушарии, новость из Англии: архиепископ Кентерберийский получил жалобу на скульптуру римского императора Константина, стоящую около Йоркского собора, мол, как можно терпеть статую того, кто поддерживал рабство!

The statue of Emperor Constantine at York

Для тех, кто не в курсе, Константин Великий почитается, поскольку прекратил преследование христиан в Римской империи, а потом и предоставил христианской церкви всякие преференции (хотя сам так и умер язычником).

Можно было бы подумать, что когда одна сторона сошла с ума, другой легче остаться вменяемой. Но и среди правых нет согласия по поводу подтирания истории: кто-то пишет о трусости консерваторов, дозволяющих уничтожение памятников, кто-то – в том же самом правом издании! – говорит, что, мол, правительство должно было давно убрать монументы генералам “Юга”.

Для полноты стоит упомянуть и мнение около-либертарианских кругов. В главном американском либертарианском издании “Reasonпрофессор юриспруденции и псевдо-либертарианец Илья Сомнин полагает, что убрать памятники солдатам и генералам Конфедерации нужно, но не в ходе беспорядков. Особую пикантность мнению псевдо-либертарианца придает не только то, что на мнение людей, которые ценят данные памятники, он плюет, т.е. никакой свободы мнений не предполагает, но то, что ничтоже сумнящеся продолжает повторять собственную аргументацию 2017 года, что, мол, аргумент “скользкая горка”, когда одно событие неизбежно приведет к множеству последующих, в данном случае неприменим: мол, снос памятников “конфедератам” не приведет к сносу памятников Вашингтону и Джефферсону. Вот только факты говорят об обратном: статья Сомина датируется 20 июня, а в Портланде статую Томаса Джефферсона опрокинули 14 июня. И вся псевдо-аргументация профессора Сомина о том, что нужно различать памятники отцам-основателям страны от памятников тем же самым людям в качестве рабовладельцев, оказывается пустой и глупой.

Снос памятников вызывает вопрос – зачем, почему, с какого бодуна? Ответ уже озвучен: мы имеем дело с типичным религиозным культом. А большинство религиозных культов пытаются уничтожить всё то, что им предшествовало. Боги и даже идолы – создания ревнивые. Почти любая религия, как неуверенная в себе красотка, пытается быть единственной и неповторимой и для того контролирует каждый шаг верующих, чтобы ни в коем случае не “изменили”. Потому религии на разные голоса и повторяют “не имей других богов пред лицом моим”. Так что не удивительно, что в Римской империи в 3-4 веках христианская церковь преследовала язычников, что обращение язычников Скандинавии и Прибалтики приняло форму крестовых походов, что захватившие Египет в 642 году мусульмане отметились уничтожением Александсийской библиотеки (римляне тоже были замечены в этом, начиная с Юлия Цезаря, да и христиане не поддерживали “языческую науку”, а Кирилл Александрийский не только евреев выгнал, но и к убийству математика/философа Гипатии руку приложил, и с христианами-несторианцами боролся жестко, инакомыслия на дух не переносил). Если из античности перенесемся в 21 век, то в 2001 году в Афганистане талибан уничтожил статуи Будды, созданные в 6 веке, а в Мьянме в 2016-7 гг буддисты преследовали местных мусульман. К слову сказать, не только религии ревнивы, это с древности демонстрируют и властители, периодически ополчавшиеся против кого-то из предшественников и стиравшие память о нем.

И поскольку религиозного рвения у леваков с избытком (так всегда бывает, когда аргументов и доводов нет и в помине), то можно ожидать “продолжения банкета” и попыток уничтожить все следы исторических событий, кажущиеся “неправильными” современным левакам.
Кто на очереди, после памятников? Рискну предположить, что это может быть – американский флаг. Да-да, флаг США, “Союза”, “северян”, а не “Конфедерации”/”южан”. Почему? Потому что и под ним Ку-Клукс-Клан маршировал:

KKK and US flag
Это в Нью-Джерси, вполне себе северном штате, а не где-то в южной глуши.

А это в столице в 1925 году:
KKK in Washington

Почему леваки будут нападать на флаг страны? Потому что ненавидят Америку. И действия расистов почти 100 лет назад – только повод для уничтожения всех символов страны. Мы имеем дело с религиозным культом, потому логика и факты не имеют значение, и по этой самой причине борьба идет в значительной мере с символами! И это объясняет, почему Принстонский университет подтирает имя Вудро Вилсона – президента США и сего университета, сделавшего данное учебное заведение одним из лучших в стране. Это символический жест: если не поминать, стереть имя, то ничего плохого как бы и не было вовсе. Магическое мышление – “наше всё” для левых активистов в 21 веке!

Но многие, подозреваю, задают сами себе вопрос: допустим, не эти, а другие, но можно ли вообще убирать памятники? И если да, то какие и при каких обстоятельствах? Вернее так: как убедиться, что сносом конкретного памятника мы не ухудшим ситуацию? Есть ли для этого четкие критерии, годные не только для защиты того, что дорого сторонникам одной политической идеологии, но остающиеся ценными и в случае угрозы памятникам, ценимых идеологическими оппонентами?

Близкие темы обсуждались в этом блоге несколько раз за последние несколько лет: в заметках и о флагах и американской истории, и о памятниках Конфедерации, и о попытках снести памятники Суворову и Жукову в Украине, как о демонстрации исторической безграмотности и политической ангажированности.

Потому постараюсь не повторяться, а сконцентрироваться на общих подходах в большей степени.

Итак, для того, чтобы понять, какие могут быть основания для сноса, нужно начать с разбора того, для чего нужны памятники, какая от них польза.

Как это ни странно, но памятники имеют вполне конкретный эволюционный смысл – они выполняют ту же функию, что и писание собак на столбы, – они помечают “свою” территорию. Религиозный культ или царь ставит памятники, которые доказывают его право на некую территорию. Или хотя бы законность нахождения на территории, наравне с другими (если многие культы приняты в стране). Чтобы доказать превосходство религии или царя удобнее снести символы конкурирующих религий (к примеру, албанские коммунисты в 1967 г уничтожили 765 церквей и монастырей) или сделать собственную статую/храм/пирамиду больше, чем у остальных.

Но можно и не тратить ограниченные ресурсы, если заставишь поверить, что имеешь касательство к прежним царям (якобы той же) династии. А можно использовать чужой храм для своих нужд: так мусульмане переделывали церкви и индуистские и зороастрийские храмы в мечети, в Испании после изгнания мусульман мечети переделывали в цекви.

Памятник императору или фараону означает магическое присутствие правителя в течение долгих веков в восприятии масс. Он словно бы присматривает за людьми с постамента (даже картинка с глазом в лучшую сторону меняет поведение людей!). И его каменная мощь, его незыблемость означают силу и устойчивость государственной власти.

В тени огромного и кажущегося совершенным царя-основателя не так заметны мелкие и не столь достойные фигурки последующих правителей. Но их несовершенство компенсируется (предполагаемой) идеальностью того образа, который представляют камень или бронза.

Когда мы переходим от рассмотрение памятников монархам к не-венценосным особам, то частично логика сохраняется: мы видим того, кто совершил нечто значительное, – как полководец, государственный деятель или творец в одной из областей искусства, – за что ему потомки обеспечивают аналог бессмертия.

Памятник сохраняет память. В теории. Но на это не особо надеются, потому на каждом памятнике есть табличка, поясняющая, кто изображен. Однако, получив пояснение, человек должен представить себе связь между статуей и нынешним государством, значимость прославляемого для предшествовавших , нынешних и будущих поколений жителей.

И вот это последнее, пожалуй, самое главное в памятниках – они являются наиболее вещественной и понятной проекцией истории страны. Памятники ставят тем людям, которые для истории данной страны самые важные. Насколько это могут понять те, кто заказывают памятники.

Представим, что некий Вася Пупкин или Джон Смит заказали памятник Х. Почему другие люди должны считать этот памятник важным и ценным для себя лично или для общества в целом? Первый же приходящий в голову ответ – нет для этого никаких оснований. Потому что мы можем глубоко презирать этого Васю или Джона. Логично?

И да, и нет. Дело не в том, насколько высокоморален или мудр был заказавший памятник человек, а в том, какие деньги на это потрачены – заработанные в ходе рыночных отношений или уворованные/награбленные/собранные в виде налогов/напечатанные. Дело в том, что деньги в рыночной экономике являются мерой социальной полезности/желательности товара или услуги. Потому что транзакция добровольная, и если бы покупатель не посчитал ее выгодной для себя, он бы в нее не вступил. Потому те, кто заработали деньги в условиях свободного рынка, практически получили подтверждение того, что оказали обществу более полезные услуги, чем те, кто заработал меньше.

Деньги лишены функции социальной полезности в условиях плановой экономики. Да и те деньги, что украли или изъяли принудительно, тоже не демонстрируют большую социальную полезность того, в чьих руках они оказались.

Если Джон Смит на собственные деньги заказал памятник, это означает, что какую-то часть собственной социальной полезности Джон решил отдать в пользу генерала, композитора, сенатора, писателя, изобретателя и т.д. И при этом другие люди, обладающие каким-то влиянием и социальной полезностью, не посчитали действия Джона плевком лично им в душу, и потому не противодействовали и дали возможность воздвигнуть монумент.

Если Вася Пупкин отдал приказ построить за казеный счет сотню памятников Вове Пупкину, васиному папе, то никакой социальная полезности в этом случае как не было, так и не появилось.

Хорошо, – скажет скептик, – допустим, Джон Смит дал деньги, – этот символ общественной пользы, – на памятник генералу Х, почему я должен уважать этого Х больше, чем генерала У?
И будет прав: уважать генерала Х больше, чем У, наш скептик не должен. Но если в обществе не нашлось достаточного числа людей, которые скинутся на памятник генералу У, мы будем точно знать, что людей, уважающих У заметно меньше, чем уважающих Х. Или, выразимся точнее, эти люди не обладают той же степенью социальной полезности, как те, что ценят Х.

Это было рыночное, экономическое объяснение ценности памятников. Из него следует, что если памятники ставило государство, а не частные граждане, говорить о том, что обществу нужны конкретные монументы нет оснований (вероятно, были политические, идеологические или еще какие соображения, но доказать общественную потребность придется в каждом конкретном случае, априорно ее нет).

Отсюда же следует, что все памятники, построенные без использования символа социальной желательности, т.е. заработанных на свободном рынке денег, нужно продавать – если ни одна группа не сможет собрать достаточно денег, чтобы демонтировать и увезти на свою частную собственность, значит конкретный памятник вообще никому не нужен и его можно взорвать. Или как минимум выяснить, что большинство граждан ценят памятник и готовы ежегодно собирать на его сохранение некую сумму добровольными пожертвованиями. Или одномоментно “выкупить” памятник, чтобы обеспечить ему легитимность с помощью символа социальной полезности.

Однако не будем забывать, что рыночное измерение – только одно из нескольких, которые учитывают люди. Поскольку последние – существа иррациональные, то ограничиться экономическим взглядом не получится.

Выше отмечалось, что памятники – это самый зримый пример сведенной к отдельным лицам истории страны. Из чего вытекает вопрос: чем нам в 2020 может помочь то, что в 1920 кто-то настолько впечатлился действиями некоего А в 1820, что собрал на монумент деньги?
Важность связи с предшествующими и последующими поколениями не самая рациональная часть человеческой природы. Но она позволяет обрести “смысл жизни” (строго говоря, никакого смысла нет, желающим обсудить вопрос могу порекомендовать заметку на эту тему). Для того, чтобы жертвовать собой, вполне конкретными сиюминутными благами, ради детей, можно придумать якобы эволюционное объяснение – мол, иначе бы людей сегодня не было бы. Но самая примитивная логика беспокойства о детях подводит к заключению, что все предыдущие поколения, в результете заботы коих мы и появились на свет, связаны с нами, посему мы должны быть благодарны им и помнить о них, как мы хотим, чтобы наши дети помнили о нас.

Если мы ценим государство, в коем живем (и не перебираемся в иные места), то тем самым мы ценим всё лучшее, что создали предшествовавшие поколения, а также их усилия и жервы ради того, чтобы это государство не сгинуло. Лучшее, что было создано, а также организация усилий по сохранению государства/страны, в значительном проценте случаев связаны с теми людьми, которым поставили памятники. Так что уважение к памятникам – подтверждение того, что уважаешь страну, в которой живешь.

Но из чего следует, что нужно слепо уважать страну, не пытаясь исправить ошибки прошлого, убрав, например, памятники лже-полководцам или преступным политикам? Почему история должна оставаться неизменной, почему нельзя назвать плохих людей – плохими людьми, которые не заслуживают памяти?

Разумеется, на довод – не нравится, так уезжай, – всегда можно услышать ответ, что человек имеет такие же права и не должен уезжать, если он хочет изменить страну. Вот только “права на страну” предполагают ту минимальную степень уважения к ней, которая не позволит глумиться над историей, ее символами, над тем, что дорого другим гражданам. Особенно тем, которые доказали свою ценность для общества в рамках рыночных отношений.

Предположим, в истории страны был какой-то ужасный момент. Почему память о нем должна быть зримой на городской площади? Ну, во-первых, для того, чтобы этот ужасный момент не повторился. Поскольку повторяют исключительно те, что не помнят, не поняли или не знают.
Во-вторых, если момент был настолько ужасным и напоминание так сильно бередит раны, что вполне можно провести рефендум. В случае если памятник был установлен за казеный счет. Если же беспокоит памятник, который поставили на частные пожертвования, то не ходите рядом, уезжайте в соседний город. Потому как коль человек все же вырос и повзрослел рядом с якобы ужасным памятником, а не умер в младенчестве, не засох в детстве, то памятник был не столь ужасен, как нам пытаются представить!

– Так что же, и нацистам памятники дозволять?
– Если дозволяются памятники Ленину, Сталину, Мао и Ко, то какие претензии могут быть по поводу памятников нацистам?!
– А если мы против памятников и национал-социалистам, и коммунистам, что тогда?
– Тогда не ходите около памятников, не смотрите на них, перебирайтесь в другой город, где не живет достаточное количество идиотов, собирающих деньги на подобные монументы массовым убийцам.
А еще лучше – попытайтесь понять, почему какие-то люди ставят памятники плохим людям или защищают уже стоящие. Не исключено, что их позиция объяняется слабым знанием истории, отсутствием логики или еще чем-либо не особо достойным, тогда для Вас будет лучше держаться от таких людей подальше (переехать в другой город). Или Вы сумеете понять что-то, непонятное прежде. И станете спокойнее относиться к изображениям “плохих людей”.

История ценна не только созданием связи со страной, но и тем, что помогает принимать разумные решения сегодня. Когда люди делали то-то, получилось А, а когда делали это, получилось Б, так чего мы готим добиться сегодня? Безусловно, в зависимости от обстоятельств одни и те же действия могут привести к разным последствиям. Но для того, чтобы сделать этот вывод нам тоже нужно опираться на историю.

История – это по сути большая выборка фактов, которые ценны только тогда, когда для выводов учитывается всё, а не произвольно надерганные примеры. Мы можем прийти к верному заключению, если отталкиваемся от фактов, что означает ОТ ВСЕХ фактов. Если же отбираем факты для оправдания заранее известного вывода, то скорее всего примем неверное решение.

Давайте представим себе Александра Флеминга, который выкидывает чашки Петри, в которых плесень убила колонии стафилококков, – ведь не этот результат он ожидал. Смог бы он открыть пенициллин? Или представим Грегора Менделя, который изучал цвет цветков и форму семян гороха, если бы он не учитывал, к примеру, угловатые семена, то никакие законы генетики он бы открыть не смог. Ученые, изобретатели и все остальные могут извлечь пользу из фактов, только если принимают во внимание и “отклонения”, нежелательные (“случайные“) результаты.

Потому история полезна обществу только в том случае, когда она несет всю информацию, а не отфильтрованную часть. Сохранение памятников – одна из составляющих процесса консервации всей важной информации. Пусть лучше каждый сам делает выводы о людях, коим поставили памятники, чем ни у кого не будет повода задуматься, потому как историю подтерли, и памятников больше нет.

А что с предложением Джо Байдена и некоторых республиканцев и псевдо-либертарианцев убирать вызывающие чье-то недовольство статуи в музеи? А где гарантия, что в музее они будут выставляться, а не будут скрыты в “запасниках”? Или что недовольные не будут давить на руководство музея, как давят сегодня на власти города или штата? По сути таким образом предлагается подтереть историю не за один ход, а за два-три. Результат, разумеется, при этом не изменится.

Теоретически можно представить общество, где стерта историческая память, писатели публиковали книги о таких обществах. На практике всё сложнее: да, можно подретушировать фотографии и вымарать какие-то имена в учебниках, но удерживать общество без опоры на прошлое невозможно. Потому в опасные моменты для своей власти коммунисты вводят ордена Суворова, Кутузова, Александра Невского, чтобы использовать историческую память для создания исторической гордости, а последнюю использовать для воодушевления солдат.

Так что несмотря на господствующий сегодня на Западе zeitgeist, общество без исторической связи с предшествующими поколениями, с их победами и достижениями, сконцентрированными в образах отдельных людей, коим ставили памятники, выжить не сможет. И сбрасывающие в 2020 году памятники с постаментов имеют более “высокую”, как им кажется, цель – они хотят уничтожить это общество. Потому что история – это один из наиболее важных компонентов “клея”, удерживающего людей в обществе, способном преодолевать хоть какие-нибудь трудности.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , , , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.