“Why Nations Fail”

Американские экономисты Дарон Аджемоглу и Джеймс Робинсон (кстати, оба родились в Стамбуле, правда, с разницей в 7 лет) в 2012 году опубликовали Why Nations Fail: The Origins of Power, Prosperity, and Poverty. В 2016 вышел русский перевод Почему одни страны богатые, а другие бедные. Происхождение власти, процветания и нищеты (или можно скачать здесь).

Why_Nations_Fail_Cover

В недавней заметке об апартеиде ссылался на эту книгу, но “Why Nations Fail” заслуживает рецензии, пусть и с некоторой оговоркой. В данном случае – одном из редких! – англоязычная статья в Википедии заметно уступает русскоязычной (не знаю, кто ее писал, но снимаю шляпу!). Содержание книги пересказано очень подробно, пересказаны и рецензии в главных англоязычных изданиях, и исследователи, на чьи работы опирались авторы. Потому писать рецензию как обычно, т.е. пересказать основные идеи авторов, а потом перейти к возражениям (если таковые имеются), не получится: первую часть работы уже качественно сделали, повторять своими словами нет смысла. Так что предлагаю скорее критику.

Дарон Аджемоглу и Джеймс Робинсон смотрят на события мировой истории через призму институционалной экономики: по их мнению есть два типа институтов “экстрактивные” и “инклюзивные”, причем эти два типа характерны как для политических, так и экономических институтов.
Русская статья Википедии вслед за авторами перевода использует кальку с английского. “Extractive” означает “добывающий, извлекающий”, а “inclusive” – “включающий”. И в английском, и в русском слова не являются антонимами. По сути авторы говорят о том, что в одном случае максимальное число людей ВКЛЮЧАЕТСЯ в число выгодо-получателей от работы того или иного политического или экономического института, а в дргом максимальное число ИСКЛЮЧАЕТСЯ.

Поскольку приносящий выгоду максимальному количеству людей экономический институт называется “свободный рынок”, а аналогичный политический институт – “демократия” (определяемая как система, где имеющие равные права граждане могут сменить правительство, но не могут отказаться от собственных прав и свобод), то всё, что предлагают Аджемоглу и Робинсон, – сказать чуть иными словами, что движение к демократии и свободному рынку делает страны богатыми, а движение от демократии и от рыночной экономике делает страны бедными. И с этой хохмой они получили почти 10 тысяч цитат в научных изданиях 🙂

Английское издание читается потрясающе легко, но в конце каждой главы испытываешь разочарование – никаких деталей и подробностей того, как работают механизмы этих самых институтов, нет, так что остается не совсем понятно, на чем основаны выводы. Книга не является, если можно так выразиться, взглядом “с высоты птичьего полета”, но чем-то по сути довольно близким, и потому не создающим ощущение знания точных деталей, т.е. той конкретики которая отличает кабинетных теоретиков от людей, действительно разбирающихся в вопросе.

Что еще хуже – авторы намеренно отказались от научного подхода и не желают замечать все те примеры, которые противоречат их концепции. К примеру разбирается переход от республики к империи в Древнем мире: вместо “инклюзивного”, т.е. учитывающего большее число мнений института, появляется “эксклюзивный”, учитывающий меньшее число мнений, и авторы делают скачок к 193 году нашей эры, когда сменилось 5 императоров. Но как все знают из школьного курса истории (или теле-сериала) крупнейшее восстание рабов – восстание Спартака, – имело место все же в Римской республике, а не Римской империи. Да и Римская империя весьма неплохо развивалась во всех отношениях в течение первого и второго века нашей эры (об этом интересно и убедительно пишет Эми Чуа в “Day of Empire“, желающие могут посмотреть рецензия тут).

В определенной степени Эми Чуа стояла на близкой к Аджемоглу и Робинсону позиции – в ее трактовке империя преуспевала в то время, когда талантливые выходцы из разных слоев общества могли двигаться вверх, не встречая искусственных ограничений. Общественные институты Римской империи в течение первых двух столетий ее существования в достаточной мере способствовали достижению талантливыми людьми высокого положения, тогда как заржавевшие институты поздней Республики всячески мешали, дозволяя выдвижение par excellence патрициев. Да и возможности стать римскими гражданами в республиканские времена были более ограниченными, чем во времена имперские. Но поскольку Дарон Аджемоглу и Джеймс Робинсон предпочли сконцентрироваться на искусственной, ну, или скажем иначе – формальной, конструкции политических институтов, то они вынуждены были проигнорировать не только детали, но и всю нижележащую логику.

Большим недостатком “Почему одни страны богатые, а другие бедные” является игнорирование этнического фактора, влияющего на результаты рыночных реформ: если в стране имеется этническая группа, контролирующая значительную часть экономики, как китайцы в странах Юго-Восточной Азии или выходцы из Ливана в Западной Африке, или белые (потомки испанцев, но не только они) в большинстве стран Центральной и Латинской Америки, то доминирующая на рынке, но относительно малочисленная группа будет тормозить движение к демократии, т.к. это приведет к погромам и избранию “популиствующих” социалистов. То есть, пользуясь терминами Аджемоглу и Робинсона, “инклюзивные” экономические институты приводили к укреплению “экстрактивных” (исключающих большинство из процесса принятия решения и числа выгодополучателей) политических институтов.
Обо всем этом писала Эми Чуа в бестселлере 2003 года, который Аджемоглу и Робинсон напрасно проигнорировали (пусть это и не сочинение экономиста, но тема крайне близка к тому, что они обсуждают).

Куда более вопиющим примером, не соответствующим авторской концепции, является Сингапур, где экономические институты максимально открыты для всех, а вот политические институты откровенно авторитарные. Один из самых очевидных критериев научности подхода – разбор того, что противоречит предлагаемой теории. Нужно искать не то, что подтверждает теорию, а то, что ее опровергает, и пытаться разобраться со всеми нестыковками. Иначе мы впадаем в ошибку подтверждения.

Авторы хорошо показали, как в некоторых случаях изменение в политических институтах приводит к изменению экономических институтов. И наоборот. Но что остается не ясным, почему это не происходит всегда, каков механизм или механизмы этих изменений, какие факторы тормозят эти механизмы, а какие – ускоряют.
Почему мы знаем примеры стран с рыночной экономикой и авторитарной, а то и тоталитарной властью, но не знаем стран с демократией и не-рыночной экономикой (или, в терминах Аджемоглу и Робинсона, “экстрактивными” экономическим институтами)?
Авторы практически игнорируют вопрос культуры, предпочитая те примеры, где разница в институтах при одинаковой культуре дает диаметральные результаты (городки Ногалес на американской и мексиканской сторонах границы, Северную и Южную Корею, ГДР и ФРГ). Но это только часть вопроса! Еще одной частью будет когда одна и та же культура в разных местах и условиях дает сходные результаты, как в случае китайцев, которые успешно ведут бизнес на самых разных континентах, как в демократических, так и в авторитарных, а то и тоталитарных странах. Еще одна часть – одинаковые результаты разных культур в разных условиях, и т.д.

Никто не сомневается, что лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным, или что жить в свободной и благополучной стране заметно приятнее и выгоднее, чем при нищей диктатуре (если мы оставим в стороне самого диктатора и его ближайшее окружение, втихаря наслаждающихся роскошью). Вопрос, на который не смогли ответить авторы – как перепрыгнуть из второго состояния в первое.

И несмотря на всю мою критику, несмотря на все, оставшиеся без ответа вопросы, “Why Nations Fail“/”Почему одни страны богатые, а другие бедные” (кому на каком языке удобнее) – замечательная, полная интересных фактов книга, которую стоит прочесть. Да, она довольно велика, но некоторые темы в тоненькой брошюрке не разобрать. Так что рекомендую!

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.