О “добровольном рабстве”

Либертарианство ставит на первое место свободу, и вся либертарианская шкала ценностей сводится к максимуму как личной, так и политической и экономической свободы. При этом гарвардский философ Роберт Нозик в своей книге “Анархия, государство и утопия” (Anarchy, State, and Utopia“, английскую версию можно бесплатно скачать тут) поддержал идею “добровольного рабства”. Интересно, что данное утверждение не сильно волнует англоязычную публику: статья Википедии о добровольном рабстве не упоминает Нозика вообще (на 17 января 2020), хотя и в статье об упомянутой книге, и в статье о самом философе необычная поддержка продажи самого себя в рабство поминаются.

Следует подчеркнуть, что Роберт Нозик не был либертарианцем: он не состоял в Либертарианской партии (а вот в Социалистической в молодости состоял!) или либертарианских организациях, не работал на либертарианские институты, и до, и после книги “Анархия, государство и утопия” не делал никаких либертарианских заявлений и не писал ничего откровенно либертарианского (впрочем следует признать, что кое-какие либертарианские вопросы разбирал в книге Socratic Puzzles). Тем не менее, поскольку философ из Гарварда своей книгой придал либертарианству флёр академической “крутизны” (за пределами экономических кругов уважаемых либертарианцев толком не было, – к слову, Нобелевская премия была получена Хайеком в том же 1974 году, что и вышла обсуждаемая книга Нозика, – разве что Айн Рэнд, формально возглавлявшая “объективизм”, стоявший несколько особняком), разбирать вопрос всё же необходимо.

Давайте начнем с рассмотрения нескольких коротких пассажей Нозика, в которых он разбирает вопрос. На странице 263 издания по ссылке выше (не отражает нумерацию в бумажном издании) отмечается, что хотя контракт о продаже самого себя в рабство не будет (в современном мире) поддержан законом и здравым смыслом, при условии добровольности, такая продажа не будет несправедливой.
На странице 300, на собственный вопрос, должна ли свободная система дозволять продажу человеком себя в рабство, Нозик отвечает утвердительно. Оговаривая при этом, что такой контракт будет иметь ограничения, не будет распространяться на следующие поколения, философ даже добавляет возможность выйти из этого контракта.

Продажа человеком самого себя в рабство имела место в античности, хотя некоторые историки и отмечают редкость таких случаев. Отмечается, что в каком-то проценте случаев добровольное рабство было связано с педерастией: согласно римским законам свободный римлянин мог быть активным гомосексуализмом, но не пассивным, последнее было для рабов, так что пассивные гомосексуалисты могли увидеть выход из положения в добровольном рабстве.

Также из церковной истории известна Серапия, не только раздавшая всё имущество бедным, но и продавшая себя в добровольное рабство, чтобы и эти деньги отдать бедным.

Интересно, что по мнению некоторых западных историков, упоминаемых в той же статье Википедии о добровольном рабстве (но не в специальной статье о крепостничестве в России), большая часть крепостных в России были потомками тех, кто сам себя продал в крепостную зависимость (то же самое касалось и части крепостных в других странах). Оспаривать или подтверждать утверждение пока не собираюсь.

Нельзя обойти стороной особую форму контрактов со слугами, распространенную в 17-19 веках, когда человек становился почти рабом на несколько лет (чуть ли не половина – 48% – белых переселенцев в Америку в 18 веке прибыли по таким контрактам). После окончания контракта человек получал такие же права, как все прочие свободные американцы и мог получить участок земли и т.д.

С действительно либертарианской точки зрения, озвученной Мюррем Ротбардом в Этике свободы (цитируется по выжимке из 6-9 глав, доступной на сайте Института Мизеса), продать самого себя в рабство человек не может. Продать свой труд на какое-то время – да, но не собственное будущее. Нельзя отказаться от собственной воли и собственной свободы.

Ротбард отмечает, что термин “добровольное рабство” является оксюмороном: покуда сам продавший желает находиться в “рабстве”, это не рабство, а как только он перестает хотеть, но вынужден остаться, это рабство (тут уже без кавычек!) перестает быть добровольным.

Ротбард подчеркивает, что “право на самого себя”, т.е. личная свобода человека, неотчуждаема. Одно из положений либертарианства в том, что все права и свободы в равной степени касаются всех, ни у кого не может быть больше или меньше прав, чем у соседа. Что – опять же, – делает рабство невозможным.

Также – уже оставив в стороне Мюррея Ротбарда, – можно отметить, что в рамках контрактного права, – напомним, что либертарианство предпочитает рассматривать все отношения между людьми в рамках контрактов, заключенных без принуждения и насилия, – подробно оговаривается, как, когда, при каких обстоятельствах и на каких условиях контракт может быть разорван/прекращает действовать. Если же мы посмотрим на право человека продать себя в рабство, то обнаружим, что раб не является в контрактных отношениях самостоятельным субъектом, у него нет воли и самостоятельности, он выполняет чужую волю, потому не может возражать против любых действий хозяина, как не выражает купленная лопата.

И это возвращает нас к рассуждениям Нозика: а собственно что мешает человеку решить, что он является лопатой и отказаться от свободы? Как очевидно вдумчивому читателю, решение приравнять себя к лопате автоматически означает, что пытающийся совершить такое юридическое действие человек лопатой как раз и не является.
Человек свободен воображать себе всё, что угодно, но это не означает, что окружающие должны соглашаться с воображением этого человека. Но, допустим, Вася себя вообразил, а Вове это выгодно, он согласился и “купил” Васю своим рабом. Почему соседи Вовы должны верить в добровольность и честность данной сделки? Где гарантия, что Вова не подпоил Васю, чтобы добиться согласия, и завтра не сделает тоже самое с ними? Беспокойство о собственной свободе требует, чтобы все окружающие Вову выступили против данного контракта, как незаконного.

В итоге сделка будет признана незаконной. Если Вова на самом деле заплатил деньги Васе, то он остался ни с чем, т.е. такого рода контракт оказывается невыгоден покупателю.

Но что с правом человека распоряжаться собственной жизнью и соглашаться на любой контракт, который окружающие могут считать невыгодным, но сам человек с ними не согласен? Невыгодный с точки зрения других контракт заключать можно. Но как отметил Мюррей Ротбард, этот контракт будет держаться только до того момента, пока “раб” сам того желает.

Распоряжаться собственной жизнью человек может вплоть до смерти, включая добровольную. Самоубийство не противоречит либертарианским воззрениям. Но между самоубийством и “добровольным рабством” есть существенная разница: первое не должны одобрять окружающие, они могут быть не согласны с действием человека и не принимать последствия этих действий, хотя на самоубийцу это уже никак не повлияет. Самоубийство тем самым принципиально отличается от контракта, заключаемого между как минимум тремя сторонами – двумя участниками и обществом, посредством законов делающим данный контракт возможным. То есть наш гипотетический Вася может как повеситься, так и продать себя в рабство, но в последнем случае тот, кто купил Васю понесет финансовые потери,  ибо данная покупка не будет одобрена окружающими, которые поддержат Васю в первый же момент, как Вася скажет: “Я не хочу быть рабом”. Последнее же будет в его интересах, если он сможет сослаться на обман со стороны покупателя (включая – опоили, ввели в заблуждение, действовал не подумав, был “не в себе”, сделка необычная и т.п.).

Таким образом, либертарианский подход, сводящийся к увеличению свободы во всех сторонах жизни общества в целом и конкретного человека в частности, делает невозможным одобрение “добровольного рабства”.

А что же до кабинетных умствований гарвардского философа, то по сути он допустил то, что похоже на вроде бы в существующую современных садо-мазо кругах игру в рабов: ой, я буду все делать для тебя, вот уже и ошейник надел, а не буду делать – бейте меня!
Буквально из слов Роберта Нозика вытекает только это, но не то, что понимается как рабство большинством людей – в античном смысле или на уровне крепостных в царской России, или значительной части американских негров до 1861 года.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.