“Agency problem”, или Что выгодно бюрократам

Один из наиболее интересных мыслителей современности Томас Соуэлл во время правления Обамы обратил внимание на характерную черту бюрократии – ее стремление ради собственного выживания как можно больше пакостить людям.

Соуэлл предлагает представить вымышленный правительственный департамент, который занимается двумя вещами – ставит памятники Арнольду Бенедикту и выпускает лекарства для спасения жизни детей. Представьте, что начались сокращения бюджета, что и в какой пропорции сократят бюрократы?

Прежде чем решать, нужно знать, о ком идет речь. Арнольд Бенедикт был генералом американской армии времен Войны за независимость, но перебежал на сторону англичан, и является для американцев символом предательства. Памятников ему нет, но есть косвенные упоминания, на барельефах и скульптурах, правда, не называющие предателя по имени. Российского аналога кажется нет, но с натяжкой можно было бы говорить о некотором сходстве с князем Андреем Курбским, атаманом Григорьевым или генералом Власовым – они в какой-то момент сменили сторону и стали выступать против находящейся в Москве власти.

Хотите подумать немножко или очевидно, что сокращения должны коснуться исключительно памятников предателю?

Как всегда с подозрительно легкими вопросами, сразу возникает мысль: то, что очевидно, вызывает подозрения, потому какой смысл был задавать риторический вопрос? В чем именно скрыт подвох?

Подвох в том, что здравый смысл обычных людей ни в коей мере не стыкуется с интересами бюрократов: последние заинтересованы в собственном благополучии, а не в наиболее рациональном использовании собранных налогов.

Бюрократы понимают, что иногда ситуация складывается не в их пользу, потому нужно временно отступить, смириться, не идти напролом. Потому в нашем примере они постараются все сокращения провести по программе создания лекарства для спасения детей. Почему? Потому что во-первых, все будут недовольны, и программу вернут, а во-вторых, для чего провоцировать вопросы, на кой ляд тратились деньги на памятники предателю (или любые другие программы, от существования коих налогоплательщикам ни холодно, ни жарко, а денег жалко)?

Те политические силы, что заинтересованы в укреплении и увеличении бюрократии, ведут себя на всех уровнях точно также, как в умозрительном примере с безумными памятниками и важнейшим лекарством: стараются сделать сокращения бюджета максимально болезненными для населения, чтобы оно взвыло и согласилось вернуть финансирование бюрократам.

Если мы говорим о решениях на уровне городов и муниципалитетов, то сокращают финансирование не программам повышения культурного уровня мигрантов или озеленения площадей, а полиции и пожарным. При этом раздувают истерию, как все пострадают от грядущей волны преступности или сгорят в собственных домах.

На уровне федеральном администрация Обамы во время секвестрации бюджета в 2013 закрыла доступ ко всему, что контролируется службой парков, даже тем местам, где никогда сотрудники оной службы не убирали и вообще ничего не делали (но формально имели касательство), а в управлении по контролю за авиацией создали искусственные задержки в аэропортах, чтобы как можно сильнее нагадить людям, вместо того, чтобы найти наименее нужные программы или неэффективное расходование средств во всех программах, чтобы снизить расходы на весьма скромные 4 – 10%.

Почему Обама и присные так себя вели? Или почему ведут себя сходным образом левые силы в разных городских советах? Потому что заинтересованы в поддержке бюрократов через профсоюз госслужащих, да и вообще левые полагают усиление роли государства (т.е. правительственных бюрократов) – главной своей задачей. Да и каждый чиновник заинтересован в увеличении числа чиновников, т.к. это повышает шансы на карьерное повышение и снижает возможности контролировать, поскольку большая часть обязанностей не сводятся к чему-то заметному хоть одному стороннему наблюдателю. Прекрасной иллюстрацией фантамасгоричности бюрократического мира для любителей художественной литературы может служить Замок Франца Кафки, а для тех, кто не боится толстых серьезных книг, есть классическая Бюрократия Людвига фон Мизеса.

Из чего следует важный вывод для правых – хоть консерваторов, хоть либертарианцев, – доверить бюрократам изыскивать статьи сокращения ни в коем случае нельзя. Сокращать нужно целые отделы или подразделения. Если сократить 10-20-40% сотрудников в отделе, то после смены власти или в следующем финансовом году обнаружится, что нет как раз тех, кто нужен для выполнения существенных и ценных для народа функций. И этих сотрудников необходимо нанять, что означает увеличение бюджета и т.д.

Разумеется, бюрократы понимают это не хуже нас с Вами, дорогой читатель, потому каждый, даже самый никчемный отдел в бюрократической структуре, выполняет – помимо всякой ерунды, – нечто важное для налогоплательщиков.

Вот только до уровня совсем маленьких групп и отдельных исполнителей это довести нельзя, т.к. ценности в работе абсолютного большинства бюрократов нет. Так что выяснить, кто хоть как-то делает что-нибудь для граждан, хоть штамп на форму ставит, не особо сложно. Всех, кто ни в чем подобном не замечен, можно смело увольнять.
Но это только пол-дела, вторая половина – разобраться, зачем нужна форма и штампы на нее, можно ли эту форму отменить, из десяти штампующих оставить одного с 10 штампами, если уж так хочется поставить все 10 печатей.
Но и это еще не все: задача Парламента (Конгресса, Рады) уменьшать количество законов в стране и сокращать власть бюрократов. На каждый новый законопроект, который выносится, и даже на каждый, который предлагается изменить/модифицировать/уточнить нужно найти и отменить не менее 3 старых законов.

После чего нужно разрешить гражданам и частным фирмам выискивать все подзаконные акты, которые ссылались на данный закон и требовать их отмены через суд. Причем расходы на судебный процесс должны нести те министерства и ведомства, которые не желают отменять подзаконные акты, поставленные под сомнение. В случае успеха граждан в суде, министерство должно возместить и расходы истца.

При этом стандарты обслуживания граждан не должны снижаться – если справку должны автоматически сделать за 2 часа или дня, значит или нечего ходить в суд, или большие начальники в министерстве должны сами сидеть и выдавать справки.

В абсолютном большинстве случаев никакой пользы от бюрократов нет. А если и есть, то тоже самое может делать коммерческая структура, за услуги которой будут платить те, кто в оных услугах заинтересован, а не вообще все налогоплательщики страны, в 99.5% случаев и не подозревающие о том, на какую ерунду или глупость тратятся их налоги.

В отличие от кишечных паразитов или раковых клеток в организме, бюрократы – при изменении условий, – вполне могут приносить обществу пользу, увеличивать богатство страны и благосостояние граждан, а не мешать оному увеличению.
Задача политиков – создать условия, при которых бюрократы станут нормальными гражданами, перестав быть теми, чьи личные интересы противоречат интересам подавляющего большинства граждан (а также будущих поколений). А задача общества – найти и помочь достичь власти таких политиков, которые понимают упомянутую в предыдущем предложении задачу.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , , . Bookmark the permalink.

2 Responses to “Agency problem”, или Что выгодно бюрократам

  1. Mishel Tabachnick says:

    Очень точно и,увы, безнадёжно. Сразу вспомнились два случая. Ещё во времена соцлагеря один венгерский философ написал, что в соцстранах построен не социализм и не капитализм, а бюрократизм. Во всём своём могуществе. А во времена перестройки примерно та же теория родилась и в СССР. Бюрократия как правящий класс в СССР, который воспроизводит сам себя, плодясь и размножаясь через принимаемые законы. Тоже верно. Оказалось, что и на Западе примерно те же процессы. Тот же Евросоюз. Или – особенно – в ООН.

    Like

    • khvostik says:

      Мишель, кстати, к тому же выводу подводит фон Мизес в своей книге Бюрократия – http://www.libertarium.ru/l_lib_buero
      венгерского философа я, видимо, пропустил. помню только книгу Яноша Корнаи Дефицит, где тот доказывал, что дефицит неизбежен при социализме (опять же об этом раньше написал Мизес, когда разбирал проблемы социализма). если вспомните, как звали того венгерского философа, поделитесь пожалуйста.

      Вы верно подчеркнули, насколько бюрократия находит свою квинтэссекцию в ЕС и ООН – обе структуры напрочь недееспособны, но отравляют жизнь многим ежедневно и даже ежесекундно.

      Like

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.