“The case for Trump”

До сих пор работающий в одном из исследовательских центров Стэндфордского университета историк и публицист Виктор Дэвис Хэнсон в начале этого года выпустил книгу The case for Trump (перевести можно или как “Казус Трампа“, или “Доводы в пользу Трампа“, или с намеком на профессиональный интерес Хэнсона “Апология Трампа“; в последнем случае мы концентрируемся на смысле, а не буквальном значении и наиболее точно передаем идею книги) – умеренно объемное (320 страниц вместе с примечаниями, ссылками, индексом и т.д.), но при этом совершенно замечательное по глубине исследование как самого 45-ого президента США, так и сил, которые привели к его избранию.

Книга начинается с вопроса о том, каким образом выиграть республиканские праймериз и президентский пост смог человек без какого-либо опыта работы на выборных должностях или армейской службы, каким образом человек, окруженный скандалами, сумел обойти кандидата, в чьем резюме были и работа госсекретарем, и пост сенатора, имевшую шикарное юридическое образование и превосходящие финансовые ресурсы во время предвыборной кампании. Ответ на этот вопрос, как и разбор сильных и слабых сторон Трампа, и занимают последующие почти 300 страниц “The case for Trump“.

Когда Трамп объявил о начале своей предвыборной кампании летом 2015 года, у всех был шок от нетрадиционного подхода – с минимальным штатом сотрудников, эпатажными заявлениями, демонстративным отсутствием скромности кандидата, его откровенным презрением к политической корректности. Когда кто-то наконец озвучивает тщательно скрываемую неприятную правду, все возмущаются, но при этом испытывают облегчение, т.к. трудно убеждать себя в том, что белое – это черное только потому, что все остальные это повторяют. Трамп не открыл Америки, когда говорил о проблемах в отношениях с Мексикой (из-за нелегалов оттуда) и Китаем (из-за воровства и грабежа интеллектуальной собственности, манипулирования валютой, нарушений правил свободной торговли, демпинга, государственной помощи якобы частным предприятиям, что обеспечивает им конкурентное преимущество и т.д), но он сказал о проблемах так громко, как никто до него.

Трамп не извиняется за прошлое Америки, он концентрирует внимание на будущем, на том, что можно сделать (“Make America great again”, кстати, в 1980-ом Рейган шел под лозунгом – “Let’s Make America Great Again”, а Кеннеди в 1960-ом под – “A Time for Greatness”). Он — возмутитель спокойствия, нарушитель консенсуса, отказывающий признавать status quo. С точки зрения левых Трамп был особо плох тем, что был полной противоположностью Обаме, эдакий “анти-Обама”, и в этом плане важно подчеркнуть, что якобы возражавшие Обаме республиканские лидеры, ненавидели Трампа почти в той же степени, что и крайне-левые.

Америка неоднородна: на океанских побережьях и в крупных городах доминируют леваки, вся остальная территория куда консервативней, правей. Подавляющее преимущество левые имеют в нескольких крупных штатах, обеспечивающих им 55 голосов Коллегии выборщиков (Electoral College) благодаря Калифорнии, 29 голосов благодаря Нью-Йорку и 20 голосов благодаря Иллинойсу. Из-за тотального перевеса демократов у республиканцев в Калифорнии теряется стимул участвовать в выборах президента, т.к. их голоса будут потеряны. Вот и голосуют ногами, уезжая из Калифорнии – примерно по 100 тысяч в год (по убыванию в Техас, Аризону, Неваду, Орегон, Вашингтон и т.д., а вот из Нью-Йорка, Иллинойса, Нью-Джерси, наоборот, перебираются в Калифорнию). Стоит отметить, что за Клинтон в 2016 году отдали свои голоса на 2.9 млн человек больше, чем за Трампа, но в одной Калифорнии преимущество Клинтон было в 4.3 млн, то есть за пределами данного штата популярность демократов оказывается не такой уж заметной.

Победу Трампу в ноябре 2016 обеспечили 3 штата — Висконсин, Пенсильвания и Мичиган, которые полагались командой Клинтон гарантированно-демократическими, но с минимальным перевесом – на все три штата около 80 тысяч голосов был перевес в пользу Трампа, – выбравшие республиканца. Почему выбрали? Потому что голосовали не за типичного республиканца, а за популиста, говорящего о том, что их волнует, доносящего до них ту правду, которую они до этого от политиков не слышали. Потому и получил Трамп в этих штатах заметно больше голосов, чем Митт Ромни в 2012 году.

Поскольку левые либералы демонстративно выказывали предпочтение иммигрантам с не белой кожей, равно вообще всем не белым, не христианам и не гетеросексуальным, то белые американцы чувствовали себя униженными, ущербными. Добавим к этому то, что левые не скрываясь говорят о своем желании заменить их на выходцев из стран Третьего мира, и оснований для обиды будет с избытком.
Видимо, полит-технологи должны сделать фантастический по глубине вывод: если долго открыто демонстрировать презрение в отношении какой-то группы, представители оной могут перестать поддерживать тебя на свободных выборах. Судя по тому, как ведут себя демократы до сих пор, этот “глубочайший” вывод до сих пор так и не сделан 😦

Еще одна причина раскола в Америке — внутренняя политика штатов. Есть штаты, где высокие налоги (независимо от федеральных), обычно в этих штатах жизнь дороже, но и халявы больше. Так в Калифорнии пасется треть всех “велферщиков” США, хотя население составляет только 12%, т.е. доля халявщиков выше, чем должна быть почти в 3 раза. С другой стороны, пенсионерам с ограниченным доходом, высокие налоги на содержание лентяев и их детей, переплачивание профсоюзам и прочие издержки, не нужны, они предпочитают штаты, где местные налоги минимальны, а заодно нет и безработных со склонностью увеличивать личный доход за чужой счет.

До Трампа американские политики его масштаба редко вспоминали о нуждах и чаяниях нижней части рабочего класса, о тех, кто с трудом выживает от зарплаты до зарплаты. Левые либералы называли и продолжают называть этих людей — совершенно безосновательно! — расистами, женоненавистниками, ленивыми, необразованными и т.д. Однако сказать о тех, кто голосует за демократов, – ленивые и необразованные, псевдо-журналисты из рупоров партийного агитпропа не рискуют, хотя это куда более точный пример — сидящие на социальном пособии кадры, не закончившие среднюю школу.
И откровенная предвзятость, двойные стандарты большинства СМИ — еще одна причина, по которой люди предпочли Трампа, т.к. и не самые рафинированные интеллектуалы замечают, когда якобы свободная пресса за ошибки одного порядка одних политиков распинает, а других за примерно такие же ошибки чуть ли не хвалит. В ноябре 2017 58% американцев был неприятна предвзятость прессы при освещении действий и слов Трампа, что больше любой поддержки, которую 45-ый президент имел в любом опросе до настоящего времени (проголосовало за него 46%).

Виктор Хэнсон подчеркивает, как традиционные кампании представителей республиканского истеблишмента проваливались, т.к. их пытались вести в белых перчатках, как Джон МакКейн не желал поминать связи Обамы с черными расистами, анти-американскими и коммунистическими экстремистами, тогда как левая пресса выливала помои на него самого и – особенно! – на его кандидата в вице-президенты Сару Пейлин.

Дональд Трамп отличался от предыдущих лидеров республиканцев. Его популизм — это возврат к здравому смыслу. Единственный из всех участников республиканских праймериз он высказался за вывод войск из Афганистана. Он не желал влезать в ближневосточные дела, но не отказывался разбомбить ИГИЛ в Сирии. На том же здравом смысле базировались требования к союзникам по НАТО увеличить военные расходы: почему Америка должна защищать европейцев, коли те не участвуют в этом хотя бы посильно? Равно не соглашался с мягкотелой внешней политикой Обамы, который прессинговал исключительно союзников, как Израиль, а вот к врагам, как Ирану, был мягок, тогда как должно быть наоборот! Аналогично и с внешней торговлей: правила должны быть одинаковы для всех, если кто-то играет нечестно, то называть это “свободной торговлей” нельзя. Границы страны важны, нарушителей границы прощать нельзя, их нужно депортировать, т.к. в абсолютном большинстве случаев никакой угрозы жизни в странах исхода для нарушителей нет. Все эти понятные вещи резонировали с мнением многих избирателей.

Хэнсон подробно документирует двойные стандарты левого агитпропа, когда продолжение действий Обамы, которые не вызывали никаких возражений, провоцирует левых на истерику. При Обаме задерживали детей на границе, отправляли их обратно, а то же самое при Трампе — караул!

В немалой степени победе Трампа способствовала его телевизионная карьера. Когда твоя аудитория – 28 млн человек , даже те, кто не видели тебя на телеэкране, знают имя, а то и могут узнать лицо. Причем успех передачи в существенной мере определялся личностью Трампа, т.к. когда в ту же самую передачу пригласили Шварценнегера, ничего не вышло.
Да, Трамп не самый интеллигентный, не самый образованный человек из первого ряда республиканцев, но он при этом и не такой скучный, он куда интереснее среднему избирателю, чем лучше подготовленные и лучше образованные политики с юридическим образованием.

По мнению Виктора Дэвиса Хэнсона язвительные замечания Трампа – как устные, так и в “Твиттере”, – раздражают многих, но они точны и потому прилипают к людям, а кроме того снижают количество людей, желающих “наехать” на президента. И здесь автор подмечает важную особенность: Трамп редко нападает сам, обычно он бьет в ответ на нападение, пока его не трогают, не оскорбляют, он полагает, что к нему хорошо относятся и сам относится неплохо. Но стоит только кинуть в него камешком, как в ответ прилетит булыжник! И то, что Трамп не спускает нападающим, тоже, похоже, нравится избирателям.

Как любит подчеркивать левая пресса, в Белом доме с января 2017 слишком часто происходят перетряски и перемены среди отнюдь не последних работников администрации. Это не нравится никому. Тем не менее, как справедливо замечает Хэнсон, в конце концов должности достаются не менее, а столь же или даже более подходящим людям. И это при том, что не только все, связанные с левыми, не желают рассматривать предложения сотрудничать с администрацией Трампа, но и существенная часть из близких к руководству Республиканской партии специалистов, политиков, юристов и бывших чиновников сторонится Трампа.

Как демократы не смогли в течение восьми обамовских лет (из коих 4 Хиллари Клинтон была в команде на весьма высокой должности!) найти ответы, как вытащить страну из кризиса, так и у большинства лидеров республиканцев их нет. Но пеняют дружно тому, кто вытаскивает прямо на глазах.

Выход из рецессии в годы правления Обамы был медленным, экономика восстанавливалась медленно, а большая часть республиканских кандидатов в ходе праймериз не говорили ничего столь же близкого к либертарианству, как Трамп. Даже контролируя Палату представителей с 2011 года, республиканцы не смогли остановить Обаму в диком наращивании государственного долга. Посему не стоит удивляться тому, что и в 2019 году республиканцы одобряют бюджет с растущим дефицитом, т.е. их взгляды не такие уж и правые.

Демократическая партия заметно полевела с 2008 года, это касается не только выбранных в 2018 социалистических радикалов, но и заметно по сдвигу в позициях Клинтон в 2008 и 2016 годах: проблемы рабочего класса ее больше не интересуют, марксистское предпочтение групповой идентичности (в ее случае – женского пола – “I’m with her”) важнее личных взглядов, степень предлагаемого государственного вмешательства в жизнь граждан и бизнес существенно выше, и т.д.

Подробно разбирает стэндфордский историк “старорежимные” дела – чиновников и политических назначенцев в высших эшелонах власти, которые пытались навредить Трампу и его администрации, как до инаугурации, так и после нее. Тут можно было бы подробно остановиться на “расследовании Мюллера”, как на примере политической провокации, переросшей в охоту на ведьм, закончившуюся абсолютно ничем – никаких следов сговора между предвыборным штабом Трампа и Кремлем не выявлено. Но смысла нет – все вменяемые уже знают, что это было политическое преследование и ничего сверх. А тем, кто не знает, видимо, объяснять не за чем – они сами выбрали неведение.
Добавим к этому огромное число членов профсоюзов на государственной службе – 3 миллиона федеральных служащих вне армии, 1.3 млн гражданских служащих в армии и еще 22 млн чиновников, формально относящихся к разным уровням правительства, но не федеральным, – отнюдь не все они члены профсоюза, но существенная часть. Потому самые крупные профсоюзы в Америке объединяют госслужащих (и это является источником коррупции, но это уже не слова Хэнсона, а спекуляции ВПС). Профсоюзы и их члены дают пожертвования демократам в 95% случаев, поскольку ее программа более выгодна для них больше – государственного вмешательства в экономику означает больше рабочих мест для чиновников, что в свою очередь увеличивает число членов профсоюзов и влияние их лидеров.

Когда Трамп в начале кампании пообещал “снова сделать Америку великой”, левые начали доказывать, что никаких проблем нет, нет никакого упадка, кроме “неравенства доходов”, потом добавили, что она и не была никогда великой, а потом что проблемы от действий Трампа только усугубились.
Звучит это как старый анекдот: “Во-первых, мы ваш горшок не брали, во-вторых, отдали его целым, а в-третьих, когда брали, он уже был битый!”

Подробно в книге Хэнсона разбираются ошибки кампании Клинтон, ее ляпы, оскорблявшие избирателей, жульничество руководства Демпартии в ее пользу за счет Берни Сандерса, мошеннические пожертвования/взятки в “фонд Клинтонов”, равно и подыгрывание Хиллари со стороны прессы. А после поражения Клинтон начала винить вообще всех, вплоть до Обамы, Сандерса, Нетфликса и национального комитета Демократической партии. Единственный человек, который не был ею обвинен в поражении, – она сама.

Виктор Дэвис Хэнсон приводит множество фактов поведения политиков в прошлом, поведения, которое не вызывало вопросов тогда, да и сегодня за эти поступки не пеняют, тогда как Трампу ставятся в вину куда меньшие прегрешения. Историк делает вывод, что личные грешки отнюдь не означают провала политика, они лежат в иной плоскости и никак не мешают достигать успеха.
Одна из особенностей Трампа, которую стоит учитывать, – его способность заставлять оппонентов брызгать слюной (буквально: оппоненты выплескивают яд из себя), т.е. раскрывать себя с худшей, самой мерзкой стороны. И на фоне поведения разоблачивших себя врагов и недругов Трамп оказывается не таким уж и грубияном.

После описания нападок на Трампа со стороны демократов, республиканцев, политиков, артистов, журналистов, ФБРовцев и т.д., автор делает потрясающее заявление: Трамп по сути трагический герой, подобный тем, кого описывали Гомер и Софокл. Если вспомнить персонажей древне-греческих мифов, известных нам благодаря трагедиям, то герои эти отнюдь не приятные в общении люди, они вредные и сволочные, они могут поступать мерзко, нарушать не только приличия, но и установления как людские, так и божественные. Но несмотря на все свои недостатки, они совершают что-то, недостижимое и невозможное для дюжих людей.

Трагические герои – часто, – одиночки, их никто не понимает. И эта же черта есть у Трампа. Как и верность друзьям и союзникам. А также честь – пусть понимание последней и не в точности совпадает с театрально-романтическим толкованием термина.
Когда трагический герой обнаруживает, что его обманули, он впадает в ярость. Да и без этого, он ведет себя не так “преподаватель воскресной школы”. И пусть борьба с судьбой не всегда успешна, но и поражение трагического героя дает что-то общине, помогает ей каким-то – порой парадоксальным! – образом.
Вообще во время войн и в прочие тяжелые времена общество нуждается совсем не в тех героях, кои преуспевают в мирные времена (тут Хэнсон сравнивает генералов Паттона и Брэдли: первый преуспевал на поле боя, но не в кабинетах в мирное время, тогда как второй – наоборот). И примеров тех, кто функционирует исключительно в экстремальной ситуации, но не в нормальной, много. И мы уважаем многих из них, до сих пор видим в них пример для подражания.

Трамп имеет смелость бороться против превосходящих сил, плыть против течения, делать то, что всевозможные “эксперты” называют чудовищным риском, и оказываться в итоге правым: ИГИЛ практически разгромлен, выход из Парижского соглашения не привел к катастрофе, как и перенос американского посольства в Иерусалим или резкая конфронтация с северо-корейским Ыном, или иранскими муллами.

Тут можно добавить и свежий пример с последнего саммита “Большой семерки” (уже не из книги, а из статьи от 28 августа): Трамп отверг предложение Макрона подписать соглашение о борьбе с т.н. речами, вызывающими ненависть (hate speech). Остальные шесть участников были готовы, а Трамп не побоялся оказаться в одиночестве, противостоять всем, как и в случае выхода из Парижского соглашения о климате. Предложение крайне безумное, нужное только левакам, гомо-активистам и исламистам, поскольку только эти три категории на Западе перманентно жалуются на то, что их якобы обижают и ненавидят. Причем в категорию “ненависть” попадает и совершенно спокойная критика, и даже минимальное расхождение во мнениях, несогласие или недостаточно громкая поддержка. В некоторых ситуациях геройство – не в том, чтобы сделать, но в отказе от участия, в том, чтобы не вестись на демагогию, но держаться своих изначальных взглядов, не уступая прессингу большинства.

Как трагический герой, Трамп великодушен к бывшим противникам и оппонентам, если те перестают на него нападать: так бывшие кандидаты на республиканских праймериз – Бен Карсон и Рик Перри, – получили министерские портфели в администрации, сенатор Тед Круз стал добрым приятелем.

И как у трагического героя, у Трампа полно настоящих достижений по улучшению жизни людей. В основном в экономической сфере, но она определяет все остальные: чем меньше людей сидит без работы, тем меньше разваливается семей, тем больше возможностей у людей улучшить собственную жизнь и чувствовать, что они сами контролируют происходящее, а не зависят от подачек от чиновников или благотворительных фондов.

Главное достижение Трампа – то, насколько он улучшил жизнь американцев: 80% повысили благосостояние за счет более низких налогов, к этому добавляется рост занятости, снижение безработицы, возвращение на рынок труда миллионов людей, возвращение промышленного производства в Америку. И это ни в коей мере не отменяет отнюдь не дипломатический язык в Твиттере и ругань в адрес оппонентов.

И этот парадокс – не самые приятные речи на фоне в основном крайне разумных действий, – никак не могут принять ненавистники Трампа. И похоже, так никогда и не поймут.

Книга “The case for Trump” хороша не только обилием фактов и строгой логикой, но и тем, что не отвергает наличие недостатков, достаточно больших недостатков, но вместо того, чтобы поставить штамп – “неотесанная деревенщина”, “хам”, “грубиян” и т.д., – автор пытается понять, что движет ругающимся, чего он пытается добиться, как это воспринимают сторонники и безучастные наблюдатели. Виктор Дэвис Хэнсон честно пытается разобраться в том, что важно в деятельности президента, а что нет, что влияет на жизнь миллионов, а что – на сколько-то десятков-сотен-тысяч политических активистов. И отдает предпочтение влиянию на жизнь миллионов.

И после написания книги Виктор Дэвис Хэнсон достаточно регулярно возвращается к апологии 45-ого президента США. И раз за разом находит новые слова, новые образы, метафоры, и разбивает наветы ненавистников Трампа, не повторяя самого себя, что для полемиста крайне сложно. Что только еще раз подчеркивает интеллектуальный уровень калифорнийского историка.

Так что рекомендую не только книгу, но и постоянно появляющиеся в правых изданиях статьи Хэнсона – в “Townhall”, “PJ Media”, “Fox News“, “American Greatness”, “Real Clear Politics”, “Daily Signal”, “City Journal”, “Prager University”.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.