Software authoritarianism

Консервативный видеоблоггер и автор нескольких книг Марк Дайс (почему-то его личный сайт не открывается, да и поисковые системы не находят) в конце 2017 выпустил книгу The True Story of Fake News: How Mainstream Media Manipulates Millions. Книга относительно небольшая – примерно 180 страниц текста и еще около 60 страниц сносок, источников и примечаний. Пристрастность существенной части американских СМИ, являющихся по сути рупорами левого агитпропа, автор разбирает подробно. Хотя в других книгах, например, в Liberalism: Find a Cure, он перечисляет еще больше примеров пристрастности маскирующейся под прессу левой пропаганды.

Если судить по количеству последователей в социальных сетях и рецензиям на “Амазоне”, Дайс нашел свою нишу и его мнение резонирует с мнением существенного числа людей. При этом его книги — это демонстрация ошибки подтверждения, но он собирает интересные примеры предвзятости главных интернет-игроков, в том числе такие, о коих многие не подозревают, посему об этом стоит поговорить (а вот разделы посвященные пристрастности телестанций я разбирать не хочу, т.к. не смотрю ТВ).

Раздел, посвященный крупнейших интернет-компаниям, Марк Дайс начинает с перечисления пожертвований, которые главы оных фирм сделали в пользу демократов и вообще левых, а также об связях между самыми известными интернет-бизнесменами и американскими левыми. Далее начинается разбор отдельных компаний.

Facebook. От самой большой социальной сети в мире зависит до 43% трафика на 400 главных мировых веб-сайтах, а также до 20% трафика на новостных сайтах (данные в книге 2014-6 годов, возможно, в 2019 цифры еще выше). То есть существенное число людей читают те статьи, которые рекомендуют их друзья. Как и можно ожидать при демонстрации ошибки подтверждения, Дайсом приводятся мнения о том, насколько Facebook важен, умен и крут, т.е. автор как бы подыгрывает ФБ.
Важнее иное: поскольку Facebook показывает то, что хочет, а не абсолютно все, что люди пишут, возникает возможность манипулировать новостной лентой пользователей, скрывать нежелательные новости и продвигать желательные.

Как давно выяснили активно пользующиеся ФБ, из десятков или сотен наших виртуальных друзей наши посты видят в лучшем случае 10-20-30% (чем меньше друзей, тем выше процент). Сам Дайс отмечает, что из его 500 тысяч последователей каждый пост попадает в ленту не более, чем к нескольким тысячам. При этом за то, чтобы донести информацию об одном посте до 100 тысяч (а то и всех 500 тысяч), ФБ просит с Марка Дайса $4000. Подчеркну: не ФБ создает контент, не ФБ привел этих людей к Дайсу, все это целиком и полностью заслуга самого автора.

Разумеется, если любой из этих 500 тысяч человек зайдет на страничку Дайса, то обнаружит все посты. Но в новостной ленте 98-99% людей этих постов не будет. Перед нами манипуляция чистой воды.

В дополнение к манипуляции есть и не менее откровенная цензура, когда в угоду то китайским коммунистам (когда ФБ еще работал в Китае), то правительствам западных стран — Швеции, Германии, Франции (вот примеры 2019 года, уже после публикации книги, ну, и чтобы два раза не вставать – о прогибе ФБ перед исламистами и их требованиях быть “более равными, чем другие”).

Тут стоит отметить, что за историю компании у ФБ 66% пожертвований шли демократам и 29% республиканцам, это не самый плохой результат для высокотехнологичной компании, у Эппла, к примеру, соотношение 88% против 9%. Да и пользуются консервативные пользователи ФБ в куда большем проценте, чем остальными социальными сетями, это хорошо заметно по статистике, сколько раз данной статьей поделились в разных социальных сетях: в консервативных изданиях ФБ во много раз обходит все остальные сети вместе взятые. Посему ФБ в отношении американских пользователей правых взглядов ведет себя мягче, чем в отношении борцов с т.н. мигрантами (на самом деле искателями халявы и распространителями политического ислама) в Европе.

Twitter – популярная среди журналистов, артистов и прочей тусовочной публики платформа для коротких сообщений. Помимо цензуры (вплоть до закрытия аккаунта) и манупулирования “трендами”, т.е. темами, волнующими наибольшее число людей, Twitter отличает еще и наличие роботов (“ботов”), которые позволяют накрутить число “последователей”. Их число может доходить до 15% всех пользователей (это оценка, никаких точных данных нет, Твиттер не заинтересован раскрывать правду). Ну, и очевидно, что и эта социальная сеть в основном левая, как на уровне владельцев и работников (политических пожертвований за всю историю 77% демократам, 22% республиканцам), так и большинства активных пользователей.

В начале августа сего года Твиттер вышел на новый уровень политической пристрастности: заблокировал аккаунт избирательной кампании лидера сенатского большинства, республиканца Митча МакКоннелла, т.к. там было размещено видео с угрозами, которые получил сенатор от активистов-леваков. Прецеденты, когда бы Твиттер блокировал аккаунты левых, которые ставят видео с мнимыми или реальными угрозами в свой адрес, найти не удалось. При этом республиканцы в Конгрессе не желают лишать интернет-компании безнаказанности, которая была дарована им на том основании, что они, в отличие от издателей газет и книг, не отвечают а публикуемые у них материалы, не контролируют их. Однако как мы видим и на примере ФБ, и Твиттера, контроль имеется, используется, причем используется в беспардонно партийных целях!

На YouTube на апрель 2016 было более 2000 видео-блоггеров с числом подписчиков более 1 млн. Марк Дайс входит в эту категорию. Помимо стандартных трюков с цензурой (например, закрытием канала Алекса Джонса) и искажением того, что популярно, в угоду политическим пристрастиям, YouTube имеет еще один механизм воздействия — лишение доходов от рекламы.

Тут необходимо небольшое пояснение. Когда Вы смотрите видео на YouTube, периодически Вам показывают рекламу. Рекламные поступления — основа дохода компании. Поскольку видео создаются кем-то, то создатели видео получают возможность получить часть доходов от рекламы. Деньги не такие большие: за 1 миллион просмотров видео создатель получает от $600 до $7000 – в зависимости от количества рекламных пауз. И найти миллион желающих посмотреть видео не так-то просто, поскольку конкуренция совершенно жуткая.

Отнюдь не все подписчики канала на YouTube смотрят все видео, то есть 1 миллион подписчиков отнюдь не равен 1 миллиону просмотров каждого видео, которое ставится. Тем не менее создание видео – это время и деньги, и чем качественнее контент, тем дороже его производство. Посему доходы от рекламы для видео-блоггеров важны, особенно для тех, кто не имеет дополнительной хорошо оплачиваемой работы.

И вот тут появляется удачная возможность для левых руководителей и работников компании (в целом у материнской компании Гугла политические пожертвования делятся между демократами и республиканцами в соотношении 68% – 19% – не знаю, кому еще они дают деньги, возможно, зеленым или либертарианцам, – но в собственно YouTube расклад 84% – 0%, т.е. эта часть Гугла более левая, чем компания в целом) наказать политических оппонентов и при этом еще и нажиться за их счет: вместо того, чтобы лишаться консервативной части аудитории и рекламных доходов, которые оная приносит, можно разрешить правым ставить свои видео, но лишить их заработка. При этом сама компания будет продолжать получать доходы от рекламы, которую показывают в созданных правыми видео-блоггерами видео.
При этом можно оставить небольшую морковку: не все видео правого видео-блоггера лишить рекламных доходов, но большинство – процентов 90-95, – его небольшой доход еще больше снизится, но постоянно будет маячить надежда “может быть это видео принесет доход”. Что, в свою очередь, должно стимулировать изменение поведения – снимать менее честные видео, заниматься само-цензурой, не злить левых, не касаться наиболее острых тем – насилия со стороны черных и т.н. антифа, гомопропаганды и т.д.

Откровенно левые взгляды на самом верху YouTube, – да и вообще явная тенденция многих глав крупных американских компаний прогибаться перед левыми по большинству вопросов, – создает благоприятную почву для давления левых активистов на рекламодателей. Причем достоверность жалоб практически не проверяется, посему наврать о том, что кто-то якобы поддерживает неонацистов или является правым экстремистом (т.н. alt-right), – это нулевой риск для клеветника при высоких шансах добиться успеха. Чем леваки и пользуются.

Google в основном повинен в манипулировании результатами поиска (ну, и собственном лоббировании левых идей, включая промывание мозгов сотрудникам и увольнение несогласных). Один из ярких примеров манипулирования результатами поиска является функция Autocomplete, по умолчанию работающая всегда: человек ищет какую-то информацию, по мере ввода критериев поиска, например, имени политика, Гугл начинает предлагать якобы то, что ищут другие люди – и тут можно или предлагать поиск, который унизит политика, или наоборот — скроет его темные делишки. Посему стоит пользоваться другими поисковиками – Yahoo, Bing, Duckduckgo (последний мне нравится больше всего, после него Бинг), – чтобы проверить результаты, а еще лучше – вовсе отказаться от использования Гугла.

Самый большой шок лично для меня в книге Марка Дайса была глава о Wikipedia. Я постоянно пользовался этой “народной энциклопедией”. Да, написать или исправить написанное может любой, в том числе не самый честный или знающий человек, но я предполагал, что после того, как некий идиот напишет ересь, придет нормальный человек и исправит это. В принципе так это и должно работать, но есть серьезный нюанс: среди бесплатных авторов “википедии” есть категория “редакторов”, которые могут по сути закрыть любое обсуждение, оставив за собой последнее слово. И эти редакторы весьма предвзяты и пристрастны.

Эту пристрастность можно заметить в количестве правок статей о политиках, тенденции, которую проявляют эти правки, а также статьях на сходные темы: например, о черной, гомосексуальной или азиатской “гордости” пишут в позитивном ключе, а вот о “белой гордости” – исключительно как о неонацизме. Почему можно гордиться тем, что у тебя черная кожа, но нельзя тем, что у тебя белая, понять невозможно – и в том, и в другом случае никакой личной заслуги гордящегося нет.

Критичный к бесконтрольной иммиграции ресурс “Vdare”, где печатаются на самом деле известные публицисты, наравне с не самыми известными, “Википедия” изображает как напрочь неонацистский на основании нескольких публикаций не самых известных тамошних авторов (не в данном издании, а где-то еще! классический пример “виновности по ассоциации”). При этом никакой критики в отношении левых боевиков из т.н. Антифа в Википедии нет, как нет и критики в отношении антисемитских карикатур, появляющихся в New York Times, на основании этих карикатур никто не говорит о том, что данное издание – рупор антисемитов. О пристрастности редакторов Википедии уже начали писать правые издания. Достаточно длинный лист примеров предвзятости в статьях “Википедии” можно найти тут. Да, это консервативная точка зрения, но ее появление означает, что в перечисленных статьях нет беспристрастности, что существенные моменты были намеренно проигнорированы, а несущественные — выпячены. Если бы беспристрастность властвовала в “Википедии”, консервативные аналоги не появились бы.

В главе о “Википедии”, как мне показалось, Марк Дайс наиболее эмоционален, т.к. Википедия откровенно лжет о нем. Дайс на самом деле писал книги о том, что входит в стандартный набор сторонников теорий заговора. Поскольку я эти сочинения (пока?) не читал, я оставляю эту часть за кадром – возможно, в этих книгах и звучат отголоски или целые темы, любимые “заговорщиками”, возможно, он наоборот опровергает откровенный бред и не знает, как поступить с тем, что не проверяемо, пока я не готов обсуждать это, – но в статье намеренно не упоминается никакие положительные характеристики – ни образование и семья, ни другие его книги – включая две упомянутые в настоящей заметке, – количество подписчиков на YouTube, публикации в серьезных правых изданиях и т.д. Причем попытки внести корректную информацию в статью – дополнительно к критике, а не вместо нее! – подвергались цензуре редакторов.

У практически любого активного блоггера или журналиста, политика или активиста есть какое-то количество ляпов, глупостей, ошибок. Вопрос не в том, чтобы упоминать или не упоминать ошибки, но в том, чтобы говорить об обоих сторонах медали (или трех, четырех, десяти – если их больше, чем две). Если мы не хотим превращаться в рупор партийного агитпропа.

Что подводит нас к неприятному факту: поскольку большинство редакторов Википедии, как и большинство сотрудников и руководителей главных интернет-компаний, – люди левых взглядов, во многих случаях статьи в “народной энциклопедии” представляют искаженную картину мира. Во всяком случае в тех вопросах, где имеются расхождения между левыми и правыми. Статьи о науке, видимо, не столь пристрастны, как статьи о политиках, публицистах или книгах, которые хоть какой-то стороной касаются политики и политических взглядов.

В качестве альтернативы есть консервативная энциклопедия и более солидный аналог гражданской энциклопедии, где нет анонимных авторов и редакторов, – но оба проекта имеют только английскую версию и гражданская энциклопедия пока откровенно мала, статей в ней ничтожно мало сравнительно с Википедией.

Так что же делать? Перестать пользоваться Википедией? Видимо, во многих случаях лучше предпочесть другие источники информации – хоть словари, хоть другие интернет-энциклопедии, хоть газеты, журналы, книги, научные статьи.
В каких именно случаях нельзя доверять Википедии? Смотрите, какие материалы используются в качестве ссылок: если упоминаются только левые источники (я говорю об англоязычной версии, про русскую ничего сказать не берусь, ею пользуюсь мало, предпочитаю английскую) – NY Times, Washington Post, Vox, Atlantic, Salon, The Nation, LA Times, Boston Globe, CNN, MSNBC, ABC, Newsweek, Daily Beast, Politico, Economist, Time, Guardian, BBC, The New Republic, Slate, – материал можно игнорировать, т.к. истолкование тех же самых фактов в правых изданиях – таких как NY Post, Washington Times, The Federalist, PJ Media, Washington Free Beacon, Washington Examiner, Townhall, American Thinker, Front Page Magazine, American Greatness, Spectator, American Spectator, National Review, Issues & Insights, The National Interest, Fox News – или в изданиях центристских, как The Hill, Forbes, Fortune, Wall-Street Journal, USA Today, RealClearPolitics (со всеми изводами Real Clear – World, Investigation, Policy, Defense, Science, Energy, History и т.д.), Asia Times, The Independent, Politico Europe (не путать с американским крайне левым изданием Politico), – будет диаметрально противоположным.

Дополнительную осторожность должны вызывать т.н. проверяющие факты – “факт-чекеры”, – поскольку в подавляющем большинстве случаев они равняются по беспристрастности “Правде” советских времен. Поясню на примере: консервативный чернoкожий обозреватель заметил, что если выделить американских негров по доходам в отдельную страну, у этой страны будет 15-ый ВНП в мире по абсолютной величине и без учета паритета покупательной способности (вроде как с 2014 место снизилось до 18-ого). Как же это оценили “проверяющие факты”? Как ложь, нет, к цифрам нет претензий, они точны, но поскольку вывод неприятен, то начался совершенно нерелеватный для проверки точности суждения разговор о том, что нужно измерять ВНП на душу населения, что ВНП нельзя приравнивать к доходу, полученному группой граждан, и т.д. Некто совершенно точно изложил факты, их проверили, сказали, что факты верны, но “вы-все-врете”, поскольку нужно было сказать что-то другое, что кому-то, изображающему проведение независимой проверки, больше нравится.

На самом деле, коли речь идет об американских неграх, то цифры неверны, т.к. в учитываемый доход не включаются поступления по многочисленным программам социальной помощи, выплачиваемыми правительствами от местного до федерального. То есть существенная часть дохода не учитывается, потому, если бы считали абсолютно все поступления, у искусственно выделенных в отдельную группу черных американцев место должно быть более высокое. Это если бы проверяющие были действительно заинтересованы в проверке фактов, а не в политической пропаганде.

Одним словом, можно сказать, что в той мере, в которой англоязычные жители Запада зависят от получения информации от крупнейших интернет-компаний, они оказываются подвержены манипулированию, а параллельно сами себя должны подвергать цензуре, чтобы не нарваться на неприятности.

В обсуждаемой плоскости перед нами ситуация характерная для авторитаризма – не совсем наглой диктатуры, а чего-то более мягкого, соблюдающего “минимальные приличия”, требующего совершения хотя бы “мыслепреступления” прежде, чем разрушить жизнь человека, а то и отправить его в тюрьму. Эдакий Союз в поздние 70-ые – начале 80-ых. Времена как их называли “вегетарианские” сравнительно с чудовищно кровавым пиром сталинской поры.
При этом намеренно не обращаем внимание на отсутствие хоть намека на свободу и наличие альтернатив “нерушимому блоку коммунистов и беспартийных” во время “выборов” в СССР и сохранение почти всех признаков представительной демократии на Западе. Да и в плане экономики контраст разителен. Потому приходится специально подчеркивать, что “мягкий/software авторитаризм” не ровня коммунистическому режиму. Да, ситуация ухудшается, особенно в том, что касается свободы слова, но различия пока огромны, все же возможности у американского или канадского общества повлиять на власть и заставить последнюю изменить политический курс имеются. Что американцы продемонстрировали в 2016, избрав Трампа президентом, а жители канадской провинции Онтарио в 2018 – сменив левых либералов на почти правых консерваторов.

Возможно, стоило бы назвать это “мягким авторитаризмом”, но поскольку прессинг в куда большей степени идет из мировой паутины и контролируется компьютерными алгоритмами, и в существенной мере может быть ослаблен при изменении политики в отношении свободы слова и дозволенности для интернет-платформ навязывать всем пользователям собственную идеологическую позицию, я бы предпочел говорить о “software authoritarianism”. Не только из-за того, что в слове “software” присутствует корень “soft” – “мягкий”, но и по аналогии с возможностью изменить программные настройки, а то и вовсе сменить программы, используемые на данном компьютере, без того, чтобы полностью его переделывать, заменяя детали. Программы (software) используются для того, чтобы контролировать жизнь сотен миллионов людей в странах Запада (да и в Китае тоже, но там другая история, там и намека на демократию нет, все знают о том, что это коммунистическая диктатура) – показывая им “нужные” новости, предлагая “правильные” подсказки при поиске, сокращая аудиторию “неправильных” политиков, публицистов, блоггеров или замедляя распространение неприятных фактов и т.д.

Главная проблема этого “software authoritarianism” – в том, что подавляющее большинство американцев и канадцев не осознает, насколько сильно ими манипулируют, не замечают (или не хотят признавать при других, и потому не узнают об аналогичных чувствах окружающих, т.е. об остроте проблемы), насколько сильно сами себя контролируют, как сами в отношении себя проводят цензуру, затыкают свой рот, боятся откровенно высказаться.

Именно этим незнанием о том, что мягкий авторитаризм укутывает их всё больше и больше современные жители Северной Америки отличаются от значительной части советских людей в 70-80-ые, четко представлявших, насколько лжива власть, как она распространяет пропаганду, постоянно помнящих, что нельзя верить ни слову из официальных источников, и при этом, что открыто спорить с коммунистами бесполезно, ничего толком не добьешься, кроме приговора за “антисоветскую агитацию и пропаганду” или за “распространение слухов, порочащих советский общественный и государственный строй”.

Так что, похоже, просвещение – главная задача не только у российской оппозиции, но и тех на Западе, кто желает сохранить свободу слова и демократический характер своих государств.

Update (Sept 12, 2019): Вопрос о справедливости обвинений Марка Дайса в приверженности теориям заговора прояснился через 3 недели после написания данной заметки – к сожалению, обвинения верны.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.