Ошибочность аннексии

Джейсон Хиллпрофессор философии в расположенном в Чикаго католическом университете Де Поль, – в апреле опубликовал статью, обосновывающую аннексию Израилем Иудеи и Самарии (так называемого “Западного берега”) по моральным причинам. “Прогрессивные”, т.е. истерично-левые, студенты университета пытались надавить на профессора и руководство университета в надежде заставить отказаться от позиции или лишить преподавателя свободы слова (в течение последних нескольких лет американские студенты делают подобное постоянно, если позиция профессора или приглашенного в университет лектора отличается от разделяемых ими левацких взглядов, множество примеров подобного поведения задокументированы в книге Лукьяноффа и Хайдта). По счастью руководство университета не спасовало, как не испугался и сам профессор.

Свою аргументацию Хилл начинает с заявления о том, что после Шестидневной войны в 1967 году Израиль должен был рассматривать арабов на захваченных в ходе войны территориях, как незаконных переселенцев, коих нужно выселить, а не оставлять их жить там, где они жили. Поскольку Израиль выиграл вынужденную, навязанную ему войну, посему территории, которые Израиль стал контролировать после войны, должны считаться законным “приобретением” (философ не использует данный термин, но за неимением лучшего, ВПС воспользовался данным).

Следующий довод – коррумпированность и тирания руководства палестинцев, лишающего подконтрольное население прав и свобод. Тогда как Израиль стоит на моральных основаниях, которые хороши и для всего человечества в целом, и для практически всех остальных культур в частности.

Хилл декларирует, что отнюдь не все культуры равны, некоторые из них хуже, некоторые лучше, более того в данном контексте им используются термины “выше” и “ниже”. Говорить о том, что какая-то культура ниже или выше, в современном мире, а тем более в западном университете, – проявление настоящей смелости.

Поскольку палестинцы голосуют за террористов и ненавидят соседей, их нужно лишить права голоса. А вот право Израиля уничтожать террористов оспаривать нельзя, равно и право (а то и необходимость!) вести войну с тоталитарным, враждебным всем личным правам и свободам Хамасом.

Коль Америка в течение многих лет оказывала поддержку Фатху и Палестинской автономии, она (Америка) должна выплатить Израилю компенсацию за действия палестинских террористов, т.к. последние получали финансовую помощь от США (чаще опосредованно, а не по договоренности с американским Госдепом). Эта компенсация Израилю, – превращенная в военную помощь, – должна помочь последнему выстоять в войне против недругов-соседей.

Следящие за событиями в Израиле читатели наверняка припомнят сходные комментарии в русскоязычных газетах или на русскоязычных форумах или группах в социальных сетях (хотя разговоров о том, что американцы должны платить Израилю компенсацию за действия палестинских террористов, я не припомню 🙂 ). А вот на английском подобное давно никто не позволяет сказать. Тем более в цитадели леваков, разделяющих антисемитские взгляды и ненавидящих Израиль (иначе гуманитарные факультеты западных университетов и не назвать).

Посему истерика студентов не удивляет. Стоит обратить внимание на то, что в обсуждаемом случае были проигнорированы несколько важных характеристик обвиняемого: Джейсон Хилл родился на Ямайке и частично имеет негритянское происхождение, кроме того, он относится к секс-меньшинствам. Если бы гей с не белой кожей что-то украл, сжульничал на экзамене, плюнул в лицо ректору университета или президента страны (только того, которого леваки ненавидят, разумеется), ему бы простили на порядок большие прегрешения, чем белому гетеросексуалу. Однако у сегодняшних леваков в Америке имеется четкая иерархия, где защита палестинских и прочих мусульманских террористов и исламистов оказывается словно бы козырем, который может “бить” почти все остальные поводы, о коих левые якобы радеют, т.е. позволяет игнорировать и нарушение прав женщин, и секс-меньшинств, и цветных.

Да и в прошлом году Джейсон Хилл писал о превращении гуманитарных факультетов американских университетов в фабрики по оболваниванию и промыванию мозга левацкой идеологией, лишающей студентов способности к критическому мышлению. То есть у этого профессора философии есть четкие, внятно сформулированные взгляды, кои он не скрывает. Еще одно направление критики профессора Хилла – аморальность современной американской гей-культуры, причем опровергнуть эту критику крайне сложно, т.к. она исходит от человека, относящегося к секс-меньшинствам, знающего ситуацию изнутри и декларирующего, что “сексуальная ориентация сама по себе морально-нейтральна” (“Sexual orientation per se is morally neutral”), т.е. не хороша и не плоха (в отличие от многих консервативных критиков, осуждающих гомосексуализм, т.к. он порицаем в Библии). Одним словом, леваков он злит давно.

На специальном сайте с рейтингом преподавателей северо-американских университетов студенты оценивают Джейсона Хилла неоднозначно: кто-то превозносит, кто-то клеймит, кто-то говорит о сложности преподаваемого материала, кто-то о легкости, кто-то не доволен тем, что вещи обсуждаются под непривычным углом, кто-то именно этому дико рад. Пожалуй, такая разноголосица свидетельствует о том, что мы имеем дело с настоящим философом, а не человеком, автоматически читающим курс, в котором ни в малейшей степени не заинтересован (разве что получать зарплату).

Теперь вернемся к статье. Джейсон Хилл по многим пунктам ошибается, хотя по некоторым он и прав, например, в том, что воевать с террористами надо, или в том, что некоторые культуры вредят своим носителям и тем, кто с оными носителями соприкасается. Однако из последнего пункта не следует, что вредящие культуры “ниже”. Они не выше и не ниже, они приводят к результату, отличному от желаемого людьми рациональными, но это ни в коей мере не позволяет делать вывод о “низкости” или “высокости”.
Потому что “высота”/”низость” предполагают абсолютную, разделяемую всеми шкалу. В данном же случае разные группы и разные культуры не только используют разные шкалы оценки, но и словно бы находятся в разных плоскостях. Посему критерии ни в коей мере не общие, и без указания на то, что используется только одна шкала вместо многих, подробным перечислением характеристик оной шкалы и описанием того, каким образом делаются проекции из других “плоскостей” в выбранную, рассуждение становится детсадовски-беспомощным.

Трудно не согласиться с Хиллом, что палестинцы в секторе Газа не особо удачно проголосовали в 2006 году, но из этого не следует, что за это их нужно навсегда лишить права голоса (кстати, на практике именно это сделал Хамас – больше выбирать жителям Газы не довелось). Потому что если мы наказываем ошибшихся в выборе вечным запретом на последующее участие в выборах, то нам придется распространить этот же критерий на все остальные страны, начиная с Америки, – по крайней мере на время дискуссии. Поскольку профессор философии из университета Де Поля больше никого лишать права голосовать не предлагает, его аргумент лишается смысла.

Представьте себе, что некто питается “здоровой едой”, а кто-то другой – гамбургерами из МакДональдса, означает ли это, что второму нужно дать все права, забрав их у второго? Мне кажется, нет. Но Джейсон Хилл делает по сути такое предложение, когда отталкивается от того, что израильская культура лучше, чем палестинская. Я готов согласиться с тем, что одна культура может быть лучше, чем другая, что, судя по достижениям, израильская лучше, чем палестинская, но если приверженцы “плохой” культуры не отказываются от ответственности за собственные действия, никаких этических претензий к ним быть не должно: да, они совершают ошибки, ведут себя глупо или плохо, но они “платят по собственным счетам”, у них, как и у всех остальных людей, есть право портить собственную жизнь.

Можно согласиться с тем, что в рамках тоталитарного режима, установленного Хамасом в Газе, а Фатхом – на “Западном берегу”, проведение свободных и честных выборов маловероятно, но из этого отнюдь не следует, что тем, кто ошибся и теперь “расхлебывает кашу”, больше нельзя доверять. Если изменить обстоятельства, не исключено, что те же самые люди проголосуют более разумно и рационально. В мировой истории хватает примеров того, как народ ошибался в одном году, а через 4-10-25-70 лет исправлял ошибку.

До сих пор звучали общие рассуждения, указывающие на логические издержки позиции американского профессора философии, но есть еще одно измерение, которое Хилл не заметил – насколько его предложение соответствует интересам Израиля.

Какую выгоду получит еврейское государство, если поглотит несколько миллионов враждебно настроенных граждан, которые еще и – только по-началу или навсегда? – не получат существенной доли стандартных в 21 веке гражданских прав? Никакой выгоды я придумать не могу, Джейсон Хилл тоже никакую выгоду израильтянам не называет…

Израильский философ Йорам Хазони в прошлом году опубликовал книгу Добродетель национализма (писал о ней недавно), в которой разбирал положительные стороны национального государства – и идеологии национализма, – сравнительно с многонациональной империей, где существенная часть граждан бесправны (желающие могут вместо книги прочесть статью Хазони, в которой озвучивается в целом практически та же позиция, что и в “Добродетели национализма).

Так вот Джейсон Хилл как раз и предлагает Израилю пойти по пути империи. При этом попытаться вернуться в прошлое, в эпоху, когда немногочисленные колонизаторы подчиняли многократно превосходящее число людей, лишенных гражданских прав и свобод внутри империи.

Следование такому пути не только ухудшит восприятие Израиля в мире, лишит его союзников, сторонников и рынков сбыта (во всяком случае среди западных стран), но и разъест души израильтян, лишит их этического фундамента.

Я бы рискнул предположить, что в современном мире империя плоха главным образом за счет того разлагающего влияния, которое она оказывает на титульную нацию, на тех, кто несет основное бремя административного и военного сохранения имперской структуры.

Да, в прошлом были периоды, когда империи несли цивилизацию и помогали улучшению жизни людей на контролируемых ими территориях. Но если мы представим сценарий, что завтра где-то – хоть на другой планете, хоть на нашей, – будет обнаружено дикое племя, “нуждающееся в наставлении и руководстве”, мы не сможем изменить современных людей до такой степени, чтобы необходимость кого-то завоевывать и удерживать в завоеванном состоянии, а также просвещать и “цивилизовывать”, не превратила их в полунацистов-охранников, как в стэнфордском тюремном эксперименте. Это как раз тот случай, когда власть развращает, и чем больше власть (или чем дольше ею пользуются), тем сильнее развращает.

Одновременно с этим империя приводит к не совсем удачному перераспределению ресурсов: наиболее образованная и способная часть имперского населения в большем проценте случаев должна поступать на госслужбу, вместо того, чтобы заниматься искусствами, наукой, техникой, производством, развитием бизнеса, при этом управляющие обычно оказываются в непривычной ситуации, как из-за климата, так и в виду различия культур. Потому советы, рекомендации и приказы оказываются не особо удачными и дельными. Плюс местная публика воспринимает управляющих как странных чужаков, которые говорят не совсем понятные и не совсем разумные (с точки зрения покоренного населения) вещи.

Чиновники ошибаются в значительном проценте случаев из-за того, что лично не расплачиваются за сделанные ошибки. Нассим Николас Талеб – один из наиболее важных мыслителей современности, – считает нежелание нести ответственность за поступки, метафорически выражаясь, играть самому, а не давать “советы с дивана” – одной из главных причин, мешающих человечеству развиваться успешнее.
Если человек получит возможность безнаказанно делать ошибки, он (почти гарантированно) будем делать больше ошибок, а сами ошибки будут более тяжелыми по своим последствиям.
У колониальных чиновников, ко всему прочему, есть еще один повод ошибаться – о собственных ошибках они докладывают сами, потому в большинстве случаев могут свалить вину на кого-нибудь другого, т.е. их личный риск становится практически ничтожным.

Все мы, люди, учимся, когда пытаемся что-то сделать: сколько-то попыток проходят в воображении, так мы отсеиваем наиболее странные варианты, а потом уже начинаются эксперименты в реальности, где мы принимаем во внимание как провальные, так и успешные следствия во внимание. В результате мы находим наилучший способ выполнять какую-то работу. И неприятные последствия – как финансовые, так и физические, – в существенной мере диктуют наше поведение: мы стараемся минимизировать риски, не потерять деньги или здоровье. Вот если и деньги могу потерять не я, и здоровье тоже, зато я могу или получить серьезное продвижение на карьерной лестнице, если всё получится, или свалить на нерасторопных и глупых исполнителей в колонии, если всё пойдет не так, то в таком случае я буду рисковать больше!

Тут следует отметить, что в определенной мере в некоторые эпохи империи были полезны, т.к. они способствовали развитию технологий, снижали в долгосрочной перспективе уровень насилия в обществе, чем уменьшали смертность, могли повысить уровень жизни и способствовать росту населения. Но и в эти времена большую выгоду при этом получали жители колоний, а не колонизаторы. Последним доставалось исключительно “бремя белого человека” – нужно было ехать куда-то, строить школы и железные дороги, подхватывать местные, крайне опасные для иностранцев инфекционные болезни, ставить не свои личные, но государственные интересы на первое место, и т.д. Тогда как если бы их правительства сконцентрировались на развитии “метрополии” (в этом умозрительном случае не было бы колоний, посему нельзя говорить о per se метрополии, но о той территории, которая стала метрополией при создании колониальной империи), эти страны сумели бы куда эффективнее использовать имеющиеся ресурсы и добиться еще более быстрого развития.

Важно понять, что нужно сравнивать не ситуацию в относительно высокоразвитой метрополии с ситуацией в недостаточно развитых колониях, но ситуацию в метрополии – при наличии колоний и при отсутствии оных. Тогда мы и обнаружим, что перераспределение ресурсов – “цивилизовывающая миссия”, донесение достижений цивилизации до менее развитых, а то и откровенно диких народов, – в большей степени вредило имперскому центру, чем помогало ему.

Империи были полезны человечеству в целом на определенном этапе, но эта полезность была усредненной, на уровне человечества в целом, поскольку империи ускоряли развитие территорий, ставших колониями. Тогда как территории, ставшие в рамках империи метрополией, относительно замедляли развитие и не столь эффективно использовали ресурсы.

Национальное государство, превозносимое Йорамом Хазони, имеет еще и это преимущество – в меньшей степени понижает эффективность использования человеческих ресурсов, чем империя, вынужденная содержать колониальную администрацию. К слову сказать, израильский философ в своей книге и упомянутой выше статье об этом не упоминает, а это, думается, – немаловажный фактор.

Итак, Джейсон Хилл в своем моральном обосновании аннексии Израилем “Западного берега” предлагает израильтянам создать империю, которая не будет выгодна – по экономическим, этическим и психологическим причинам, – евреям, а также будет постоянно унижать – пусть и из благих намерений, – арабов. И это унижение будет препятствовать истинному просвещению арабов, т.к. унижение на порядок-другой чаще вызывает гнев, ненависть и неприятие, чем желание разобраться и научиться новому.
Но своей цели – заставить хотя бы часть читателей думать, спровоцировать их на внятные возражения, – профессор философии из Чикаго явно добился (увы, как это обычно бывает подавляющее большинство сотен комментариев под статьей – лишенная логики ругань; что еще раз доказывает, что рациональная сторона у нас не самая сильная на фоне эмоций, что с человеческой природой толком ничего не сделать).

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.