“Три языка политики”

В либертарианском центре Меркатус при университете Джорджа Мейсона работает экономист Арнольд Клинг, пишущий на темы экономики, политики и культуры. Последняя его книга – “The Three Languages of Politics: Talking Across the Political Divides“. В открытом доступе есть и текст в “PDF”, и еще несколько форматов, включая аудио (разумеется, все на английском, на русском нет даже статьи в Википедии).

Книга небольшая, – 145 стр. небольшого формата, – легкая для чтения, но при этом очень дельная, т.е. интересная и полезная. И хотя автор занят изучением американского политического дискурса, практически все заключения годятся для остальных англоязычных стран, а принципы, рискну предположить, вообще универсальны. Пусть в других языках/культурах группы, на которые нужно делить людей, и шкалы, характеризующие эти группы, и отличаются от американских.

Клинг условно представляет политическую палитру Америки состоящей из трех основных “цветов”, т.е. групп: левые (он называет их “прогрессистами”), консерваторы и либертарианцы. Если обратить внимание, то язык каждой группы делает акцент на одном принципе.
Левые используют шкалу “угнетатель-угнетаемый”, тогда как консерваторы противопоставляют “цивилизацию – варварству”, а либертарианцы ставят на противоположные концы своей шкалы “свободу” и “принуждение”.

В книге приводятся примеры того, как авторы, принадлежащие к разным политическим лагерям кидают своих противников и сторонников как раз по тем шкалам, которые им ближе. Читающие американскую прессу регулярно могут идентифицировать как издания, так и отдельных публицистов в соответствии с предложенной Арнольдом Клингом моделью. Причем большинство попадет в категорию “прогрессивистов” (что не удивительно, т.к. пожертвования от книгоиздательской отрасли и газет в 11% идут в пользу республиканцев и почти 89% в пользу демократов, а в случае ТВ, кино и музыки в пользу демократов идет 73% пожертвований, республиканцам же – 26%), потом, существенно отставая, идут “консерваторы”, дальше, опять же с отрывом, идут либертарианцы.

Честно признаюсь, что как только я увидел предложенную модель, я сразу же с ней не согласился, т.к. она не совсем точно отражала реальность. Как мне показалось. Вероятно, это так, т.к. любое идеологическое движение достаточно разнообразно, чтобы быть сведенным к одной единственной шкале, более того – к одному из концов этой самой шкалы. Но для оценки верности или ошибочности подхода стоит выяснить, какие критерии имели значение для создателя модели, а не что оценивающий полагает за “правильные” критерии.

Арнольд Клинг предложил не абсолютный внешний критерий, но относительный, внутренний. Полагаю, что Вы, дорогой читатель, слышали о “тесте Тюринга”, предполагающем “интеллект” у вычислительной машины в том случае, если человек, взаимодействующий с ней не сможет точно различить “железо” от человека.

В случае языка политики нам нужно не чью-то речь или статью проанализировать на предмет логичности или точности, но предложить такой текст, который “срезонирует” с представлениями носителей той или иной идеологии и заставит считать выдавшего текст – письменно или устно, – “братом по крови”, т.е. разделяющим такие же ценности.

Допустим мы хотим создать текст, отражающий левые взгляды, нам не нужно писать в поддержку варварства, выбрав то, что противоречит консервативным ценностям, или отвергать свободу, как полную противоположность тому, что ценят либертарианцы. Нет, нам нужно написать текст против угнетателей или в защиту угнетенных.

Если же мы хотим предстать, как свои в глазах консерваторов, нужно не угнетателей прославлять, но или высказываться против дикости, или в поддержку цивилизации и культуры. Когда же мы хотим сойти за своих среди либертарианцев нужно или прославлять свободу, или выступать против притеснения и ограничения свободы.

Безусловно, если мы ограничиваемся только тремя идеологическими шкалами, мы упрощаем ситуацию, т.к. разнообразие взглядов предполагает не только крайние, но и в какой-то мере промежуточные позиции. Кто-то может частично соглашаться с либертарианцами, а частично – с консерваторами (например, за рыночную экономику, личную свободу, но при этом за вменяемую внешнюю политику, а не “мир-дружба-жевачка”). Кто-нибудь еще – соглашаться в чем-то с левыми прогрессивистами, а в чем-то – с либертарианцами (например, в вопросе личных свобод или желания сохранить рыночную экономику при получении власти демократами в Америке или либералами / новыми демократами – в Канаде). Если же мы говорим о консерваторах и прогрессивистах, то и те, и другие за более агрессивную внешнюю политику и потому за более сильное государство, чем либертарианцы.

Не стоит забывать, что любая модель предполагает некоторое упрощение, посему не может идеально точно описать все варианты. Тем не менее без этого упрощения нельзя понять что и как работает, и вывести хоть какие-то закономерности.

Арнольд Клинг предложил годящуюся для англоязычного мира в 21 веке модель, позволяющую относительно точно разделять политический дискурс по трем большим категориям.
Рискну предположить, что в современной РФ дискурс будет различаться у марксистов всех изводов (от оголтелых коммунистов до левых социал-демократов и “справороссов”), у националистов (от “русских националистов” до “либерал-демократов” ) и у сторонников свободного рынка (от умеренных социал-демократов до ПАРНАСа и либертарианцев). Однако поскольку я толком не слежу за российской прессой, – только “Радио Свобода“, реже “Новая газета” и совсем редко другие издания, – то запросто могу ошибаться и более удачное деление будет совсем другим, например, нужно будет добавить консерваторов/традиционалистов или еще какую группу. Не знаю, но мне было бы интересно узнать о результатах подобного изучения российского политического дискурса, еже бы кто таковой анализ провел. Потому что подход Арнольда Клинга мне кажется довольно перспективным.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.