Диффамация в Канаде

В ноябре 2016 года три 19-летних студента колледжа в Огайо попытались купить в местном магазине бутылку вина, показав поддельные документы, но афера не прошла – их разоблачили и не продали. Но помимо одной продемонстрированной кассиру бутылки, они тайком выносили еще две, работник магазина (сын хозяина) погнался за ворами, но в итоге они же его и побили. Преступников арестовали, потом судили, они признали свою вину – ничего казалось бы необычного.
Вот только совершившие преступление студенты были неграми, и на владельцев магазина посыпались обвинения в расизме. Подключился колледж, маразм крепчал, истерика нарастала, в адрес владельцев летели оскорбления и устно, и в печати. Колледж даже решил бойкотировать магазин, так что выручка упала вдвое, нескольких работников пришлось уволить, вообще бизнес был на грани банкротства, владельцы пытались достучаться до руководства колледжа, чтобы разрешить дело мирно, а потом поняли бесполезность всех своих попыток и решили бороться – подали иск о клевете, т.к. они не расисты.

Тут следует кое-что пояснить. Американские университеты и колледжи, особенно те, что не дают практичного образования, но предлагают степени по гуманитарным “наукам” (никакими науками эти предметы не являются), являются бастионом марксистской борьбы с капитализмом за права якобы ущемляемых групп. Учебное заведение, где происходили описанные события, известен тем, что одним из первых в 1830-ых открыл двери неграм и женщинам, и с тех пор известен в значительной степени благодаря студенческому активизму куда больше, чем всему остальному (но Оберлин закончило и немалое число известных людей).

Городок, где все это происходило, небольшой – 8000 жителей, из которых 3000 студенты и еще 1000 – сотрудники колледжа. Тем не менее жюри присяжных согласилось с тем, что обвинения в расизме “порочили репутацию” истцов и присудили им 11 миллионов компенсации, плюс на колледж наложили 33 миллиона дополнительного штрафа (который, вероятно, будет снижен до 22 млн, т.к. по законам штата Огайо штраф не должен превышать основную компенсацию более чем в два раза). Логично предположить, что вердикт изменит поведение руководителей других американских учебных заведений, слишком часто идущих на поводу у заходящихся в истериках леваков и игнорирующих права и интересы всех остальных.

Не стоит предполагать, что поведение университетской элиты изменится на 180 градусов, но некоторая коррекция вероятна, т.к. юридические советники будут учитывать прецедент и будут давить на университетское начальство в похожих ситуациях в будущем с тем, чтобы не давать поводов для обвинений в клевете. Во всяком случае именно это юристы должны рекомендовать своим клиентам.

Журналист в правом издании полагает, что как раз руководство помешанного на левацких идеях Оберлинского колледжа никаких выводов не сделает. Не исключено, что он прав, но юристы колледжа или юристы совета попечителей, несомненно, донесут свою позицию и оценку риска и до самых упертых и упрямых администраторов.

То был американский случай, теперь перейдем к канадским делам. Несмотря на откровенную скромность данного блога, автор недавно оказался в ситуации, когда на горизонте замаячили обвинения в “распространении порочащих сведений” всего-лишь за озвучивание своего мнения, которое не понравилось, т.к. было критичным. В связи с чем пришлось разобраться в канадских законах о диффамации.

В общем и целом канадские законы о диффамации (мы говорим не о франкоязычной части страны, в Квебеке ситуация существенно лучше) – самые удобные для истцов и самые неудобные для ответчиков в англоязычном мире, т.к. бремя доказательства лежит на ответчике, коему приходится доказывать, что он невиновен (речь идет о гражданском процессе, не об уголовном, где бремя доказательства вины – на обвинении).

Еще один момент – не обязательно клеветать, можно сообщить правду, не погрешить против истины, но поскольку контекст неприглядный и выставляет “жертву” в не лучшем свете, обвинительное заключение обеспечено (это специфично для Канады, в Штатах и Англии правда защищает, даже если в мелочах текст и не совсем точен). Практически диффамацией считается всё, что снижает самооценку жертвы или может быть представлено как унизительное, бьющее по репутации.

Истец в иске по диффамации на большей части территории Канады не должен доказывать реальность нанесенного ему вреда (с уточнением, если то был опубликованный текст, но если заявление было устным, то обвиняющий должен подтвердить убыток).
Хуже того – и злокозненность ответчика или ее отсутствие особого значения не имеют. Еще раз подчеркну: в такого рода делах по канадскому законодателю ответчик виновен, пока не доказано обратное.

Разумеется, многие недовольны этим безумием и отстаивают формально имеющуюся у канадцев свободу слова. Пишущие по данному вопросу нередко поминают существовавшую в Англии до 1641 года “Звездную палату” – один из символов королевского произвола. Во всяком случае определенный тормозящий, как говорят замораживающий, эффект на свободу слову такие законы, безусловно, оказывают.

С 2006 года начинается постепенное изменение отношение канадских судов к искам о клевете и распространении порочащих слухов – наиболее фривольные быстро отклоняют. В 2015 году в Онтарио началось движение против намеренных исков, ставящих целью ограничить свободу слова, финансово измотав критиков (у таких исков есть специальное название). Но до той свободы слова, что имеется у американцев, нам в Канаде еще очень далеко.

Чем юристы объясняют такую странность канадских законов? Поскольку это действительно отклонение от норм права в англоязычном мире, то объяснить толком не получается, можно только попытаться найти минимальные оправдания. Например, говорят о том, что свободу слова никто не ограничивает, но, мол, только заставляют говорящего платить за переживания того, о ком высказались. Чем это принципиально отличается от срока за “антисоветскую агитацию и пропаганду” или “распространение слухов, порочащих советский общественный и государственный строй”, я понять не могу.

Когда же и куда же может ударить иск о диффамации? Если публикация случилась в пределах юрисдикции данного суда, т.е. в той же провинции, где живут и истец, и ответчик.
Как отмечалось выше, правда не обязательно поможет, т.к. были успешные иски, когда опубликованная правда обходилась дорого. И это даже не были какие-то особые секреты, но всем известные факты уровня “а король-то голый!”.

Критиковать можно без неприятных последствий, если это “честный комментарий” (“Fair comment”), основанный на фактах, без желания никого намеренно очернить. Например, если кто-то поел в ресторане у Пети и потом “маялся желудком”, об этом можно сообщить в рецензии на ресторан, и ничего владелец ресторана сделать не сможет. А вот огульно утверждать, что ни сам Петя, ни работники его ресторана не моют руки, без того, чтобы лично наблюдать у всех обвиненных без исключения упомянутое поведение, в рамках “честного комментария” нельзя, ибо отсутствует фактическая основа.

Чем еще “честный комментарий” отличается от злонамеренного? Юристы предлагают такую иллюстрацию:
– “Мой сосед Иванов – постоянно пьяный ублюдок,” – это не подкрепленное фактами оскорбление, которое трудно будет оправдать в суде;
– “Вася Иванов вчера выпил целую бутылку водки. Он явно алкаш,” – хоть какой-то факт имеется, вывод оправдан, но от идеала далеко;
– “Вася Иванов вчера выпил целую бутылку водки. Я не удивлюсь, если окажется, что он страдает алкоголизмом,” – тут по мнению юристов придраться толком не к чему, судья не должен давать ход иску о диффамации в данном случае.

К этому близка концепция “ответственной коммуникации”, когда по делу, которое имеет “общественный интерес”, пишущий провел некоторую проверку и на основе имеющихся в его распоряжении фактов выдал текст, в последствии оказавшийся неверным, порочащим, клевещущим, но поскольку журналист или блоггер хоть и не имел всей информации, но попытался держать себя в рамках и хоть что-то проверить, то обвинять его в диффамации нельзя.

Ссылка на чей-то уничижительный комментарий не дает повода для иска, но ситуация меняется радикально, если давший ссылку высказал четко и однозначно свое отношение, например, если воспользоваться нашим примером выше, под словами “Иванов – постоянно пьяный ублюдок” добавил, мол, да, этот Иванов именно такой.

Как понятно из нашего примера, одна из основных характеристик диффамации в Канаде – ее конкретность в отношении именно истца. Последний должен быть назван четко и однозначно. Никакие варианты уровня “все мои знакомые поняли, что описанный развратный урод – это я” не работают. Покуда не указано, что это не просто Джон Смит или Вася Иванов, но – Джон Смит, проживающий по адресу Мейн стрит 12 в городе Торонто, Онтарио, или Вася Иванов, владелец компании “12 лучших горничных”, – никакой канадский судья ни на кого не взвалит бремя доказательства невиновности в диффамации.

Какие из всего этого можно сделать выводы? Во-первых, что несмотря на гарантированную Первой поправкой к Конституции свободу слова, оскорблять людей и в Америке может быть довольно дорогим удовольствием. Как и потакать таким оскорблениям, насколько это продемонстрировал пример Оберлинского колледжа.
Во-вторых, век интернета ничего принципиально не изменил: если эмоции берут верх и на кого-то публично выплескивается ведро помоев, появляется риск неприятных последствий, если оскорбленная сторона решит подать в суд.
В-третьих, если какие-то изменения интернет и внес, то не особо хорошие. Так я бы рискнул предположить, что высказанные устно, но запечатленные на видео и попавшие в сеть, заявления превращаются в аналог письменного источника. Диффамация такого рода в Канаде превращает ответчика в виновного до тех пор, пока он не докажет обратное.

Что подводит нас к нескольким практическим советам:
1. Выплескивать негативные эмоции – опасное дело, особенно в письменной форме или в интернете. Если уж делать это, то с задержкой по времени, чтобы – хоть немного остыв, – в большей степени контролировать собственные действия.
2. Плеваться в чей-то адрес без называния имен (а также названий компаний/организаций и должностей людей в оных организациях) – минимизировать риск, а вот оскорблять и унижать с называнием имен – наоборот доводить риск до максимума.
3. Начав с точно известных фактов – и проверки оных! – можно дойти до выводов, почему некто – не самый хороший человек (или – еще лучше – “может быть оценен как таковой”). И эти выводы уже не будут совсем банальным оскорблением, за которое ухватится первый адвокат, а чем-то отнюдь не гарантирующим выигрыш истца, что уменьшит желание подавать иск, а в случае подачи – обеспечит лучшие шансы на защиту.
4. Эзоповский язык, метафоры и намеки в случае канадского законодательства должны неплохо защищать: можно спокойно клеймить “сказочного” ублюдка или “безмозглого клоуна” совершенно безнаказанно, никаких претензий в виде иска о диффамации в таких случаях в Канаде не будет.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.