Фрейминг – наше новое всё

Как сообщила пресса, в среднем среди опрошенных в разных странах 60%  поддерживают правительственную цензуру так называемых fake news. В Канаде процент ниже – 46, хотя 90% канадцев признались, что хоть раз да попались на “липу”.
Если же задается вопрос в том, кто же должен определять, что именно “липа”, а что нет, то 17% полагают – правительство, 16% – что другие интернет-пользователи, 12% – компании типа “Facebook”, “ВКонтакте”, “Одноклассников”, 9% – поисковики, обычная пресса – 9%, не-правительственные организации – 8%, международные организации – 7% и т.д., вплоть до 17%, говорящих, что никто не должен определять, помимо самого человека.

Главная страница опроса тут, а собственно наиболее значимая информация в большом документе на 214 страниц (скорее это слайды, т.е. сравнить с книгой такого же объема нельзя).

Если мы пойдем по последней ссылке, то на страница 128 обнаружим раскладку по странам, какой процент поддерживает идею, чтобы правительство решало, что “fake news“, а что нет: в Канаде таких 10%, в Америке 11%, в Швеции и Японии по 14%, в РФ и Индии по 23%.

Еще один интересный вопрос – полная поддержка автоматического удаления “липового” контента (стр. 125): в Японии – 21%, в Канаде – 24%, Польша, Швеция и Австралия – по 28%, в Штатах и Корее (не в КНДР, разумеется) – 33%, в РФ – 37%, Германии – 45%. Если же добавим частичную поддержку, то ни в одной стране не будет ниже, чем ДВЕ ТРЕТИ.

Также – на странице 110, – есть обобщенные данные по всем странам: полностью поддерживают правительственную цензуру материалов, распространяемых в интернете 28%, плюс в некоторой степени еще 33%. Так мы приходим к 60-61%, упомянутых в самом начале.

Теперь давайте на время отойдем от опроса о доверии пользователей к получаемой в интернете информации. Профессор из университета Калифорнии в Лос-Анджелесе Дэниель Трейсман в 2018 году выпустил отредактированный им интересный сборник The New Autocracy. Information, Politics, and Policy in Putin’s Russia, в составлении коего принимали как российские исследователи и журналисты, так и американские. Помимо прочих интересных фактов, в одной из глав – “Public Opinion and Russian Politics“, – написанной Кириллом Роговым и Максимом Ананьевым, отмечается, что в 2011 году 67% россиян в опросе заявили, что иметь демократическую систему правления – “очень хорошо” или “неплохо” (“fairly good”). Это ниже, чем в среднем по миру (83%), но выше, чем в РФ в середине 1990-ых, когда это мнение разделяли 45%. При этом 67% россиян “очень хорошо” или “неплохо” отнеслись к идее наличия “сильного лидера”, не скованного ни выборами, ни парламентскими процедурами. Примерно похожие цифры по данному вопросу были получены в Казахстане (64%), Бразилии (65%), Румынии (70%). Кстати, в 2006 году только 47% россиян в той же мере поддерживали идею “сильного лидера”, а в 1995 году – 43%.

Итак, еще раз две цифры из последнего абзаца: в 2011 году 67% россиян предпочитали демократию и 67% предпочитали “сильного лидера”. И эти проценты были получены в ходе одного опроса среди единой группы. Это говорит о том, что не менее 34% от общего числа и около половины в каждой 67-процентной группе выбрали взаимоисключающие вещи (в книге отмечается, что из числа сторонников “сильного лидера” 70% поддерживают и демократию, это возможный вариант, я отмечал только минимальную долю “перехлеста”) – ведь демократия предполагает, что власть меняется в ходе выборов и президент или премьер министр подотчётен и Парламенту, и избирателям.

В психологии (и прочих социальных науках) есть такой термин – фрейминг, указывающий на то, что в зависимости от формулировки вопроса люди в массе предпочитают разные ответы, хотя факты, на коих базируется задание, и результаты в предлагаемых ответах по сути не меняются. В ставшей классической работе 1981 года Канеман и Тверский показали, что если предложить в выборе “спасенные жизни”, то этот вариант вместо дающего абсолютно тот же результат, но в вероятностной форме предпочтут 72% подопытных, а если говорить о “погибших”, то 78% предпочтут ответ в вероятностной форме. То есть среди студентов престижных американских университетов, прослушавших как минимум один курс по статистике, коих использовали в своих экспериментах Канеман и Тверский, можно получить довольно странные ответы, казалось бы не имеющие никакого смысла.

Когда мы спрашиваем людей, за добро они или за зло, то в любой группе в любой стране мы получим – рискну предположить, – процентов 95-98 ответов “за добро” (остаток придется на психически ненормальных, возможно, что доля таких ответов будет даже ниже 2%). Точно также в старом анекдоте отмечается, что “лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным”.

Люди не любят думать. Им кажется, что они много думают, но на самом деле они в основном фантазируют, теша собственные психологические комплексы, или решают производственные задачи, размышлений о жизни и даже о сути решаемых заданий ничтожно мало на фоне глупостей, которые занимают нас в течение дня. Это касается абсолютно всех. Может быть несколько сфер знания, в коих конкретный человек разбирается лучше остальных, и в этих сферах подать ему нечто плохое под видом хорошего будет существенно сложнее. Но и это не невыполнимая задача, коли размыть конкретику общими словами, чтобы практически ни у кого не было внятных соображений и хоть какой-то профессионального автоматизма, чтобы сразу же начать возражать.

В связи с широко распространенной нелюбовью к критическому анализу происходящего можно ловкими формулировками вызывать у масс по сути запрограммированный ответ “да” или “нет”. Выдающая себя за науку социология сводится к тому, чтобы манипулировать опрашиваемыми ради заранее заданного результата.

Теперь вернемся к опросу об отношении людей к интернет-новостям, полагаемым за “липу”. Первое, что следует учесть, что абсолютно все, т.е. 100% людей попадались на неверную информацию. Другое дело, что не всю информацию люди проверяют или не о всякой проверке узнают, да и проверки могут быть тоже весьма пристрастными и являться ничуть не меньшей пропагандой, чем дешевая партийная агитация.

Когда в среднем по миру – стр. 36 – 65-67% винят в распространении недостоверной информации социальные сети, 51% – телевидение и 44% – печатную прессу, то это означает, что народ не проверяет традиционные СМИ столь же часто, как информацию в социальных сетях. В противном случае процент был бы идентичным по всем источникам информации (научные труды, включая статьи в научных журналах, оставим в стороне, но и там о 100% достоверности речь не идет, дай бог, чтобы до 80% доходило, в медицине и социальных “науках” процент существенно ниже, в естественных и инженерных науках процент выше, но и там я бы не рискнул говорить о точности выше, чем 98%) и куда более высоким.

Возможно, отдельные скрупулезные публицисты, журналисты и исследователи, проверяющие и перепроверяющие всю сообщаемую информацию, правы в 90% статей или в 99%, но хоть в чем-то каждый да прокалывается.
Самые явные индикаторы склонности к передергиваниям – обилие картинок в материалах, минимальное количество ссылок на внешние, вменяемые источники и уверенность в собственной правоте, проявляемая в точном знании того, что еще не случилось, но обязательно случится.
Из вышесказанного следует, что видео-материалы, которые не предполагают гипер-ссылок на другие источники и отвлекающие зрителей картинками, – самый главный подозреваемый на неточность и выполнение политического заказа. 51% заметивших “липу” на телеканалах (стр. 47 отчета) – индикатор некритичности масс в данном вопросе (кстати, россияне более критичны, чем канадцы – 67% против 45%, не потому что канадские телепрограммы лгут реже, но, рискну предположить, что канадские лгут не столь уж нагло, как российское гостелевидение).

Как можно избежать ошибки фрейминга? Нужно сообщить опрашиваемым то, что следует из вопроса, а не ожидать, что они самостоятельно проанализируют ситуацию.

Для примера разберем вопрос с “fake news”. Во-первых, что это такое? Есть факт, а есть сопутствующее пояснение. Искажение может касаться фактов – их могут и переврать, а могут и пристрастно отобрать. Если издание придерживается левых (или правых, центристских, либеральных, консервативных, голубых, зеленых, белых, черных, красных, “серо-буро-малиновых в крапинку”) взглядов, то трудно ожидать, что оно будет раз за разом поминать факты, разрушающие их аргументацию. Скорее всего редакция и журналисты будут неприятные факты замалчивать. Они не врут, не искажают факты, но из-за своей пристрастности подталкивают читателей/зрителей к ошибочным заключениям, т.е. производят “fake news“.

Второй пункт – логика, используемая журналистами: она может базироваться на неких допущениях, о которых не сообщили аудитории, может эксплуатировать когнитивные искажения, может быть намеренно искаженной или быть представлена искаженной. Если некое действие ставится в вину недругу, но не замечается у “нашего” кандидата, это приведет к тому же результату, – искаженному мнению, вложенному в головы читателей/зрителей, – что и манипуляция с фактами.

В последние годы появился феномен “fake news” – в каких-то случаях это намеренное искажение фактов, в каких-то – умышленно, ради партийных/идеологических целей искаженная логика. Причем намеренное замалчивание релевантной информации “fake news” не называется. Как не называется и применение стандартов и требований только к одной из сторон в политическом процессе. С учетом мировоззренческой разноголосицы, существующей в обществе, согласны ли Вы, чтобы правительственные или частные структуры решали за Вас, что является “fake news“, а что нет, и скрывали от Вас первое, давая допуск только ко второму?

Примерно так можно задать вопрос, чтобы дать отвечающему максимально полную информацию и задать вопрос с учетом последствий для общества. А можно спросить иначе: правда же Вы не хотите, чтобы Вас обманывали плохие люди и “впаривали” Вам лживую информацию, так кому Вы поручите следить за тем, чтобы Вас не обманули – Васе, Пете или Тане?

Как все мы помним, у нас “разведчики”, а у врагов – “шпионы”. Посему существенная часть общества, да и журналисты вкупе с бюрократами в правительственных структурах и разделяющими марксистские взгляды сотрудников западных университетов, однозначно уверены, что “fake news” – это все взгляды, с коими они лично не согласны. И поскольку по делу возразить нечего, то самое легкое – запретить. А вот как вводить цензуру – это уже детали.

Когда массы озвучивают поддержку “автоматическим” механизмам блокировки “липовых новостей”, они не задумываются, что те, на кого они готовы возложить техническое осуществление сей задачи, далеки от объективности: особенно это заметно в Гугле.
Хотя при проверке обнаружился интересный момент, лично для меня ставший сюрпризом: и сотрудники Гугла, и работники Фейсбука в целом делают политических пожертвований примерно одинаково в пользу обоих партий, даже чуть больше республиканцам. Откуда это известно? Поясню: в американском налоговом законодательстве есть четкое требование идентификации пожертвований, если последние хотят списать с налогов.
Другое дело, что сторонники левацких взглядов в том же Гугле заявляют о себе громко, а консерваторы должны скрываться и таиться, если не хотят повторить судьбу Джеймса Дэмора, уволенного за озвучивание научных данных, не стыкующихся с левой пропагандой.

В случае же вопроса о “сильном лидере” оцените два варианта:
– Поддерживаете ли Вы возможность для лидера нашей страны при решении серьезных задач не быть связанным проволочками, навязанными политическими противниками и наиболее демагогическими и популистскими требованиями электората?
– Поддерживаете ли Вы возможность для лидера нашей страны при решении серьезных задач не быть связанным проволочками, навязанными политическими противниками и наиболее демагогическими и популистскими требованиями электората, включая право экспроприировать без решения суда любую частную компанию, право заключать под арест или убивать политических оппонентов и право произвольно повышать налоги и пенсионный возраст для населения, включая Вас лично?

Рискну предположить, что в среднем случае на первый вопрос хочется ответить “ДА”, а на второй – “НЕТ”, хотя второй – лишь уточнение первого в плане последствий для самих опрашиваемых.

Таким образом, стоит признать, что манипуляция формулировкой вопросов, которые задаются в ходе опросов общественного мнения, – “фрейминг”, – превращает оные опросы в вариант игры в напёрстки, где результаты зависят исключительно от ведущего.
И рост фиктивной информированности масс, якобы имеющей доступ к большему количеству точек зрения, делает манипуляцию публикой с помощью “опросов общественного мнения” все более привлекательной методикой, используемой агитпропом доминирующей группы элиты.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.