В защиту национализма и империализма

Израильский философ Йорам Хазони в сентябре 2018 опубликовал книгу The Virtue of Nationalism – “Добродетель национализма“. Книга получила множество положительных отзывов в англоязычных правых изданиях, в том числе в “National Review”“Washington Times”, “Quillette”“City Journal”“Washington Free Beacon”.
На странице автора можно найти ссылки на рецензии в разных изданиях, в том числе весьма критические.

Сначала перескажу основные идеи книги, а потом позволю себе представить собственный взгляд на ситуацию. (Должен заранее предупредить, что текст получился довольно объемным)

Хазони – человек религиозный и консервативный. Его политическая философия базируется на иудаизме, на библейских принципах. В Библии, в Ветхом завете упоминается единое Израильское царство. Это является отправной точкой для построений Йорама Хазони: Бог дал народу Израиля именно такой вариант устройства жизни – жить одним народом.

Разумеется, израильский философ знает, что единое Израильское царство быстро развалилось после смерти Соломона на Иудею и Израиль. Тем не менее идея национального государства, по мнению философа, получила старт.

Если оставить в стороне состояние дикости, то в качестве двух крайних точек на шкале государственного устройства можно назвать “национальное государство” и “империю”. Первое довольствуется имеющейся территорией расселения конкретного народа и не претендует на чужие земли, не заинтересовано в них (если предполагается, что за пределами контролируемой территории живут другие народы). Второе же характеризуется как раз тем, что ставит главной целью расширение территории и не привязано к одному народу, более того – заинтересовано править многими нациями и народами.

Поскольку в рамках предлагаемого дискурса весьма ценно коллективное само-определение, то повышается значение независимости не только нации, но и более мелких групп – семьи и “племени” (не столько в этно-антропологическом смысле, но скорее как культурно-исторической общности, характеризуемой местным говором). Государство израильский философ – в некоторых случаях, – рассматривает как вариант семьи или бизнеса (ничего общего с “семьей” Ельцина). Причем метафоры эти он доказывает довольно неплохо (поскольку они касаются скорее отдельных случаев и служат скорее как упрощенная модель, цепляться не будем).

Еще одно отличие “национального государства” от “империи”: оно (национальное государство) делает возможным демократическую форму правления, поскольку люди могут понимать, что им выгоднее жить вместе, или хотя бы согласиться с тем, что другие варианты менее выгодны. Тогда как стремящаяся к захватам новых земель империя делает невозможным всеобщее избирательное право, да и равенство “титульной”/структуро-образующей нации с остальными тоже: кто-то будет римским гражданином, а кто-то нет, аналогично – с англичанами в Британской империи, русскими – в Советской. Если же все становятся равны, и каждая земля/провинция/территория/колония начинает претендовать на те же права, что и метрополия, то империя разваливается.

Хазони не пытается изобразить национальное государство “белым и пушистым”, но все преступления националистов оказываются ничтожными на фоне жертв, которые числятся за империями. Так преступления национал-социалистов с 1933 до 1939 года – капля в море того, что они совершили между 1939 и 1945.

Лишение граждан прав в пользу не-избираемых бюрократов – хоть из ЕвроСоюза, хоть из ООН, хоть из местного правительства, – приводит в целом к сходным результатам. При этом смена политического курса одной страны и переизбрание ее парламента в куда большей степени позволяют призвать к ответу бюрократов соответствующего уровня, чем попытки сходных действий в над-национальных структурах ЕС (если говорить о Евро Комиссии). Но еще важнее понять, что современный западный левый либерализм стоит на имперских рельсах и требует постоянного приращения подконтрольной территории. Отсюда расширение ЕвроСоюза (возможно, это касается и приема многих сотен тысяч псевдо-беженцев).

Лояльность в национальном государстве касается того, кого гражданин знает, за кого имел возможность проголосовать. Правитель при этом имеет ограниченное число граждан на подконтрольной территории и не может рассчитывать на существенное увеличение их числа, как и увеличение территории, т.к. дальше будут жить иные народы, а в них – по условиям задачи, – глава национального государства не заинтересован, посему должен заботиться хоть о каких-то интересах граждан.

В империи же правитель надеется увеличить территорию и подконтрольное население, потому в благополучии подданных заинтересован крайне мало. Интересы “титульной нации” в империи относительно важны, т.к. из них набираются лояльные “преторианцы”, тогда как на остальных можно наплевать. С учетом расширения границ и распространения власти империи на новые и новые группы и народы, ценность любого уже включенного народа, – кроме “титульного”, – падает.

Живущие в империи могут воображать, что они лояльны императору и всему человечеству, т.к. потенциально империя хотела бы поглотить всё человечество, но это не добровольная лояльность, т.к. жители империи не имеют толком прав и свобод. Отказаться от лояльности императору и одновременно остаться лояльными империи или имперской идее нельзя – за это наказывают как за любую попытку развалить империю.

Йорам Хазони предлагает 7 принципов устройства национального государства:
1. независимость может быть только у единых и достаточно сильных наций;
2. одно независимое национальное государство не лезет в дела другого;
3. в рамках государства только у правительства есть монополия на насилие;
4. нужно поддерживать несколько “центров власти” (“multiple centers of power”) – как внутри страны, так и на международной арене;
5. осторожность в создании новых национальных государств (явная отсылка к пункту 1);
6. права этнических меньшинств должны защищаться;
7. права национального государства нельзя передать над-национальным структурам.

Заканчивает книгу он указанием на то, что наиболее влиятельная идея современности – над-национальная лево-либеральная бюрократия, по собственному мнению лучше знающая, что именно нужно людям, и посему желающая навязать всем свою волю. Хотя соглашение с оной левацкой псевдо-логикой – это скатывание в инфантилизм, ибо предполагает вместо независимого суждения взрослого человека детскую позицию “папа-мама лучше знают”.

Разумеется, поклонники лево-либерального толкования имперской идеи ненавидят Хазони и нападают на него. Спорить с ними не кажется интересным и продуктивным.

Попробую предложить собственный взгляд на том же уровне абстракции, на коем израильский философ строит свою систему, не цепляясь к отдельным, словно бы случайно выхваченным деталям конструкции, как это сделал один экономист-либертарианец (судя по его претензиям, складывается впечатление, что книгу “The Virtue of Nationalism” он прочитал крайне невнимательно, поверхностно, а то и вовсе пролистал).

Начнем с того, что согласимся – на время – с определениями автора. Да, говорить о “национальном” государстве в 11 веке до нашей эры нельзя, т.к. не было тогда никакого понятия нации. Вообще национальная идея – дитя 19 века. Не только русский язык в современном варианте сформировался в конце 18 – начале 19 века, но и французский (полная унификация произошла только с вхождением ТВ в жизнь французов в середине 20 века, когда парижское произношение достигло всех областей и регионов страны и было принято за норму), да и немецкий.
Тем не менее можно согласиться с искусственным делением государств на те, которые не заинтересованы в расширении территории и получении власти над другими народами, – пусть они называются “национальными государствами”, как у Хазони, даже если современное определении нации к населению оных государств не применимо. Другая форма – государство, заинтересованное в расширении территории и контроле за большим числом разных групп людей. Пусть оно называется “империей”, т.к. большая часть империй вели себя – в общем и целом, – сходным образом.

Попытки захватить мир или существенную его часть вызывали войны, сопровождающиеся многочисленными жертвами, но сама себе империя, как форма устройства, теоретически не должна обязательно приводить к миллионам трупов. При этом практически моно-национальное и без войны с внешним миром может шокировать числом убитых. Вспомним, к примеру, полпотовцев, уничтоживших более 20% населения Кампучии (от 1.5 до 3 млн) или китайский “большой скачок”, стоивший не менее 30 млн жизней (5% от тогдашнего населения Китая в 600 млн).

И если на Британскую и Испанскую империю можно повесить ответственность за многочисленные жертвы, да и у французов в Африке число жертв доходит по некоторым оценкам до 1 млн.
Стоить отметить, что размер метрополии имел не самое большое значение: на бельгийцах в Конго лежит ответственность за от 2 до 13 миллионов смертей – в результате принесенных эпидемий, из-за принудительного труда, жестокостей и карательных акций. А вот количество жертв голландцев или португальцев заметно меньше. То есть по сути своей ничего порочного в идее империи нет.

Война, развязанная Третьим Рейхом ради захвата “жизненного пространства”, стоила миру от 70 до 85 млн жизней. То есть существенно превосходила все преступления остальных империй, существовавших до начала 20 века (если мы не будем учитывать жертв инфекционных заболеваний, которые приносили с собой переселенцы и охранявшие их войска).
На другом конце земного шара Японская империя пыталась захватить новые территории и это стоило народам от 3 до 14 миллионов жизней. То есть мы приближаемся к 100 миллионам.

Но и без всяких попыток захватить чужие территории социалистические эксперименты в сельском хозяйстве разных стран стоили не менее 50 миллионов жизней (а согласно достаточно респектабельной The Black Book of Communism: Crimes, Terror, Repression общее число жертв коммунизма достигает по всем странам 100 млн!). И хотя СССР и является империей, но голод начала 1930-ых был исключительном внутренним делом, равно и китайский голод конца 1950-ых – начала 1960-ых.

И всё же, как отмечает – вслед за другими исследователями, – Йорам Хазони, на протяжении человеческой истории больше людей жили в тех или иных империях, чем вне оных. Из чего можно сделать вывод, – подчеркну, что Хазони его не делает, – что какую-то “эволюционную” выгоду империи должны были нести.

Как все понимают, термин “эволюция” касается биологических систем, к системам социальным он применим скорее как метафора, с большой натяжкой. Тем не менее если смотреть на события на мировой сцене, как пример системы с открытой обратной связью, то нужно будет признать, что те государства, что существовали дольше, в которых жило заметно больше людей, чем в соседних, должны были обладать некими “эволюционными” преимуществами перед остальными.

Как убедительно доказывал историк Иен Моррис в книге “War! What is it Good For?” (желающие могут прочесть рецензию на нее), империи предлагали населению более безопасную жизнь. Монополия на насилие со стороны государства и удаление внешних границ от средней деревни/городка приводит к уменьшению – в целом – числа жертв всех стычек и конфликтов. Даже если мы рассмотрим жуткие потери России и Германии на протяжении 20 века, то обнаружим, что доля населения погибшего насильственной смертью ниже, чем во времена первобытно-общинного строя или примитивного феодализма.

Я бы рискнул добавить, что в рамках империи обмен идеями и новыми технологиями был чуть легче, чем при необходимости преодолевать еще и национальные границы.
Это не отменяет факта, что технический прогресс в течение веков был весьма медленным, экономическое благосостояние людей за тысячелетия менялось крайне медленно – до начала 19 века (об этом совершенно замечательно написала Дейдра МакКлоски – см. рецензию). Тем не менее в рамках империи передача информации происходит с меньшими трудностями, чем между государствами.
Империи несли не только новые технические достижения, но и более эффективные методы управления. Более того, им приходилось изобретать специально для имперских нужд новые способы организации труда, новые подходы в логистике, санитарии и т.д.

Так что империи несли с собой и положительные изменения в культуре, например, Британская боролась с работорговлей, запрещала практику сожжения вдов .
Видимо, не все империи были “одинаково полезны”, т.к. на начало 21 века жизнь в странах, бывших некогда частью Британской империи, в лучшую сторону отличается от стран, бывших частью империи Испанской. Но во всех бывших колониях можно заметить, что наименее затронутые имперскими изменениями удаленные от портов области бывших колоний сегодня в среднем менее развиты, чем регионы, подвергшиеся наиболее сильному культурному влиянию империи.

Можно ли оценить это положительное влияние империй? Да, мы можем сравнить страны, которые не были колониями, и те, что были, а последние – между собой в зависимости от срок нахождения под воздействием империи. Согласно одному экономическому исследованию, опубликованному в 2014 году, при сравнении различных островных государств, находившихся в качестве колонии разное время, можно отметить, что каждое дополнительное столетие под управлением метрополии четко ассоциируется в среднем с более высоким ВНП – аж на 40%!

Свободы слова в академических кругах в последние годы стало заметно меньше, и в 2017 году статью профессора из университета Портланда, рассуждавшего о положительных последствиях колониализма, после истерики леваков отозвали из журнала. И если упоминавшаяся выше статья экономиста рассматривала множество небольших государств, то в данном случае автор – для желающих есть сохраненный текст статьи, – сконцентрировался в основном на одной – Гвинее-Бисау, где однопартийная система, созданная после обретения независимости, в 10 раз увеличила число чиновников, но вместо экономического роста показала только падение жизненного уровня и все сопутствующие следованию марксистским рецептам проблемы.

С точки зрения части правых комментаторов имперская идея плоха, потому не стоит завозить к себе представителей чуждых народов, т.к. это создает как бы маленькую внутреннюю империю вместо национального государства.
Существенная часть комплиментов в адрес Хазони со стороны правых вызваны именно этим предположением. Как – полагаю, – и значительная часть критики со стороны левых связана с опасением, что не будучи оспоренной, идея завоюет массы и остановит столь любезную сердцам леваков миграцию любителей халявы со всего мира на Запад. Левые надеются таким образом разрушить ненавистный им Запад, ну, или как минимум завезти столько лентяев, чтобы уровень жизни в западных странах упал, и леваки смогли заявить, мол, мы же говорили, что капитализм плох, а Карл Маркс прав!

Упомянутая часть правых заблуждается: проблема не в том, каков цвет кожи или какова религия мигрантов, но в том, к чему подталкивают внешние обстоятельства – к тому, чтобы работать и отвечать за собственные поступки, или к тому, чтобы только требовать всё больше халявных благ и паразитировать на теле государства. В конце концов сидящий на “социалке” христианин (или иудей, буддист, конфуцианец, синтоист), тоже высасывает ресурсы из страны, как язычник, атеист или мусульманин, так же заставляет правительство перекачивать деньги из более успешно работающей части экономики в менее успешно работающую, от тех, кто вкалывает, – к тем, кто бездельничает, чем снижает стимул к работе у всех вокруг.

Да, в рамках национального государства можно ожидать меньшего количества поводов для конфликтов, т.к. нет разделения на этнические и религиозные группы, но если вспомнить тургеневских Отцов и детей, то культурная пропасть между двумя этнически и религиозно идентичными группами – Базаров и Кирсановы с одной стороны и крестьяне с другой, – может быть не менее огромной и, как показывает русская история, приводить к не менее жестокому противостоянию, чем конфликт с внешней силой или бОльшая часть религиозных войн.

Главная предполагаемая ценность “мультикультурализма” – многообразие идей, позволяющее быстрее развивать культуру, науку и технику (сравнительно с ситуацией, когда идей существенно меньше, разнообразия среди них нет). Вот только к цвету кожи различия во взглядах отношения не имеют: у меня иной цвет кожи, чем у Томаса Соуэлла, но если оставить в стороне несоразмерность великого экономиста и ускользающе малую значимость ВПС, то обнаружится, что существенная часть сказанного по многим вопросам будет совпадать (в том числе и благодаря тому, что взгляды ВПС сформированы в большой мере под влиянием книг Соуэлла). Точно также взгляды практически всех демократов-кандидатов в президенты США на выборах 2020 года совпадают по большинству вопросов, хотя есть и белые, и черные, и мулаты, и китаец, есть и еврей, и индуистска, и христиане. Внешние различия имеют значение только для настоящих расистов, но именно эти различия и продвигают под флагом “мультикультурализма”.

Национализм может быть полезен стране в определенных условиях. А в других условиях той же стране было бы лучше быть частью империи – или в роли метрополии, или в роли колонии. Это единственный урок, который нам дает история – что в разных ситуациях странам полезны разные формы государственного устройства, и что полезное в одну эпоху и для одной страны совсем не обязательно будет полезно для другой страны, через сто или тысячу лет. И точно также имевшее вредные последствия в какой-то момент времени в одной из точек пространства совсем не обязательно будет иметь столь же вредные последствия в другом месте в иную эпоху.

С этической и с экономической точки зрения можно сказать, что всегда стоит отдавать преимущества той системе, что уменьшает степень вмешательства правительства и оставляет решения на максимально низком уровне, чем обеспечивает максимальный контроль граждан. Причем отсутствие контроля граждан в политических вопросах ничуть не лучше, чем отсутствие контроля в экономических, т.к. лишив людей свободы слова и собраний, можно очень легко лишить их и рыночной экономики. А без рынка, который создает множество потенциальных источников финансирования оппозиционных партий и критичной к власти прессы, сохранить политические свободы в долгосрочной перспективе не представляется возможным.

И вышеупомянутое относительное преимущество личных и экономических свобод в разные эпохи и времена может обеспечить и имперское, и национальное государство. Форма государственного устройства, – рискну заявить, – имеет существенно меньшее значение, чем относительные преимущества в количестве имущественных и политических прав – относительное имеющихся не воображаемых, а осуществимых на практике альтернатив.

Посему не стоит доверять тем, кто априорно осуждает или защищает исключительно империю или национальное государство. Плюсов – в некоторых обстоятельствах, – может быть больше при той форме государственного устройства, которую с порога отметают. Потому и можно быть одновременно и за национализм, и за империализм. В теории и с поправкой на обстоятельства.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.