Аборт и этика

Поскольку с достаточной регулярностью в Штатах вспыхивают дебаты об искусственном прекращении беременности, так что следящие за американской прессой и интересующиеся вопросами этики не могут обойти данную тему, потому автор уже несколько раз касался темы абортов – в 2013, потом в 2014 и в прошлом году. Но в свете происходящего в последнее время стоит еще раз рассмотреть ситуацию, насколько это возможно, не повторяя старые аргументы.

Для начала напомню наиболее релевантные новости последних месяцев. В январе сего года штат Нью-Йорк принял закон, разрешающий аборты на любом сроке и делающий плод в матке лишенным юридической защиты. В конце января демократы в Вирджинии предложили закон, разрешающий “аборт” и после рождения, т.е. после извлечения ребенка из родового канала его можно было бы уничтожить, если того захочет мать (закон не был принят, его обсуждение заблокировали практически сразу). Разумеется, левая пресса старалась не привлекать внимания к этим законам, а правая – наоборот привлекала.

15 мая в Алабаме приняли закон, делающий проведение абортов незаконным. Разумеется, левый агитпроп взорвался возмущением. А тут еще в Джорджии приняли закон, запрещающий аборты после того, как можно обнаружить сердцебиение плода. Тут уже левая пресса подняла хай. Подобные законы о “седцебиении” предложены в еще нескольких штатах, в еще трех, помимо Джорджии, их приняли, а в остальных – где-то провалились при голосовании, где-то местные суды признали их неконституционными (почему, станет понятно ниже), где-то продолжается обсуждение законодателями.

Так что ситуация довольно накаленная, обе стороны впадают в истерику и не желают слушать оппонентов. С этической же стороны происходящее позволяет бросить дополнительный взгляд на связанные проблемы.

Однако чтобы на самом деле понять ситуацию придется вернуться к решению американского Верховного суда по делу “Роу против Уэйда”, где большинство голосов были отданы за неконституционность запрета женщинам делать аборты. Из решения следовало, что аборты в течение первого триместра стали полностью легальными и ничем не ограниченными, в ходе второго триместра уже можно было обсуждать возможность плода выжить, а в третьем триместре – выживание плода оказывалось главным соображением. Именно поэтому суды в нескольких штатах посчитали “законы о сердцебиении” неконституционными.

Еще одно важное решение Верховный суд принял в 1992, когда по сути отказался от упоминания триместров и свел право на аборт к вопросу жизнеспособности плода. Грубо говоря, до 23-24 недель плод может считаться нежизнеспособным, хотя прогресс неонатологии постоянно сдвигает этот срок ко все более и более ранним – врачи учатся выхаживать всё более и более недоношенных младенцев. Также судьи решили, что требование ставить в известность об аборте отца – излишне.

В 2004 году Конгресс принял и президент Буш-младший подписал закон о том, что еще нерожденный ребенок тоже может считаться жертвой. Таким образом убийство беременной женщины является двойным убийством.

Упоминавшийся выше алабамский закон достаточно короток и прост: аборты делать нельзя, исключения – опасность для жизни матери (но не мифические страдания от факта рождения ребенка, эмоциональный и психологический стресс) и нежизнеспособность плода после рождения (ну, и мертвый плод в матке). Ответственность грозит врачам, но не матерям.
Цель принятия данного закона – попробовать опротестовать упомянутое выше решение “Роу-Уэйд” 1973 года.

Аргументы правых сводятся к защите “прав ребенка”, к этому отсылает название принятого в Алабаме закона – “Human Life Protection Act”. Аргументы левых – о защите “прав” женщины. Во всяком случае именно так подают стороны свои позиции.

Право женщины на половую жизнь и контрацепцию не оспариваются никем. Некоторые консерваторы из числа особо ревностных христиан могут призывать к сексуальному воздержанию до брака, но никаких поползновений к законодательному запрету до- и вне-брачных связей или наказанию за оные никто не предпринимает.

Как я и писал в прошлом году, с точки зрения этики никакой принципиальной разницы между убийством ребенка за месяц-три до родов и убийством его через несколько месяцев после родов нет – в обоих случаях мы имеем дело с уничтожением неспособного выжить самостоятельно организма, который генетически отличается от того, кто принимает решение об убийстве. Сама женщина делает это или с помощью врача не существенно, т.к. никакого этического права на уничтожение жизни ребенка у женщины нет ни до родов, ни после. Есть право на контрацепцию, на то, чтобы отказаться от рожденного ребенка и сдать в приют, или воспитывать его так или иначе, но никто не исходит из установки “я тебя породил, я и убью”.

Тем не менее мы видим естественный процесс “скатывания со скользкой горки” – как только люди оправдывают безоговорочно убийство младенца в утробе, им тяжело остановиться и запрещать его после родов. Точно такой же процесс идет и с одобрением гомо-браков: разрешив их, нет никаких этических оснований запрещать зоофилию (на пути
к этому отдельные штаты, да и с северной стороны границы, в Канаде процесс идет), многоженство, педофилию (как минимум гебефилию – влечение к 11-14-летним – изменения наблюдаются и в Штатах, и в Англии ), некрофилию и т.д.

Однако вернемся к абортам. Если мы рассматриваем самые неблагоприятные сценарии – беременность в результате изнасилования или инцестных отношений, то становится понятно, что в Алабаме приняли не совсем продуманный закон (алабамские законодатели-демократы предлагали такие поправки, но республиканцы все отклонили, президент Трамп днями подчеркнул, что исключения для таких случаев должны быть в любом законе, ограничивающем аборты). С одним допущением – если бы конкретный закон приняли для того, чтобы он действовал. И допущение это выгодно левым, но не имеет связи с реальностью. Цель данного закона – дойти до Верховного суда и переиграть “Роу против Уэйда”, т.е. вернуть право решать, легальны аборты или нет, на уровень штатов (об этом, кстати, еще в 1973 году говорили несогласные с большинством судьи).

Поскольку изнасилование и инцест – преступления в Штатах, то нет никаких оснований полагать, что жертва сможет обратиться в абортарий, но не в полицию. Хотя бы затем, чтобы снова не стать жертвой тех же самых преступников. Есть средства контрацепции, используемые после полового акта. Но “права женщин”, кои якобы защищают левые, предполагают, что женщины недостаточно умны, чтобы как позаботиться о контрацепции в нормальных условиях, так и принять ” Morning-After pill” после нежелательного контакта.
Разумеется, кровосмесительные отношения могут длиться годами, и у женщины не будет доступа ни к обычной контрацепции, ни к экстренной, но в таком случае шансов, что ей разрешат сходить в абортарий, тоже нет ни малейших.

Имеет ли женщина полное право распоряжаться своим телом? Да, разумеется, точно также, как и мужчина. Но представьте, что некая дама приходит к врачу и просит отрезать ей ногу или удалить кусок кишечника. Если на ноге нет гангрены или злокачественной опухоли или у дамы нет ожирения, угрожающего жизни, то никто ей просто так от нечего делать никто не станет отрезать. Почему? Потому что нет медицинских показаний. Врач должен заботиться о здоровье пациента в первую очередь, если не может заботиться о здоровье, то хотя бы уменьшить страдания человека (для этого есть так называемое паллиативное лечение при терминальных стадиях заболеваний). А если врач сделает процедуру, которая повредит здоровью пациенту или не оправдана с точки зрения стандартных процедур, он рискует потерять лицензию и точно не получит плату от страховой компании.
Нормально протекающая беременность – та, что по определению не угрожает физическому здоровью женщины, – не удовлетворяет ни одному из упомянутых выше условий. Посему этических оснований для ее искусственного прерывания нет. И если медицинские ассоциации не желают замечать проблемы, это говорит исключительно об этих ассоциациях и ни о чем больше.

Но следует учесть, что кусок кишечника или нога имеют точно ту же генетику, что и всё остальное тело женщины, а вот плод в матке совпадает с женщиной генетически не более, чем на 50%, и говорить о том, что он часть ее тела нельзя. Практически на те же 50% каждый из нас совпадает с каждым из родителей и в среднем с родными братьями-сестрами (если оставить в стороне половые хромосомы, то с вероятностью в 25% человек будет практически идентичен родному брату/сестре, в 50% совпадет с ним/ней на 50%, и в оставшихся 25% не будет иметь ничего общего – в среднем это и даст 50% генетическое сходство).

Есть ли у человека права убивать того, кто с ним на 50% совпадает генетически? Закон говорит нет – нельзя убивать мать, отца, братьев и сестер, сыновей и дочерей. Но дальше уточняет, что если организм в матке (или в процессе родов – как минимум в одном штате), то убивать можно. И, видимо, скоро будет обсуждаться до какого возраста в месяцах или годах убийство разрешено.

Рискну предположить, что левые скоро будут готовы распространить легальность аборта до момента, когда ребенок начнет озвучивать желание идентифицироваться с полом, отличным от биологического. Поскольку уже неприятие решения 6-летнего ребенка о “гендерной самоидентификации” может вылиться в лишение родительских прав, причем в Канаде ситуация не лучше, канадские активисты-судьи даже изобретают новые преступления, – например, “гендерное насилие” – в отношении атрибуции ребенка в соответствии с биологическим полом. Впрочем, не будем отвлекаться.

Стоит обсудить противоречие между упомянутыми в начале заметки законами – принятым Конгрессом в 2004 с одной стороны о том, что и нерожденный ребенок может считаться жертвой насилия, и штата Нью-Йорк 2019 г. о том, что вред плоду в матке не может считаться уголовным преступлением, с другой. Закон федерального Конгресса должен быть важнее и выше закона отдельного штата. Причем НЙ не может сказать, что на их стороне Верховный суд, т.к. закон 2004 года касается жертв насилия, абортов не касается, потому часть НЙ-ского закона, предполагающая амнистию за не связанный с абортом вред плоду, юридически ничтожна и неизбежно будет оспорена как неконституционная.

Еще один важный момент, который влияет на последствия принятия тех или иных законов – психология: если человек знает, что у него всегда есть бесплатный разрешенный “запасной вариант”, то он будет вести себе более рискованно, чем если бы такого варианта не было. Зачем тщательно выбирать полового партнера, если всегда можно пойти на бесплатный аборт? Ответственности нет ни на мужчине, ни на женщине – если женщина забеременеет, всегда можно сходить в абортарий – и эта мысль меняет поведение обоих половых партнеров.

Правые исходят из предположения, что люди в разных местах/штатах имеют разные точки зрения. Посему те, кто хочет делать аборты, могут перебраться в штаты, где аборты легальны (или даже обязательны), кто не хочет жить в штате, где уничтожают “младенцев” (в матке, наверное, все же эмбрион, плод, но не младенец, во всяком случае такая терминология, как мне кажется, более точна), может переехать туда, где это незаконно. По этой самой причине 25 из 28 демократов в Палате представителей Алабамы воздержались при принятии закона, а не проголосовали против, как и 2 из 8 демократов в Сенате штата – настрой избирателей, поддерживающих демократов в Алабаме совсем не тот, что у поддерживающих демократов в Калифорнии или Нью-Йорке.

Но “права ребенка”, за которые борются правые, тоже в некоторой степени ширма. Речь идет исключительно о праве на жизнь, несомненно фундаментальном праве, но права ребенка существенно шире, чем только право на жизнь. В общем речь идет о религиозной трактовке прав – от святости жизни до послушания (включая право родителей на коррекцию поведения детей).

В принципе правые исходят из связи между наказанием и деянием: если человек совершил нехороший поступок, он заслужил наказание, а если ничего плохого не совершил, то он невиновен и наказывать – тем паче лишением жизни! – его не за что.

И этот подход куда более логичен и этичен, чем подход левых, которые не видят ничего страшного в лишении жизни невинных эмбрионов, но крайне переживают о преступниках (но не об их жертвах).
Потому в странах, где приходили к власти левые – большевики, фашисты, национал-социалисты, коммунисты и прочие откровенно левые партии (не социал-демократы, называющие себя “социалистами”, но поддерживающие в целом рыночную экономику и свободу слова), – политическое несогласие с властями каралось строже, чем уголовные преступления “социально-близких” (нацисты в концлагерях продвигали уголовников на роль капо – “смотрящих” за бараками помощников ССовцев).

Дискуссия вокруг абортов не завершена и вряд ли завершится в обозримом будущем – независимо от того, примет Верховный суд США решение, отменяющее “Роу против Уэйда” или нет. И всевозможные логические следствия из аргументов, озвучиваемых участвующими сторонами, могут стать отличным трамплином для упражнений в этике. Кое-какие тенденции могут быть предсказаны, но отнюдь не скорость их проникновения в законы или готовность публики принять естественным образом вытекающую из предыдущих, уже вроде как принятых той же самой публикой, аргументов.

Разумеется, аборт – худший – с точки зрения последствий, – метод контрацепции, более того, он принципиально не отличается с этической точки зрения от детоубийства. Но общество может оправдывать детоубийство. Как и убийство молодых, стариков, женщин, мужчин, евреев, славян, немцев, англичан, французов, китайцев, камбоджийцев, черных, белых, христиан, мусульман, буддистов, индуистов – представителей любой группы.

Что добавляет весьма специфический привкус американской дискуссии об абортах – за уничтожение эмбрионов выступают в существенном проценте обеспеченные белые дамы, прекрасно знающие, что сами они не пойдут на это, а вот для бедных негритянок – это по их мнению наилучший выход.
Американский философ Джон Ролз предложил предельно разумный критерий для оценки справедливости любого общества: система справедлива, если поддерживающий согласен оказаться на любой позиции в данном обществе, в любой группе, классе и т.д.
Судя по поведению подавляющего большинства сторонников абортов, они предпочитают вести себя совсем не так, как предписывают другим. И это качественно меняет вес их этических аргументов.

Этика крайне редко дает четкие и окончательные ответы на поставленные вопросы, она скорее в рассуждениях в процессе анализа, в рассмотрении ситуации под разными углами, с максимальным охватом вовлеченных и тех, на ком могут сказаться последствия того или иного решения.

В обсуждаемом случае автору хотелось прояснить с этической точки зрения позиции сторон, лишив их идеологического флёра и партийной ангажированности. Безусловно, на 100% попытка не могла удаться, т.к. автор разделяет точку зрения одной из сторон и некоторые его суждения неизбежно должны выдавать предвзятость. Как ни старайся, но преодолеть полностью собственную предвзятость человек не может. Потому максимум, на что хотелось бы надеяться, – подтолкнуть других к более глубокому и менее предвзятому этическому анализу.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.