История как более, а не менее точная наука

На “Радио Свобода” украинский историк Георгий Касьянов рассуждал о “политизации” истории. Рассуждал очень здраво, отметив сходство дискурсов националистов и условных коммунистов (ностальгирующих по бывшему Союзу): и те, и другие ставят во главу группу – нацию или класс (или мифическую общность “советских людей”), – а не человека, и пристрастно отбирают только те факты, которые поддерживают идеологическую схему (психологи называют это ошибкой подтверждения).

Всё было бы хорошо, если бы сам Касьянов не изобрел новый термин “историческая политика”, использованный и в названии его книги – “Украина и соседи: историческая политика 1980–2000“, – и во время интервью. Как мне кажется, существенная часть исторических баталий в современном мире происходит из-за разного толкования использованных терминов и отсутствия внятных критериев в пользу той или иной трактовки этих самых терминов.

Можно понять публицистов, изобретающих новые термины – они хотят выделиться, запомниться чем-то, привлечь внимание. Вот только неологизмы эти не только не приближают нас к нахождению истины, но наоборот – затрудняют понимание, лишают дискуссию смысла, т.к. каждая из сторон вкладывает удобный ей смысл в термины, почти гарантированно отличающийся от смысла, предполагаемого второй стороной.

Тот же Георгий Касьянов решил, что использование исторических примеров для достижения политических целей можно назвать “исторической политикой”, хотя термин может восприниматься и как политика, характерная для некоторого исторического периода, или политика, которую продвигали на протяжении столь долгого времени, что другие подходы и не вспомнить, и т.д.
Ни в англоязычной, ни в русскоязычной статьях “политика” в Википедии используемого им термина нет. Следовательно, если термин и годится для названия книги (из маркетинговых соображений), а то и для использования в самой книге – при условии четкого его определения, – то для общественной дискуссий на политические или имеющие политическую подоплеку темы новоизобретенный термин, увы, не годится.
В абсолютном большинстве случаев уже известных и четко зафиксированных в словарях и энциклопедиях терминов вполне достаточно, изобретать новые нужды нет.

Однако еще более удачной иллюстрацией скандала, вызванного неверным толкованием термина, является склока вокруг озвученного в январе сего года Дмитрием Быковым высказывания, касавшегося неприемлемого для советских людей в 1940-ые годы согласия на свободную Россию ценой уничтожения евреев. Наибольшее раздражение вызвало прозвучавшее там словосочетание “российская гражданская война сороковых годов” – истерика была громкой.

Не знаю, намеренно или по глупости (ради красного словца, якобы ёмкой фразы), Дмитрий Львович вызвал скандал, но продемонстрировал он исключительно собственную поверхностность.

Его главный тезис о том, что широкие массы советских людей не согласились бы на свободу, если бы получение оной потребовало молчаливого согласия на уничтожение евреев, противоречит поведению этих самых масс начиная с антисемитских политических дел 1948, а потом и 1951 годов, вообще всей обстановке той эпохи. Широкие массы спокойно игнорировали государственный антисемитизм в Союзе. К этому добавлялся менее заметный в советское время, но тем не менее существовавший посконный антисемитизм части этих самых масс (чуть отличный низовой антисемитизм имеется и в современной Северной Америке, о чем ВПС недавно писал).

Стоит отметить, что за исключением Дании и Болгарии, население европейских стран, оккупированных во время Второй Мировой нацистами, в массе своей не особо переживало за судьбу своих еврейских соседей или цыган, концентрировались на собственных проблемах. Да, были тысячи героев, которые спасали евреев (подозреваю, что цыган не спасали, во всяком случае такие факты остались неизвестными для авторов Википедии), однако праведников было меньше, чем тех, кто сотрудничал с нацистами. За единственным исключением – Польши, где не было батальонов вспомогательной полиции, активно уничтожавших евреев на территории бывшего Союза, и где практически не было желающих сотрудничать с немцами. Показательно, что в Ваффен-СС не было польских частей.
Так что предположение Быкова о небывалом филосемитизме советского народа – выдача желаемого за действительное. Особенно в эпоху, когда антисемитизм проявляли практически все народы мира, включая англичан и американцев

Дмитрий Быков может сколько угодно верить в сказки и игнорировать факты, но вкладывать новый смысл в известные всем термины – это совершенно недостойный прием.

Давно известно, что такое гражданская война. И в современном мире, и раньше в гражданские войны вмешивались другие страны: во время Гражданской войны в России была интервенция, как и во время гражданской войны в Испании, в значительный процент гражданских войн вмешивались внешние силы. Но то было вмешательство в конфликт, где обе “внутренние” стороны стремились к власти, а внешние силы поддерживали одну из этих сторон.

20 июня 1941 года Бандера со товарищи озвучил идею украинской независимости, 5 июля его уже задержали и отправили в Берлин, а с апреля 1942 по сентябрь 1944 он провел в нацистском концлагере (та же судьба постигла и некоторых других лидеров украинских националистов). Нацистский “Новый порядок” не предполагал никакой независимости для русских, украинцев, белоруссов и вообще практически ни для кого. Даже союзники нацистов, сохранявшие квази-самостоятельность, могли в любой момент получить приказ из Берлина и в случае отказа его выполнять (или возникновения подозрения, что не захотят или не смогут выполнить), по сути лишиться власти, как это случилось, например, с Венгрией и Италией.

Потому нет никаких оснований говорить о гражданской войне на территории Советского Союза в 1940-ые. Аргумент о численности русских анти-большевистских частей ничтожен, т.к. в т.н. бригаде Каминского было в лучшем случае несколько десятков тысяч, а в армии Власова – до 130 тысяч человек (в значительном проценте имевших в качестве альтернативы вступлению – смерть от голода в нацистском концлагере), т.е. мы не можем говорить об общем числе бойцов и в 200 тысяч. Тогда как в Красную армию за годы войны призвали 29.5 млн человек. Диспропорция совершенно огромная, исключающая гражданскую войну, требующую хоть какой-то соразмерности сил сторон.

В восстании Пугачева принимало участие – на пике – около 120 тысяч человек – это было за 160 с лишним лет до создания власовской армии. Гражданской войной это никто не называет, хотя Пугачев стремился захватить власть и не получал указаний от превосходящих его по мощи в десятки раз внешних сил.
При этом население Российской империи в 1774 году было между 20 и 35 млн, тогда как к 1941 году в СССР жило между 170 и 196 млн, т.е. разница примерно в 7 раз, т.е. для масштабов пугачевского бунта Русской освободительной армии нужно было иметь силы хотя бы в 1 млн человек. В послереволюционной Гражданской войне участвовало около 8 млн человек – красных, белых и зеленых, – при том, что население страны было около 135 млн (до войны было 167 млн, в Польше осталось 27 млн, в Финляндии – 3 млн, еще какие-то потери Первой мировой и т.п.).

Итак, мы можем говорить, что Дмитрий Львович ляпнул глупость насчет якобы имевшей место в 40-ые годы прошлого столетия гражданской войне в России. Более того, не было гражданской войны и в СССР: в некоторых частях – в Украине и Прибалтике, – велись боевые действия национально-освободительного характера, но противостояли они не местной власти, а внешней оккупационной силе. То есть и в данном случае нельзя говорить о гражданской войне.

Я не хочу обсуждать вообще все исторические взгляды Дмитрия Быкова, но нельзя не отметить, что в некоторых случаях – как минимум в одном, обсуждаемом, – он игнорирует факты и приписывает достаточно точным терминам новое значение, чтобы выдать якобы яркую, запоминающуюся фразу. Увы, смысла эта сентенция все равно не получает. Быков получает дополнительные очки скандальной популярности, и демонстрирует собственную поверхностность. Зачем ему это надо? Не знаю.

Какой же вывод можно сделать? Пожалуй, только тот, что стоит как можно чаще начинать дискуссию с определений, чтобы участники вкладывали одинаковый смысл в используемые ими термины, а не придумывали свои собственные сказки с вроде бы одинаковыми персонажами и названиями глав. Ну, и хорошо бы подкреплять риторику цифрами, взятыми в контексте, если в примерах используются разные времена и/или страны.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.