Лишать свобод и удивляться

В очень достойном интернет-издании “Quillette” днями опубликовали эссе известного политолога Фрэнсиса Фукуямы под названием  “Лучшая теория человеческой души”. По сути это отрывок из его только что вышедшей книги “Identity: The Demand for Dignity and the Politics of Resentment“.

Отошедший от неоконсерваторов и вообще правых еще во время первого срока Буша-младшего политолог решил присоединиться к левому хору, пытающемуся найти корни всех проблем общества и всех общественных процессов в групповой идентичности, как главной движущей силе в социальных и политических делах, т.н. “identity politics”. Но поскольку книгу я не читал, то критиковать буду только упомянутое эссе и, отталкиваясь от него, позволю себе кое-какие рассуждения на заявленную тему.

С первых строк Фукуяма демонстрирует свою политическую позицию: он против всех, кого не любят левые западные элиты – от сторонников выхода Великобритании из ЕС и Трампа, французского Национального фронта (с 1 июня сего года у партии иное название, видимо, Фукуяма, не пожелал подкорректировать эссе перед публикацией), голландской Партии свободы, “Альтернативы для Германии”, венгерского премьер-министра и вплоть до российского архи-клептократа. Ну, как прочие представители левацкого агитпропа поддерживает расистский нарратив движения “Только жизни негров имеют значение” (“Black lives matter”), повторяет мантру про симпатию между 45-ым президентом США и российским архи-клептократом.

Фукуяма признает сложность термина идентичность, но тем не менее настаивает, что именно в последнее время (“modern times”) люди стали полагать, что они не только обладают внутренним чувством значимости, но и что общество систематически ошибается. И что не они должны приспособиться к правилам общества, но общество – к их установкам.

Дальше идет марксистский агитпроп про усиливающееся в течение последних 50 лет экономическое неравенство, почему-то предполагается, что экономисты полагают людей – существами рациональными (выданная почти год назад Ричарду Талеру нобелевская премия по экономике свидетельствует об обратном, как и аналогичная премия 2002 года, врученная Даниэлю Канеману) и т.д. Одним словом, сделано практически всё, чтобы убедить вменяемых читателей, что ничего качественного автор выдать не может и тратить время на прочтение новой книги не стоит.

Начнем с мелочи: почему между упомянутыми лидерами неприятных Фукуяме политических групп есть симпатия? Американский президент много раз выражался с симпатией о российском автократе. Это факт. Причина в сходстве идеологических позиций? Нет, идеология “Интересы Америки на первом месте” не разделяется главным кремлевским клептократом. Последний не понял, что именно предлагал Трамп в ходе предвыборной кампании – не твитты надо было читать, а программу! В ней четко говорилось об укреплении армии, о более решительной внешней политике, о том, что от НАТО потребуется тратить больше на оборону (об этом я писал в 2016 г.). Можно оставить в стороне Трампа и посмотреть на программу Республиканской партии, которую он представлял, – и увидим то же самое.

Безусловно, люди ведут себя в 21 веке не так, как вели в 16 – или любом другом – веке. В некоторых вопросах. Но мы, люди, всегда полагаем собственное мнение более весомым, чем мнение других людей. Даже когда не можем ничего по сути возразить им, даже когда не разбираемся в обсуждаемом вопросе. Мы можем испугаться и прикусить язык, не озвучивая свою точку зрения, но она неизбежно будет для нас важнее точки зрения других. Мы можем перенять чужую точку зрения, но тогда она станет нашей собственной и все, выше упомянутые пункты будут к ней применимы.

Какие-то люди ВСЕГДА были не согласны с господствующей идеологией и восставали против нее. Отсюда долгий список гражданских войн, причем для Древнего Рима список требуется отдельный, а список революций и восстаний впечатляет еще больше. К этому стоит добавить еще и список переворотов (включая неудачные). За каждым пунктом во всех этих списках – десятки, сотни, а то и многие тысячи несогласных с господствующей в обществе точкой зрения, которые ставят свою личную позицию выше консенсуса в обществе.

Когда Фукуяма заявляет, что вопрос идентификации определяет значительную часть политических конфликтов в современном мире, он одновременно прав и неправ. Потому что человек – существо многоуровневое, многоплановое, в каждом из нас скрыто много чего, что может быть названо идентичностью. Какую именно идентичность я выдвигаю на первый план, определяется моими интересами в конкретных обстоятельствах. В зависимости от последних я могу примыкать к разным группам, т.е. становится более важной та или иная идентичность.

Поясню на примерах. Я могу возмутиться коррупцией в кондо и присоединиться к таким же недовольным (индусу, православному греку и мусульманам из Пакистана и Ирана). Могу чувствовать себя евреем и
присоединяться к тем, кто противостоит исламистам (в основном – рожденным в Канаде евреям, но также и евреям-иммигрантам, и не-евреям). Могу сконцентрироваться на защите конституционных прав россиян (тогда ко мне присоединились как уроженцы бывшего Союза, так и рожденные в Канаде украинцы и эстонцы – звучит странно в 2018, не правда-ли?). Могу озаботиться ситуацией в стране, где живу и быть добровольцем у канадских консерваторов (там были и русскоязычные, и англосаксы, и иранцы, и т.д.). Могу быть либертарианцем, могу рассуждать об Украине, хотя ни местом рождения, ни национальностью не имею касательства…
Одним словом, “идентичностей” у каждого из нас – уверен, что у Вас, дорогой читатель, их как минимум не меньше, чем у ВПС, – с избытком. В каких-то обстоятельствах важнее одна, в каких-то – другая, третья, четвертая, пятая и т.д. Но то, что в одной ситуации я еврей не означает, что я не могу сотрудничать с представителями других этносов и конфессий (если, разумеется, это не будет противоречить этой моей идентификации), а то, что я либертарианец не означает, что я не могу помогать Консервативной партии.

К чему я веду? К тому, что полагать, что идентичность по какому-то пункту может определять поведение человека во всех сферах жизни и диктовать всё его поведение, – как минимум, не совсем логично.

Мне кажется, что объяснить политические события, упомянутые Фукуямой в эссе, можно, отталкиваясь от характеристик либеральной демократии и тому, как изменились западные общества за последние десятилетия относительно этих самых характеристик.

Статья в Википедии определяет либеральную демократию, как имеющую:
– свободные выборы с участием представителей разных партий;
– разделение властей;
– верховенство закона;
– равенство прав и свобод всех граждан.

Рискну предположить, что из этого короткого списка ключевыми являются личные политические свободы – свобода слова и свобода собраний. Эти свободы приводят к свободным выборам, а сохранение их невозможно без разделения властей и верховенства закона, ну, и равенства всех перед законом.
Потому что если кто-то может надавить на суд и получить нужное решение касательно любого политического вопроса, то граждан в конце концов (довольно быстро!) лишат и свободы слова, и свободы собраний, а выборы превратятся в профанацию.

Задумаемся, что означает равенство прав и свобод граждан? В самом общем варианте это означает, что в любой ситуации мы можем заменить одного человека другим – пусть эта замена и будет умозрительной, – и получить тот же самый результат. Если нечто полагается или запрещено для Х – какого-то пола, цвета кожи, этнического происхождения, религиозной и/или политической принадлежности, и т.д. – значит абсолютно тоже самое полагается или запрещено для У, имеющего иные значения по тем же параметрам.

Доводить до абсурда не стоит, например, предродовой отпуск имеет смысл для женщины, но не для мужчины. Тем не менее, если таковой отпуск предусмотрен, он должен полагаться и атеисткам, и верующим, и белым, и желтым, красным, коричневым, черным женщинам, и тем, кто голосует за левых, и голосующим за правых и т.д.

Еще один важный момент – возможность граждан донести свои чаяния до тех, кто принимает политические решения – законодателей, судей, чиновников. Либеральная демократия имеет ограничения. Она, к примеру, не работает, если у какой-то группы есть возможность предотвратить донесение информации от оппонентов до широких масс. В кондо по идее всё должно решать собрание жильцов, но небольшая группа может захватить власть и полностью лишить смысла и содержания формально демократический процесс. Потому что количество участников голосования мало, мнением части можно манипулировать, особенно если это делают находящиеся при власти.

Подозреваю, что на уровне небольших поселков ситуация примерно такая же. Округ может иметь определенные интересы, например, связанные с одной из индустрий (если большой процент занят в сельском хозяйстве и т.п.). Разнообразие может не достигаться на уровне провинции или штата. Но практически всегда достигается на уровне страны. При этом граждане страны имеют достаточно точек соприкосновения, включая культурную принадлежность. А вот на более высоком уровне степень понимания между людьми уменьшается, т.к. жители разных стран скорее всего будут говорить на разных языках, иметь разные культурные ценности.

Теоретически, если мы можем обеспечить либеральную демократию на уровне федеративного государства, то она должна быть возможна и для объединения стран. Устанавливаем одинаковые правила игры для всех, проводим выборы – и вперед! Вероятно, так рассуждали создатели ЕвроСоюза. Но мы сталкиваемся с тем, что или голос избирателя в маленькой стране будет не особо значим, если выбираем пропорционально населению, или голос избирателя в большой стране – если число депутатов от страны не зависит от числа граждан.

Евро-Парламент обеспечивает меньший вес голосам жителей маленьких стран, а также не обладает правом законодательной инициативы, т.е. по сути не является парламентом. Совет ЕС – это собрание соответствующих министров по одному от каждой страны, но и он лишен права законодательной инициативы. Таким образом ЕС не является либеральной демократией. На сегодняшний день демократия останавливается на уровне государства.

Когда евро-элиты принимают решения, идущие в разрез с интересами их народов, народы не могут ничего изменить на уровне ЕС (те, за кого голосуют люди на выборах в ЕС не могут предлагать законы, т.е. они могут только болтать, но не могут решать), но на уровне страны они могут голосовать за тех, чья позиция близка к их настроениям.

В своем анти-колониальном, анти-западном марксистском раже евро-элиты решили разрешать оставаться в ЕС всем желающим улучшить уровень жизни. Хотя псевдо-беженцы резко повышают свой уровень жизни, они не оказываются соседями представителей евро-элиты. Последние живут далеко от иммигрантских гетто, куда не рискует соваться полиция, не их детей насилуют иммигранты. Страдают не элиты, а простые граждане. Они же страдают от дополнительного уровня бюрократии, создаваемого ЕвроСоюзом. При этом по некоторым вопросам – включая информацию о групповых изнасилованиях, совершаемых мигрантами, – озвучивать практически нельзя, т.к. это рассматривается как возбуждение ненависти. Самой известной жертвой этих ограничений свободы слова в Англии стал Томми Робинсон, посаженный в тюрьму за гражданскую журналистику около здания суда, сообщая своей аудитории ничуть не более секретную информацию, чем представители БиБиСи, стоявшие рядом, о деле о массовых изнасилованиях, совершенных мусульманской бандой.

Если можно посадить в тюрьму Томми Робинсона, но не трогать делавших абсолютно тоже самое журналистов государственной БиБиСи, перед нами явное ограничение свободы слова в стране, которая дала миру это понятие. Граждане Великобритании имеют все основания быть недовольными, коли некоторым группам (вернее одной – мусульманам) в стране можно демонстрировать религиозную нетерпимость, а вот все остальные не могут говорить ничего плохого о мусульманах (полицейские в Англии до сих пор боятся заводить дела против мусульманских насильников, чтобы не прослыть “расистами”).

Голландские, венгерские, немецкие, английские, французские, шведские националисты на удивление не имеют никаких претензий к вьетнамским или китайским мигрантам. Ненавидящая христиан левая западная пресса не может найти ни одного примера банды насильников, состоящей из христиан, прибывших из Африки или Ближнего Востока. Уже и живущие во Франции китайцы устали от нападений мусульманских бандитов.

Если старые политические силы не желают обсуждать волнующую граждан проблему многочисленных наглых и преступных искателей халявы, которые требуют, чтобы все потакали им, подстраивались под их требования, и не желающих учитывать интересы окружающих, то появятся новые СМИ, как, например, канадский “The Rebel Media” (вебсайт) и новые партии (“Альтернатива для Германии” появилась в 2013).

В каких-то случаях политические партии услышат своих избирателей и подкорректируют свои платформы. Как это сделал Орбан после 2010 с платформой партии “Фидес”. Аналогичные перемены произошли и в политике других стран Вишеградской группы.

Может быть дело не в “плохих” гражданах, “ставших” или “оказавшихся” националистами, а в диком поведении мусульман, охреневших от безнаказанности, которую им обеспечили “анти-колониалисты” среди евро-элиты?

Теперь переберемся через океан и посмотрим на Штаты, где избрали президентом столь не любезного левакам Трампа. В течение долгих десятилетий торговые соглашения, заключавшиеся американскими администрациями с другими странами, ставили на первое место интересы партнеров, а не Америки. Тому были политические причины – нужно было противостоять коммунизму, поднимать экономику разрушенных войной стран Западной Европы и Японии, потом Южной Кореи и Тайваня, потом Мексики и т.д. Но все эти причины в прошлом, а вот последствия, заключающиеся в том, что правящие американские элиты, что демократическая, что республиканская, по сути не учитывали интересы значительной части американцев (об этом писал недавно).

Но не только экономические проблемы беспокоили американцев, но и политические. И потому на волне полного небрежения победившими на выборах 2008 года демократами мнениями оппонентов появилось движение “Движение чаепития”, которое не устраивало поведение руководителей Республиканской партии. Эта публика стояла на консервативных позициях, они были неплохо обеспечены материально (не миллионеры, но крепкий средний класс), имели образование. Но их было не так много для победы на общенациональном уровне.

И когда на праймериз республиканцев пришел Трамп с его практичной, понятной всем, включая не самых образованных граждан, программой, его послание резонировало с чаяниями не одних консерваторов, но и представителей рабочего класса, чувствовавших, что на них долго плевали, что их интересы игнорировались.

В итоге от 8.4 до 9.2 млн избирателей поддерживали Обаму в 2012 году и проголосовали за Трампа в 2016. Почему они голосовали раньше за демократов? Не знаю, но подозреваю, что по инерции, им казалось, что демократы радеют о рабочем классе. Но когда они услышали то, что чувствуют сами, от кандидата от республиканцев, сделали правильный выбор (как экономика, так и достижения на внешнеполитическом фронте это подтверждают).
Эти люди не идентифицируют себя в первую очередь с белым, т.к. они спокойно голосовали за Обаму, они не являются и “идеологически выдержанными” республиканцами или консерваторами. Они люди, у которых есть много качеств, много “измерений” и социальных ролей. Сводить их действия к одному измерению “идентичности”, как это пытается сделать Фрэнсис Фукуяма, значит закрыть глаза на многое. И это означает, что весь анализ не годится ни к черту.

Либеральная демократия, относительно долгое время существовавшая на Западе (и около трех десятилетий в некоторых странах Восточной Европы), в последнее время подвергается серьезному прессингу со стороны элит, игнорирующих нужды и интересы граждан . Граждане пытаются отстоять свои интересы. А представители элит не желают понять происходящее, пытаясь принизить мнение тех, кто не согласен с ними. Отсюда лживая риторика – “расизм”, “сползание в тоталитаризм” или, как минимум, “популизм”. Нет, это не авторитарные тенденции, но проявление той самой демократии, которую превозносят и якобы защищают элиты.

Западные элиты пытались лишить людей части прав и свобод, игнорировали их интересы. В результате граждане нашли тех, кто не плюет на них. Элиты удивляются такому развитию событий. Хоте чему удивляться?

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.