Разбираясь с коррупцией

Днями зашел разговор о коррупции, и обнаружилось, что собеседники вроде бы понимают, что коррупция – это плохо, но причины “плохости” не особо ясны. Подумалось, что разобраться в том, чем именно коррупция вредна обществу – а не только на уровне деклараций и уголовного кодекса, – было бы полезно.

Упомянутая выше беседа касалась весьма незначительной коррупции в израильском здравоохранении, когда за относительно небольшие взятки в 500-2000 американских долларов кого-то ставили вне очереди на операцию. Поскольку тот, кого ставили, был знакомым (знакомых), то априори осудить взяточника было психологически непросто – ведь свой же! Тем более, что предполагалось, что в результате перестановок в очереди никто не пострадал.

Безусловно, достаточно благополучный Израиль – не самый яркий пример коррупции (у него 32 место из 180 в 2017 году; для сравнения у РФ 135-ое место, у Украины 130-ое), но он вполне может годиться для иллюстрации последствий взяток в не совсем рыночной сфере в демократической стране. Потом перейдем к рыночной сфере, а после – и к недемократическим странам, где коррупции куда больше, чем на Западе.

Наверное, стоит пояснить ситуацию с израильской медициной, поскольку явно не все знают, как она функционируют. Все граждане Израиля платят специальный налог на здравоохранение. Этот налог перечисляется больничным кассам пропорционально числу состоящих в них людей. Дополнительно к этому можно платить выбранной больничной кассе за “премиальное” обслуживание, включая лечение в частных больницах. Последнее можно считать формой “частной медицины” на фоне “социальной медицины”, которую предлагают больничные кассы всем пациентам. Тем не менее и базовая медицинская помощь на весьма высоком уровне, и больные получают требуемое им лечение.

Пояснение о ситуации в Израиле было необходимо для того, чтобы обсуждаемый пример стал яснее: взятка сдвинула очередь, тем не менее скорее всего и следующие в очереди люди получили всё необходимое лечение. Это, как мне кажется, один из самых сложных сценариев, которые возможны при обсуждении последствий взяток.

Мы предполагаем, что от сдвинутой очереди никто не пострадал. И все же, как все понимают, чем позже начинается лечение или чем дольше оно откладывается, тем дороже обходится. Например, если раковому больному сделать операцию позже, может потребоваться еще и химиотерапия или радиотерапия. Оба этих метода существенно увеличивают стоимость лечения (помимо того, что не особо приятны для пациентов).
Как все понимают, ресурсы, имеющиеся в распоряжении “больничной кассы” (в Израиле) или министерства здравоохранения (в случае, например, Канады, где это оплачивают провинциальные программы медицинского страхования) , или частной страховой компании, конечны. То есть если мы используем их не самым эффективным образом, кто-то чего-то недополучит.

Это означает, что даже в самом лучшем случае, взятка приведет к негативным последствиям для кого-нибудь. Дающий взятку, разумеется, об этом не думает, у него цель проста и очевидна – сделать так, чтобы ему или его близкому было хорошо. Ну, или хотя бы чуть лучше. То, что коррумпированная система потом может выйти ему боком, когда кто-либо еще из его близких, а то и он сам будет нуждаться в получении мед.обслуживания, а получит их позже и в недостаточном количестве.

Секундочку, – скажет вдумчивый читатель, – каким образом одна единственная взятка обрушит ресурсы даже самой маленькой больничной кассы в маленькой стране Израиль? И, как всегда, читатель будет прав – не обрушит. Но что остановит того, кто взял взятку у Бори, не взять ее и от Семы? Если один раз прошло хорошо, то стоит повторить. И это войдет в привычку. А потом и другие подтянутся: если ему можно, то почему нам нельзя?!

И чем больше взяток берется в системе, тем больше страдают те, кто их не дают, т.к. их очередь на операцию идет медленнее. И тем выше у них стимул тоже дать взятку. Вспомним, что речь идет не о записи в библиотеку, а о медицинском обслуживании, где идет речь о возможном спасении жизни самого взяткодателя или того, кто ему очень дорог.

Теперь перейдем к сфере, где экономические интересы есть у всех участников коррупции, а не только у вымогающего взятку. Итак, представим, что нужно купить изделие Х. Его можно купить у разных производителей, так что изделия можно условно назвать Х1, Х2, Х3 и т.д., чтобы различать продукцию нескольких производителей. И вот мы получаем предложение купить худшее по качеству изделие Х2 вместо Х1 или более дорогое Х3 вместо Х46. Естественно, продавец – “2” или “3” согласно выше упомянутым условиям, -предлагает нам компенсацию. Когда мы на это пойдем?

Очевидно, что купить менее качественное изделие это тоже самое, что купить более дорогое изделие. И наоборот. То есть мы можем пойти на предложенную сделку только в одном случае – если мы не пострадаем от ее последствий. Нет, я не имею в виду, что нас арестуют за взятку, я имею в виду, что мы заплатим не своими деньгами. Собственными деньгами за менее качественный товар люди платят только в одном случае – если их убедили, что товар лучше, чем он на самом деле. Если мы говорим о разумных людях, действующих рационально, когда их это касается.

Так что за взятку купить более дорогой/менее качественный товар может только тот, кто перекидывает последствия на другого. Что дает нам всего две возможные ситуации: или крайне недобросовестный работник, за коим не уследили, или чиновник. В первом случае фирма достаточно быстро разорится, а вот во втором – налогоплательщики могут так никогда и не разобраться, что их облапошили.

Посему коррупция в большинстве случаев связана с действиями представителей властей – чиновниками и политиками разных уровней.

Поскольку чиновники и политики платят не из собственного кармана, они не склонны считать потраченные деньги. Последние приобретают свойства никому не важной абстракции. А вот то, что взамен приобретают представители властей, – это очень конкретные блага (“взятки борзыми щенками” – всякие подарки, взаимные услуги и т.д.) или не облагаемые налогами финансовые средства.

Если провинция “О” или штат “К” тратит на ремонт дороги (строительство школ, заказ полицейских машин и т.д.) лишние 100 миллионов, значит на какой-то другой проект им денег не хватит, или придется влезать в долги, что означает увеличение налогового бремени в будущем.

Но не будем забывать о тех, кто предложил лучший продукт или услугу и не получил правительственный контракт. Эта фирма не сможет развиваться, не сможет удерживать лучших работников, продолжать и дальше совершенствовать продукцию. Таким образом в местной экономике произойдет сдвиг в пользу менее эффективных фирм, которые тратят больше ресурсов, но держатся за счет взяток.
Это – в свою очередь, – означает, что местные фирмы не смогут конкурировать с фирмами на других рынках, т.е. будут в меньшей мере заинтересованы в совершенствовании продукции и инновациях, т.к. “их и здесь неплохо кормят”.

Держащаяся на плаву за счет взяток фирма не обращает внимание на то, как плохо она работает, т.к. ей “эти мелочи” не важны, ведь она получает преимущество в иной плоскости – в плоскости стола, под которым которым представители фирмы передают деньги чиновникам или политикам.
Соответственно квалификация работников главного игрока в данной индустрии будет снижаться, что будет влиять на все остальные компании в той же сфере, а потом и на смежные области, потому как неквалифицированный представитель фирмы-взяткодателя не сможет понять, кто из смежников квалифицирован, а кто – нет (типичный эффект Даннинга-Крюгера).

Поскольку мы обсуждаем демократические страны, то воздействие коррупции ограничено существованием прессы, поддерживающей оппозиционные партии, независимых судов и способностью граждан в какой-то момент привести к власти не столь коррумпированную политическую структуру, которая сумеет навести порядок и среди нечистых на руку чиновников.

Одно существование такого “дамоклова меча” над головами чиновников и политиков как честные выборы остужает в значительной степени желание рискнуть собственной карьерой и пенсией, а то и свободой, ради взятки.
Ситуация может подталкивать больше или меньше, но наличие в системе фактора неопределенности заставляет людей вести себя разумнее, чем они бы вели себя в отсутствие политической неопределенности.

Что подводит нас к недемократическим режимам, в значительной степени подверженным коррупции.
Давайте посмотрим на список стран по уровню коррупции. В первой десятке мы видим одни недемократическую страну – Сингапур, где нет политической свободы, но в плане бизнеса и честности властей (пока!) все в порядке. Во втором десятке имеется Гонг-Конг с похожими на Сингапур характеристиками. В третьем десятке появляются – Арабские Эмираты, Бутан, Катар, и т.д.

Из этого списка можно сделать некоторые выводы:
– уровень дохода граждан не связан напрямую с уровнем коррупции (Канада на 8 месте, а Штаты – на 16-ом, хотя они и заметно богаче);
– диктатура или авторитарный режим вполне может контролировать коррупцию, причем не хуже, чем сравнимые по уровню жизни демократические страны;
– достаточно близкие по культуре или историческому развитию страны могут существенно отличаться степенью коррумпированности;
– среди стран с низкой или относительно низкой коррупцией нет бедных по уровню ВВП на душу населения (с учетом паритета покупательной способности или без учета).

Я бы рискнул предположить, что тут имеется следующая зависимость: коррупция снижает шансы страны добиться относительно высокого душевого дохода без значительного везения в виде наличия тех или иных природных ресурсов. Если нефти в стране много, формально средний доход на душу населения может быть довольно высоким – так в Бахрейне 52 тысячи долларов с учетом ППС, – и при этом будет высокая коррупция (у Бахрейна 103 место).
Если же нефти и прочих ценных природных ископаемых нет, то путь к благополучию лежит через минимизацию препятствий на пути бизнеса, включая низкую коррупцию.

У меня возникло предположение, что наличие природных ресурсов – при прочих равных – способствует большей концентрации богатства в руках коррумпированной верхушки, чем в примерно столь же коррумпированной стране, но без избытка природных ископаемых. И с одной стороны это подтверждается большим равенством доходов в Украине, чем в РФ, но с другой опровергается Ботсваной, находящейся на достаточно высоком 34 месте по коррупции, довольно богатые природные ресурсы и хороший экономический рост, и одну из самых высоких в мире степеней неравенства доходов (кстати, страна демократическая, там проходят нормальные выборы, уровень свободы прессы у них лишь немногим ниже американского). Так что от предположения придется отказаться, как не подтвердившегося.

Тем не менее, что же можно сказать о коррупции в недемократических странах? Всё то, что говорилось о коррупции в экономических и социальных сферах в демократических странах, применимо и к недемократическим. Вот только механизма избавления от коррупции путем смены партии власти во время выборов нет. Потому для чиновников и “политиков” (в данном случае приходится говорить о политиках в кавычках) стимулов воздерживаться от взяток меньше.

И чем стабильнее режим, тем увереннее в нем себя чувствуют взяточники. В данном случае мы получаем взаимоусиление: отсутствие гражданского общества помогает взяточникам скрывать свои делишки, и сами взяточники заинтересованы в сохранении недемократического режима, чтобы новая власть не посадила их в тюрьму. Посему взяточники поддерживают режим. Режим снимает сливки с взяток на нижних уровнях и заинтересован в сохранении системы взяток, т.к. это увеличивает число сторонников (как потенциальных соучастников).

Безусловно, недемократический режим может вдруг изменить курс – по самым разным причинам, но в основном из-за физической смены руководства, – и начать бороться с коррупцией. И тогда взяточники окажутся в ужасной ситуации: обо всех о них известно начальству, т.к. они делились взятками с вышестоящими. Но это в теории. На практике смена режима в авторитарном государстве касается только самого верха. Новая власть же предпочитает опираться на ту же в общем и целом пирамиду, без особых потрясений. Смена курса будет означать не более, чем новые инструкции: с 1 января взятки не берем; до 1 января плавно уменьшаем число взяток и/или их размер.

Таким образом, хотя вроде бы понятно, что взятки вредят обществу в любой стране, но избавиться от них хотят не все. В некоторых странах в коррупции заинтересована местная диктатура, в других – алчущие большей власти чиновники (оправдывают они себя лучшим пониманием общественного блага, чем “обычные граждане”, или нет, не имеет практического значения, т.к. результат не меняется). Но крайне важно помнить, что каковы бы ни были причины коррупции в данной стране, они всегда зависят от степени воздействия правительства (чиновников и политиков/”политиков”) на экономическую активность – чем выше эта степень, тем сильнее может быть коррупция. И/или тем выше шансы на сползание в коррупцию.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.