Вокруг величия

Днями задумался о величии стран. Подтолкнуло меня к этому высказывание о том, что Россия – это Верхняя Вольта только с ракетами, мол, нечего замахиваться на геополитику, коли продолжительность и уровень жизни недостаточно высоки.

Никаких симпатий к кремлевскому режиму у меня нет, но озвученный в предыдущем абзаце взгляд, идущий с далеких брежневских времен, вызвал внутреннее несогласие. Нет, не в том дело, что валовой внутренний продукт на душу населения (с учетом паритета покупательной способности) в современной РФ в 7 раз выше, чем в бывшей Верхней Вольте. Проблема в поверхностности высказывания.

Разумеется, нынешняя клептократия делает жизнь россиян хуже (плюс ухудшает как может, жизнь соседей), но имеет ли это отношение к “величию”? И вообще, что такое “величие страны”?Самое простое – списать разговоры о “величии России” на тупость ведущихся на кремлевскую пропаганду. Или сказать, что это миф, унаследованный от почившего в бозе Советского Союза.

Давайте на секунду вернемся к первому абзацу заметки. Предлагаемая в нём логика такова: раз уровень жизни и развитие социальных институтов в стране “ниже плинтуса”, следовательно, страна не может считаться великой.

Допустим, это так. Тогда, если мы следует этой логике, надо посмотреть, делает ли страну великой высокий уровень жизни граждан и качественные социальные институты. Я готов допустить, что в скандинавских странах с уровнем социального прогресса всё на порядок лучше, чем в РФ, с индексом человеческого развития – практически та же история. И по обоим индексам скандинавские страны опережают Штаты. Но ни в каком контексте я не читал в англоязычных материалах (за пределами совсем уж дешевого левого агитпропа), чтобы кто-нибудь всерьез говорил о величии Швеции или Финляндии. Коли так, то критерий величия явно не ограничивается уровнем жизни (и близкими индексами).

Благополучие, безопасность, комфорт – однозначно хорошие вещи, но к величию они отношения не имеют. Если обратиться к статье в англоязычной Википедии о “великой державе“/”great power“, то обнаружим следующие характеристики:
– значительные территория и население;
– наличие существенных природных ресурсов;
– большие экономические возможности;
– политическая стабильность и компетентность правительства;
– недюжинная военная сила.

Кроме пункта 4, – вернее, второй его части о компетентности, – у нынешней России вроде как есть всё. Насколько упомянутый недостаток мешает классификации? Если мы предполагаем сталинский Союз или царскую Россию, или Австро-Венгерскую империю “великими державами” (в упомянутой статье в Википедии ссылаются на историков и политологов, которые придерживаются такой точки зрения), то цепляться к компетентности власти не стоит.

Территория и природные ресурсы, да и кое-какие экономические возможности, есть и у Канады или Австралии, но относительно небольшое население и слабые армии у обоих стран заставляют признать, что без армии никакого величия нет. Жизнь может быть откровенно неплохой, но страна не будет великой.

Так что мы подходим к вопросу, нужно ли стране быть великой? Но прежде, чем отвечать на него, давайте разберемся с более простым вопросом: не является ли “величие” негативной характеристикой?
Почему такой вопрос возник? Потому что из-за политики алчущего мнимого величия Кремля россияне вынуждены жить хуже. Да и выражается оное величие в поддержке бандитов или террористов в других странах, захвате кусков территории соседних государств, что ухудшает отношение в мире не только к режиму, но и к россиянам в целом. Разве на основании всего этого не разумно поинтересоваться, не является ли величие страны явной гадостью?

Если бы о “величии” рассуждали исключительно россияне, с претензией нужно было бы разбираться детально, но кое-какую поддержку сходные идеи имеют и среди американцев (у них “величие” проходит под именем “американской исключительности”), распространять собственную культуру, что косвенно свидетельствует об уверенности в ее величии, не стесняются французы, немцы, англичане, итальянцы, испанцы и т.д. Так что на этом фоне “русский мир” или организация российских соотечественников смотрятся не так уж и странно (насколько две последние структуры связаны с поддержкой или развязыванием “гибридных войн”, не обсуждаем).

Если распространение французского языка и французской культуры претензий не вызывает, то само по себе желание быть “великой страной”, не так уж и плохо. В принципе.

Хотя оккупация Крыма или Южной Осетии не перестает быть плохой.

Второй вывод, который можно сделать из не-российских примеров, что “величие” стоит денег, которые забирают у граждан страны. Согласны граждане на это давать деньги, то всё в порядке. Что в очередной раз подводит нас к необходимости свободных и честных выборов, дабы точно представлять, чего именно на самом деле хотят граждане. И если в какой-то момент граждане поменяют точку зрения, то у них будет возможность избрать политиков, отражающих новые приоритеты.

Теперь давайте сконцентрируемся на российских делах. В 2010 году ныне уже бывший профессор МГИМО Андрей Зубов высказался в том ключе, что величие может быть со знаком “плюс” или “минус”, но в конце концов свёл величие страны к вкладу граждан в мировую культуру.
На мой вкус, это ошибка: Григ и Мунк не делают Норвегию великой державой. Не стоит путать величие и хорошую жизнь.

Валерий Лебедев из Бостона в 2014 году в альманахе “Лебедьобстебал величие России, исходя из технической отсталости и лжи о российском изобретательском приоритете в значительном числе случаев. Никаких возражений по поводу приведенных Лебедевым фактов нет, но техническая отсталость и постоянные заимствования не лишают и не лишали никого статуса великой державы. Во всяком случае с точки зрения некоторых западных теоретиков, упоминавшихся в статье в Википедии.

В 2016 году “Аргументы и Факты” опубликовали подборку мнений о величии России, где были и откровенно хвалебные, и умеренно критические, и умеренно хвалебные материалы. Для полноты не хватает только действительно критических, но и они легко находятся (пусть и не в “АиФ“). Тем не менее в целом всё сводится к подмене абстрактного величия – меркантильной выгодой для простых людей.

Итак, пока мы выяснили, что “величие страны” или статус “великой державы” имеет несколько достаточно логичных и отнюдь не произвольных характеристик. Хотя в большинстве случаев разговоры о величии сводятся к подмене страны, обладающей существенным военно-техническим и экономическим потенциалом для противостояния внешним силам, рассуждениями о высоком уровне жизни или вкладе в культурное и/или научно-техническое развитие человечества.

Также мы выяснили, что за “державность” придется платить. Даже лояльные Кремлю массы не особо готовы соглашаться ужать свои потребности ради величия страны.
И удивляться тут нечему: россияне прекрасно понимают, как их обкрадывает власть, и полагают, что уже украденное у них вполне может сойти за их вклад в создание великой страны. И не желают вкладывать что-либо еще, тем паче, что власть и на минимальные жертвы со своей стороны не готова идти.

Так что получается, что не самые склонные к рефлексии и логическому анализу группы россиян куда точнее оценивают критерии величия, чем либеральные, оппозиционно настроенные круги. Величие – это большая армия, опасное для врага оружие и возможность использовать большую территорию для того, чтобы добывать ресурсы, прятать свои войска или изматывать чужие.

Благосостояние и уровень жизни к величию отношения не имеют, они из совсем другой оперы. Иранцы и китайцы в среднем беднее россиян, но они тоже мечтают о величии своей страны. Хотя страдать ради этого величия особо сильно никто не хочет.

Несколько западных стран – Америка, Франция, Англия, – обладают и политическим весом (постоянные члены Совета Безопасности ООН), и ядерным оружием, и обеспечили своим гражданам достаточно высокий уровень жизни. Но при этом их экономические возможности для поддержания дорогостоящих проектов за три-девять земель, явно не те, что были несколько десятилетий назад. И большинство граждан этих стран не поддерживают такие прожекты.

Германия и Япония находятся в неплохой экономической ситуации, но у них нет военной силы и политической воли развивать, а после и использовать последнюю.

На сегодняшний день огромные деньги в проекты за границей вкладывает только Китай. У него также имеется место среди постоянных членов СовБеза. Американцы, пусть и заметно богаче китайцев, но вкладывать, как китайцы 4-6 триллионов долларов черти куда, они не жаждут.

Разумеется, одна из главных причин этого – отсутствие демократии в Китае: как руководство компартии решит, так и будет. А в Америке надо убедить кучу конгрессменов из самых разных штатов, что деньги надо потратить не так, как будет выгодно их избирателям… Если бы у китайцев было право голоса, они бы тоже – весьма вероятно, – возразили, мол, давайте решим какие-то внутренние проблемы, а не будем помогать не-китайцам, живущим за тысячи километров от Китая. Но почти полтора миллиарда китайцев никто не спрашивает.

В годы Холодной войны между СССР и США американские политики имели иные приоритеты: доказать правоту американского подхода, преимущества американского образа жизни было настолько важно, что Конгресс откровенно жертвовал интересами американцев в пользу союзников. Отсюда все те экономические договоры, которые пытается пересмотреть Трамп, чтобы и в 21 веке не было совсем уж откровенного перекоса не в пользу Америки.

Сегодня американское общество куда менее сплоченное, менее религиозное, сильнее расколото политически, чем 30-40 лет назад, потому американцы соглашаются тянуть ношу величия, стиснув зубы и с явным неудовольствием. И чем дальше, тем тяжелее будет их убеждать мучиться и терпеть лишения…

Уже операция в Ливии показала, что претензии на величие со стороны Англии и Франции лишены оснований – достаточной финансовой и военной мощи у них нет.

Так что из пяти постоянных членов СовБеза ООН быть великими державами пытаются только Америка, Китай и РФ. Причем Штаты делают это вынуждено. Что простые американцы уже не скрывают, хотя элиты продолжают грезить о “помощи” другим странам и народам (хотя эта мнимая помощь не работает).

Россия наоборот – жаждет “величия”, т.к. это позволяет отвлечь россиян от проколов властей, от откровенно бесчеловечной сущности кремлевского режима, от снижения – хоть абсолютного, хоть относительного, – уровня жизни. Увы, претензии эти не подкрепляются развитием экономики и технологии, что связано с излишней зарегулированностью российской экономики и связанной с этим коррупцией. Повышения благополучия, экономических прорывов и значимых изобретений, в том числе новых систем вооружения при нынешнем режиме не будет. Рапортовать всякие вице-премьеры могут о чем угодно, архи-клептократ может показывать на весь мир клипы, смонтированные из американских видео-игр, – это ничего не изменит.
Только свободное творчество людей в рамках максимально открытой экономики обеспечивает реальный прогресс. Тогда как инициативы правительства могут обеспечить одну имитацию, не имеющую рыночного смысла.

Китай – единственный, кто и может, и хочет быть великой державой. В некоторой степени китайским руководством движут те же мотивы, что и кремлевскими – отвлекать народ от внутренних проблем. Разница в отношении народа: это российского мужика в 1914 году можно было спросить “зачем тебе Константинополь? ты туда картошку на базар повезешь продавать?” и гарантированно получить желаемое “нет!”, а вот у китайцев в 2018 взгляд иной – они готовы поехать и в Африку, и в Европу, и на Ближний Восток, чтобы там продавать хоть картошку, хоть ширпотреб, хоть гибкие сотовые. У китайцев есть предприимчивость, которая помогает совмещать великодержавные идеи и личную выгоду. Ничего подобного у россиян, англичан, американцев и французов нет. Да, какие-то пригожинские фирмы могут получать выгоду от проектов на Ближнем Востоке, только это не результат предприимчивости, но исключительно близости к Кремлю.

И то, что китайцы не только видят в нацеленности на державность потенциальный шанс разбогатеть, но и нечто более эфемерное, сложно определимое, хотя и понятное почти всем – неприкрытый патриотизм, – подтверждают самый кассовый китайский фильм в истории и тот, что идет на втором месте в том же списке: китайцы радостно покупают билеты в кино, чтобы посмотреть на (кино)реальность глобальных амбиций своей страны.

Величие – это бремя (ну, очень закамуфлированная отсылка к стиху 🙂), которое хочется скинуть всем рационально мыслящим. Если у них есть право выбора, если они могут преследовать собственные интересы, а не выполнять чужие приказы.
Тем не менее, если страна вынуждена нести бремя величия, то нужен понятный всем и каждому идеологический прессинг, чтобы было меньше споров по поводу того, “зачем оно нам нужно?”. Или хотя бы банальная корысть, которую смогут преследовать не только близкие к самому высокому начальству, но многие тысячи мелких и средних бизнесменов, способные улучшить жизнь своим близким и работникам.
За шансы нескольких олигархов наворовать дополнительный миллиард-другой долларов затягивать пояса и тем паче жертвовать жизнью минимально вменяемые люди не будут.
Потому китайские коммунисты поступают разумно, сочетая раздувание национализма с борьбой с коррупцией и обеспечением многим миллионам возможности самостоятельно улучшить собственную жизнь.
А вот претензии клептократов на создание “великой державы” могут привести только к одному – падению режима.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.