Еще раз о выборах в Онтарио

7 июня, т.е. две недели назад, в канадской провинции, где я живу, прошли выборы, и власть перешла от левых (либералов) к правым (консерваторам). Я уже делился некоторыми своими наблюдениями по поводу кампании. Позволю себе добавить еще несколько штрихов.

Существенная часть материалов базируется на очень удобной интерактивной карте провинции с результатами по всем округам. Итак, общий вид:

Ontario election 2018 map

Синим цветом отмечены округа, где победили консерваторы (общим числом 76), оранжевым – социалисты “новые демократы” (40), красноватым – где победили левые либералы (7), в одном округе победил “зеленый”.

Как видно, округа здорово отличаются по размеру, т.к. плотность населения резко отличается: чем дальше на север, тем меньше людей живет.

Теперь давайте приблизимся к “Большому Торонто”, т.е. собственно столице провинции и ближайшим пригородам:

GTA election 2018

Цвета не поменялись, черным цветом я обвел формальные границы Торонто, чтобы было понятнее, где город, а где пригороды. Хотя разница довольно условна: внутри Торонто много места занимает “частная застройка”, т.е. дома на одну семью, а в пригородах тоже есть “высотки”, как кондо, так и “доходные дома”, где квартиры сдаются внаём и живут в среднем не столь обеспеченные люди.

Можно пройти по ссылке и “поиграться” – выбирать разные округа и смотреть на результаты голосования по партиям. Чтобы было легче, дам аббревиатуры основных (и тех, что удалось расшифровать) партий:
– COM = Communist party – коммунисты;
– GRN = Green Party – “зеленые”;
– GVE = Go Vegan – вегетарианцы;
– IND = Independent – “независимые”, т.е. не разделяющие никакую партийную платформу кандидаты;
– LIB = Liberal Party – либералы = левые, которые разваливали Онтарио в течение четырех сроков;
– LTN = Libertarian Party – либертарианцы;
– NAP = None of the Above Direct Democracy Party – ???;
– NPC = New People’s choice – ???;
– NDP = New Democratic Party – “новые демократы” = социалисты;
– OMP = Ontario Moderate Party – левый центр;
– PC = Progressive Conservative – консерваторы = правые;
– PSN = Party for People with Special Needs – инвалиды;
– TPO = Trillium Party of Ontario – правые с акцентом на прямую демократию и принципиальность.

Остальные партийные аббревиатуры идентифицировать не удалось и при помощи сайта избирательной комиссии.

Как выясняется, все округа можно разделить на две группы: те, где победитель получил больше половины голосов, т.е. больше, чем все конкуренты вместе взятые, и где у победителя – меньше половины. Там где разные цвета соседствуют обычно у победителя меньше половины, тогда как в глубине “оранжевых” или “синих” зон часто у победителя явное преимущество.

Что свидетельствует о сходных взглядах значительного процента жителей округа. Почему? Позволю себе предположить, что поскольку цена недвижимости в пределах округа колеблется не особо сильно, то доходы у основной массы избирателей в каждом округе достаточно близки. Отсюда вытекает, что и проблемы, которые волнуют людей, в значительной мере сходятся. Это могут быть или переживания по поводу повышения цен на электричество и бензин и растущего долга провинции, или желание получить большую халяву от правительства, – не суть важно, что именно беспокоит, но в пределах округа имеется сходство мотивов у значительного процента людей. Нередко к одинаковому выводу приходят более половину активных жителей избирательного округа.

Разумеется, к одним и тем же выводам люди могут прийти разными путями. Так в статье в левом издании , где обсуждались результаты выборов, сконцентрировались на том, что многие люди отметили серьезное ухудшение своего жизненного уровня в связи с политикой либералов. А в правом издании обсуждали общие проблемы, взгляд на экономику провинции “с высоты птичьего полета”. Нисколько не сомневаюсь, что для части избирателей был ближе первый подход, для части – второй, для кого-то еще – какие-то иные соображения и т.д.

Как бы то ни было, избиратели сменили точку зрения, что и подтвердилось в ходе голосования. Кто и как именно сменил? Подробный анализ по демографическим группам дает:
– рабочий класс чуть больше поддержал консерваторов, чем раньше, но в основном отдал голоса, прежде отдававшиеся либералам, – социалистам;
– богатенькие меньше поддержали и консерваторов, и либералов, что заставляет предположить поддержку социалистов;
– эмигранты из Азии, как китайцы, так и индусы, усилили поддержку консерваторов, так что в некоторых, заселенных преимущественно индусами округах, разница между победившими социалистами и уступившими в тех округах консерваторами была в несколько процентов, что на мой взгляд очень неплохо с учетом социалистических симпатий индусов;
– стареющие “бэбибумеры” тоже в большей степени поддержали консерваторов.

Насколько влиял этнический фактор? В нашем округе либерал, бывший министр иранского происхождения проиграл совершенно неизвестной китаянке-консерватору. Иранцы у нас в значительном проценте светские, противники режима мулл, потому ездят с флагами “шахского” Ирана (цвета те же, но есть еще изображение льва с саблей), но при этом и левые – сторонники социалистов и коммунистов, так что могли поддержать “своего”, хотя их голоса были явно не единственными, которые он получил. А вот китайцы явно больше поддержали свою, насколько можно судить по предвыборным щитам в поддержку около домов. Но во многих округах кандидаты ведущих партий были представителями одной и той же иммигрантской общины.

Тем не менее для меня оставалось загадкой, почему 19% жителей Онтарио поддержали либералов, коли налоги и дефицит провинции росли, услуги, которые получает население, лучше не становились, постоянные проходили коррупционные скандалы, плюс существенный рост цен на бензин и дикий – на электричество… Мне казалось, что можно быть глупым и не понимать опасность социалистов и по дурости проголосовать за них, но как можно голосовать за совершенно некомпетентных левых либералов, мне это казалось непостижимым.

Некоторые предвыборные материалы либералов были интересны. Одна листовка давала цифры по округу в ходе предыдущих выборов, в которых либералы победили. Невнимательный человек мог решить, что либералов поддерживает большинство и проголосовать за ним (т.н. “эффект присоединения к большинству”). И ведь не “прикопаться” – фактически данные точны, на прошлых выборах так и было, они не говорили, что это данные опроса 2018 года, т.е. никакого вранья. “Ловкость рук” 🙂
Потом, когда опросы стали однозначно показывать, что либералы продуют с треском, у них появилась идея создать коалицию с социалистами. “Новых демократов” это не особенно вдохновляло, т.к. тогда бы они по сути должны были разделить вину с либералами за все прежние проколы последних. Тем не менее либеральные агитки были нацелены на борьбу с консерваторами, хотя большую часть потерянных либералами голосов “подобрали” социалисты (кстати, по домам либералы и социалисты ходили вместе). Но про социалистов либералы писали “еще не совсем готовы управлять провинцией”, а вот приход консерваторов грозил наступлением “хаоса”. Либералам это не помогло – работающие люди в основном отдали голоса другим партиям.

Вопрос оставался непонятным, пока я не прочитал книгу Christopher H. Achen и Larry M. Bartels Democracy for Realists. Why Elections Do Not Produce Responsive Government (“Демократия для реалистов. Почему выборы не приводят к власти ответственных политиков“). Книга довольно новая (2016), интересная, но хотя авторы и достаточно весомо разбивают чужие концепции демократии, они не предлагают никакой собственной теории.

Тем не менее кое-какие примеры из книги показались релевантными для данного обсуждения. Партийные симпатии западных избирателей базируются на чувстве принадлежности к группе. Иногда группа совпадает с партией, иногда нет. Так что в ходе резкой смены курса, часть людей остаются с партией и постепенно меняют свои взгляды в сторону разделяемых партийным большинством, а часть переходит в разряд сторонников конкурирующей партии и их взгляды дрейфуют в ту сторону, где находится большинство их новых единомышленников. В качестве примера приводится изменение точек зрения тех, кто сохранил привязанность к Демпартии в южных штатах, и тех, кто после середины 1960-ых, перешел к республиканцам.

Полагаю, что в значительной мере поддержка либералов в нашей провинции связана с групповой идентификацией этих 19% населения, которые готовы игнорировать любые провалы либералов и даже ухудшение собственной жизни.

В начале 1936 года на северо-восточном побережье Штатов было сколько-то нападений акул на людей, так что народ испугался и перестал ездить к океану, что привело к снижению доходов туристической сферы. И хотя президент Рузвельт не имел никакого отношения к акулам, в пострадавших от спада туризма регионах он получил заметно более низкий процент голосов.
Чтобы показать, что события внешнего мира приводят к протестному голосованию, хотя никакой связи между тем, что происходит дома и в мире нет, авторы предлагают достаточное количество примеров.
В 1930-ые события на мировом рынке – Великая Депрессия, – сваливали правительства в разных странах. В результате в канадской провинции Альберта к власти в 1934 пришла и до 1971 удерживала “социально-кредитная партия” – недовольство проблемами (депрессия!) помогло свалить предыдущее правительство, а дальше “социально-кредитным” повезло, что жизнь постепенно улучшалась и партия получала от избирателей незаслуженные кредиты доверия на последующих выборах.

Что заставляет меня предположить, что если бы перед мартовской имитацией выборов в РФ в этом году Запад дружно заявил об отказе от участия в ЧМ по футболу, то народ мог бы и провалить верховного клептократа. Хотя признаюсь, что это чистой воды спекуляция, т.к. народ мог “еще больше сплотиться вокруг лидера” – шансы и на это весьма велики.
Как бы то ни было отравление Скрипалей расследовалось медленно, потому англичане не успели получить достоверную информацию, чтобы вместе с союзниками выступить единым фронтом и объявить об отказе от участия в футбольном чемпионате до выборов 18 марта. А более ранние поводы для того же решения не могли бы подействовать на россиян, т.к. кремлевская пропаганда успела бы отреагировать на них и прозомбировать массы в нужном направлении.

Впрочем вернемся в Онтарио. Судя по косвенным данным, – днями участвовал в опросе общественного мнения, проводимом компанией “Экос”, – постепенно меняется отношение канадцев к деятельности профсоюзов учителей, медсестер и прочих (т.н. “общественный сектор”, т.е. те, кто ведет переговоры о повышении зарплат с правительством, а не руководством частной компании) – уже предполагается, что кто-то может оценить их роль, как крайне негативную. Хотя практически год назад в частном разговоре с одним политиком из Консервативной партии я услышал, что профсоюзы – “священная корова”, замахиваться на которую ни в коем случае нельзя, что иначе – гарантированный проигрыш на выборах и вообще крах политической карьеры.
Кстати, один из кандидатов социалистов, которые получили львиную долю пожертвований от профсоюзов, предложил понизить зарплату учителям (они в Канаде получают очень много, заметно выше средней зарплаты, это не бедные российские учителя!), то есть слишком дорого обходящиеся провинции “опрофсоюзенные” учителя и медсестры начинают казаться проблемой не только крайне правым либертарианцам.

С точки зрения лево-либеральной прессы в Онтарио к власти пришли “правые популисты”. И я не стану возражать: действительно, победила правая партия, действительно, в программе консерваторов есть популистские меры – снижение налога на бензин на 10 центов на литр, снижение налогов на пиво, чтобы банка в упаковке стоила 1 доллар, а также увеличение трат на и без того дорогое (и не особо эффективное и качественное по западным меркам, разумеется) здравоохранение. Но это неизбежное исправление чудовищного крена влево, который допустили либералы и который существенно ухудшил жизнь жителей провинции. Видимо, в этом и заключается “исторический смысл” правого популизма конца второй декады 21 века на Западе.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.