Разные дороги к одному обрыву

Владислав Иноземцев в “Снобе” рассуждал о новом правящем классе в РФ, мол, феодалы они или аристократы. По его мнению в 16 веке от аристократов была польза, и коли не исключено, что ментально Россия живет в 16 веке, а не в 21, то почему бы и нет.

Несмотря на несогласие с озвученной точкой зрения, я не собирался ничего писать по данному поводу, но наткнулся на небольшую статью в правом американском издании о том, как одной школе в Нью-Джерси после жалобы мамы на то, что ее дочку не приняли в спортивную команду из-за слабой физической подготовки, школа пошла на попятный и занизила стандарты, дабы принять всех желающих. И дело не в одной школе, проблема шире – она касается и пожарных, и военных, куда ради бредовой идеи разнообразия берут всех, а не тех, кто может пройти тесты.

Казалось бы речь идет о принципиально разных ситуациях, но только на самый поверхностный взгляд. Сходств куда больше, чем хотелось бы.

Давайте начнем с феодального устройства общества. У нас имеется несколько классов: дворяне/феодалы, горожане, крестьяне (свободные и крепостные) и священнослужители. В каждом классе своя иерархия, а среди горожан еще и система гильдий. Теоретически за выдающиеся достижения можно было получить личное или даже наследственное дворянство, но на практике заслуги имели куда меньшее значение, чем близость к королю. Особо близкий к царю-самодуру мог стать князем, как Меншиков, но никаких четких критериев возвышения или низведения не было. Классовая структура была достаточно жесткой, хотя говорить о полной неподвижности и нельзя.

Когда Иноземцев упоминает о заслугах тех, кто дал основание главным дворянским династиям, он не так уж сильно отклоняется от истины, но заслуга далекого предка не имеет ничего с гарантированным благополучием и местом при дворе пра-пра-правнука. Проблема в том, что заслуги при феодализме в большей степени определялись рождением, чем личными качествами и способностями.

Если же мы говорим о современной России, то никаких заслуг, кроме совместной службы с нынешним верховным клептократом, у Патрушева, к примеру, нет. Равно нет никаких заслуг у его сына. Хуже того, когда ничтожный человек получает высокую должность, не только один достойный человек лишается ее, но и значительное число подчиненных в данной структуре будут или заменены на менее квалифицированных работников (ведь ничтожный не понимает, что важно для работы, а что – нет, ему важнее лесть), или сумеют подавить свои знания и профессионализм, дабы не выделяться на фоне дураков.

Проблема любой феодальной структуры – перманентное ухудшение качества управления и концентрация в верхних эшелонах неквалифицированных и ни к чему не способных высокородных дворян. Каким бы умным ни был основатель династии, его дети будут заметно ближе к среднему человеку по своим способностям и уму. Дворянская культура имеет свои положительные стороны, но имеет и свои отрицательные. Потому для поддержания более высокого, чем средний уровня IQ в английские лорды постоянно принимают крупных ученых и деятелей искусства. Иначе тупость английской аристократии будет вопиющей. Такой же, как была тупость французской или русской перед соответственно Великой французской или Февральской революциями.

Собственно качественные управленцы, профессионалы нынешнему кремлевскому режиму не нужны, ибо цель режима – наворовать как можно больше и не дать отобрать наворованное. Потому власть планомерно избавляется от всех, кто мешает воровать или привлекает к оному воровству чрезмерное влияние. Так что возвышение ничтожеств в современной РФ закономерно и логично. То, что от этого хуже стране и подавляющему большинству граждан, не имеет для россиян особого значения.

Теперь вернемся к американской ситуации. Левацкая идея о том, что все люди абсолютно равны, довлеет над западными элитами. Равенство людей невозможно. Есть равенство перед законом и перед Богом. Но мы не можем сказать, что преступник и невиновный имеют равные права: как только доказали в суде, что Х – преступник, у него нет тех же прав, что у Z, которого оправдали в суде, т.е. не признали преступником.

Люди ведут себя по-разному, имеют разные способности и качества, делают разные выводы из одинаковых ситуаций и т.д. У всех должны быть равные права с точки зрения критериев оценки, т.е. в одну и ту же команду должны набирать всех защитников по одним и тем же критериям, хотя для нападающих могут быть иные критерии. Если мы ищем сотрудника на некую должность, то только качества, способные помочь ему наилучшим образом справиться с должностными обязанностями, должны учитываться. Если мы требуем способности пробегать 1 км за 3 минуты (или за 2.5, не имеет значения), то никаких скидок на возраст, пол и инвалидность делать нельзя. Иначе мы закончим с командой, лучший из которых пробегает тот самый 1 км за 7-10 минут при попутном ветре, а остальные будут сходить с дистанции так и не добежав.

Западная цивилизация достигла больших успехов не благодаря тому, что люди на Западе умнее или им повезло с климатом. Те же самые люди в тех же самых условиях прозябали в течение долгих веков безо всякого улучшения уровня жизни. Свобода и демократия нужны главным образом для того, чтобы обеспечить системе обратную связь, необходимую для возвышения лучших и принижения худших.

Аристократия в 16 веке имела свои плюсы, но в целом сдерживала развитие общества, т.к. создавала искусственные барьеры на пути наиболее талантливых и предприимчивых. Когда – к началу 19 века, – в некоторых странах значительная часть барьеров были уменьшены, а то и уничтожены, началось ускоренное развитие. Чем больше барьеров оставалось или чем медленнее их убирали, определяло развитие страны. Если барьеров было мало, страна развивалась быстрее, если много – медленнее. Конфессиональная принадлежность или культурные особенности играли крайне незначительную роль.

Можно набирать в школьную команду нытиков, которые очень хотят в нее попасть. Но это означает, что будет больше травм, причем не только у нытиков, но и у окружающих, что означает снижение уровня команды, пропущенные занятия, а то и иски к школе в связи с травмами.

Еще одно следствие такого подхода – снижение мотивации у тех, кто хорошо подготовлен или тех, кто старается: если человек может получить место в команде после полугода упорных тренировок или после нытья в кабинете директора, число тех, кто будет тренироваться уменьшится, а вот число нытиков здорово увеличится. И находиться в одной команде с физически неподготовленными нытиками будет для настоящих атлетов не самым приятным опытом, так что атлеты будут уходить. Покуда не останутся одни нытики, не способные ни к каким упражнениям.

Безусловно, можно наплевать на спортивные команды и склонность школьных преподавателей к марксистским воззрениям (мол, у всех в конце должна быть одинаково хорошая оценка), но давайте пойдем дальше: представьте, что Вашего ребенка должен спасать с какого-то высокого этажа в горящем здании некий “”жирдяй, боящийся высоты, который на полпути решит начать сползать по лестнице назад, покуда Ваш ребенок находится в горящем здании, или слабосильная дама, которая хоть и доползла до окна, но не может нести никакой груз, вообще не может поднять ребенка… Или если Вашего ребенка будет оперировать врач, коего взяли в медицинский институт по квоте для паркинсоников или слепых. Насколько комфортно Вы будете себя при этом чувствовать?

Прогресс возможен только при одном условии – общество награждает успех и не награждает неудачу. Проигравший не должен плакать, но пытаться снова и снова, пока не достигнет успеха. Если же награждать не успех, а любую, пусть и неудачную, ленивую попытку сделать (хоть что-то хоть как-то), то вместо успеха мы будем культивировать неудачи. Ибо даже талантливый в некоей сфере человек быстро просечет, что его хвалят ничуть не больше явных неумех и бездарей, потому нечего напрягаться, можно делать всё спустя рукава с абсолютно тем же результатом. А можно попробовать себя и в других областях, где таланта нет, но шансы на похвалу ничуть не ниже, чем в той сфере, где имеются явные способности.

Здравый смысл вроде бы велит сопротивляться безумию насаждения феодализма ничтожных людишек или равенству бездарей, но ни массы, ни элиты в разных странах не выражают особого недовольства тем, как развивается ситуация.

Есть искушение свалить российский новый феодализм и западное равенство на левую идеологию всевластия государства/правительства, но предполагаю, что к тому же результату можно прийти самыми разными путями, если каким-то образом мы нарушаем связь между достойным результатом и возвышением в обществе, если продвигаем не самых достойных и старательных, но самых крикливых и наглых. Например, можно строго и буквально истолковывать религию, практически любую – христианство, иудаизм, ислам, буддизм и т.д., – и прийти к тому же самому.

Требовательность не к себе, внешний локус контроля опасны для социума. Но не для культуры. Потому есть культуры, где обвинить внешние обстоятельства, найти причину, почему ничего не сделано или сделано неправильно, предпочтительнее, чем изыскать способ сделать правильно или принять вину на себя и исправить собственную ошибку. И хотя эти культуры не помогают человеческой цивилизации развиваться, они могут пользоваться значительным числом благ, созданных этой цивилизацией. И благодаря благам, созданным кем-то еще, эти культуры могут продолжать поддерживать высокое самомнение и продолжать задирать нос и гадить всем вокруг.

Можно ли исправить ситуацию? Не знаю. Понятно, что нужно делать (разрушить клептократическую диктатуру или засилье марксистов в западных элитах), но каков будет результат, если один или несколько (десятков, сотен) человек попробуют что-то изменить, а многие миллионы откажутся, предпочтя пассивно соглашаться с тем, куда уже дрейфует общество?
Скорее всего даже для самого себя и своих близких не особо много удастся изменить при таком раскладе. Тем не менее понимать, что происходит, к чему движется общество, как мне кажется, предпочтительнее, чем быть в полнейшем неведении. Хотя психологическое бремя знания при невозможности что-либо изменить будет более тяжелым. И вряд ли многие на это согласятся. Неведение, особенно добровольное, сознательно выбранное, помогает улучшить самочувствие в краткосрочной перспективе. Хотя и ухудшает долгосрочный прогноз.

К одной и той же пропасти отказа от достижений и ухудшения жизни можно идти разными путями и с разной скоростью. Но какой бы дорогой и в какой бы момент общество ни дошло до этой самой пропасти, результат будет тем же самым.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.