Непогрешимость наших

Обсуждение ситуации вокруг “спецоперации” СБУ, в ходе которой имитировали покушение на Аркадия Бабченко, вызвала множество комментариев в социальных сетях. Статья Алексея Цветкова на “Радио Свобода” о журналистской этике интересна, par excellence, комментариями, как на сайте “Радио Свобода“, так и в “Фейсбуке“: в основном поддерживающие Украину участники однозначно одобряют цирк, устроенный СБУ, ну, а реакция анти-украински настроенной публики тоже на 100% предсказуема.

В отличие от 100% поддержки действий СБУ со стороны про-украинских русскоязычных комментаторов, реакция Запада не менее однозначна: от Анны Немцовой в левом “Daily beast” и прочих левых, центристских и правых изданий по обе стороны Атлантики, до комитета по защите журналистов и немецкого МИДа – все полагают, что это “чрезмерно”, что “зашло за рамки”, “перешли границу”, что так поступать нельзя, т.к. это подрывает доверие к журналистам и официальному Киеву.

Поскольку украинским властям крайне нужна поддержка в Европе и Штатах, то смысла пакостить самим себе нет, СБУ и прокуратура совершили большую ошибку, которая дорого обойдется Украине в будущем. Вроде как всё должно быть очевидно, но нет – якобы защищающие Украину безоговорочно поддерживают репутационный удар по стране, который нанесла “спецоперация”.

Разумеется, можно было бы списать реакцию русскоязычной публики на “совковость”, мол, для наших можно быть или “с нами”, или “против нас”, никакой середины не допускается. Вот только, если посмотреть по сторонам, то обнаружится, что аналогичная непогрешимость характерна и для других групп, для кого-то являющихся “нашими”.

В Канаде очень не любят Трампа: высказаться в его поддержку в 2016 году означало поставить жирный крест на большой корпоративной карьере (не уверен, что те же последствия могли быть и для водителя или слесаря), отказаться от шансов на продвижение для высокообразованных профессионалов и вообще демонстрацию неуважения к “обществу” в целом и “всем порядочным людям” в частности.
И вот с первого июня после провальных переговоров канадцев (а также мексиканцев и европейцев) с американцами, Штаты вводят импортные тарифы на сталь и алюминий. Реакция что левых, что правых канадских изданий одинакова: американцы неправы, мы (канадцы) хорошие, торговые войны развязывают те, кто не понимают экономики.

Как либертарианец, я поддерживаю рыночную экономику и свободу торговли. Но из этого не следует, что закрытие своих рынков для американкой продукции или наличие де-факто тарифов в Канаде или ЕС является демонстрацией свободы торговли. Наоборот, если одна из сторон не желает вести торговлю честно, вводит пошлины или вопреки принципам ВТО субсидируя своих производителей, то задача либертарианца – поддержать ту сторону, которая за большую свободу рынка, а не тех, кто за большее число правительственных интервенций в рыночную деятельность.

Но как отнестись к ситуации, где одна из сторон (Америка) больше поддерживала рынок, а потом вдруг перестала, тоже присоединилась к тем, кто вмешивается в экономику с помощью разного рода интервенций? Причем подтолкнули эту сторону действия торговых партнеров Америки – европейцев и канадцев. Разумеется, можно влиться в общий хор и обвинить администрацию Трампа, но это одна из самых про-рыночных администраций в истории последних десятилетий, так что, наверное, полезнее попытаться понять, а не кричать вместе со всеми, что Трамп неправ.

Трамп может быть неправ. Как и любой другой человек. Он может быть и прав, как и любой другой человек. Но претензии выдвигает не один Трамп или его министры, а значительное количество американских промышленников и нанятые ими лоббисты. Они все могут ошибаться, но совершенно точно они не имеют ничего общего с Трампом, они независимы от него, их недовольство ситуацией началось не с приходом Трампа в Белый дом, а много раньше. Если же мы полагаем Трампа – врагом Канады (или Европы) и будем настаивать на априорной правоте “наших”, то мы перестаем видеть картину в целом, перестаем замечать контекст и причинно-следственные связи (кто первым начал заниматься протекционизмом, а кто на оный реагировал).

Для чего это всё важно? Для того, чтобы вести эффективные переговоры. Ибо в противном случае мы сами себя лишаем понимания того, что движет нашими оппонентами, чем они недовольны, чего добиваются. А коли мы не понимаем вторую сторону, то не сможем предложить доводы, способные оказать на неё влияние, так что в результате не сможем получить от неё то, что нужно нам.

Еще один момент: если мы не понимаем, чего добиваются оппоненты, то мы не сможем верно подсчитать “стоимость” сделки для нас с точки зрения “прибыли” и “убытков”, равно и для них. В итоге мы будем представлять себе совсем не ту сделку, что противная сторона, видеть другие, напрочь не связанные плюсы и минусы, так что по сути получится, что мы говорим с ней на разных языках. А смысл переговоров именно в том, чтобы максимально точно понимать своих оппонентов и доносить до них информацию, которую они воспримут точно, а не будут перетолковывать в совсем ином ключе, искажая суть предложения нашей стороны.

Критически важно понимать, что признание неправоты “наших” в каком-то вопросе не делает признавшего помощником врага или врагом. Наоборот – это необходимо для победы “наших”, для того, чтобы они не теряли связь с реальностью, чтобы они выбирали наиболее эффективную стратегию и не тратили силы и время на заведомо проигранные сражения.

Только в пропагандистских материалах получается так, что одна сторона – это белые ангелы, а вторая – черные демоны. В практически во всех случаях какая-то часть правды есть у каждой стороны. Запросто может быть, что у одной из сторон 99% правды, а у другой – 1%, но отказ признать этот самый 1% лишит почти во всём правую сторону возможности донести свою точку зрения, т.к. и самые расположенные к переговорам оппоненты не будут видеть точек соприкосновения, не будут чувствовать себя минимально уважаемыми, теми, кто не выдумывает, но имеет некоторые основания для беспокойства, переживаний, недовольства.

Непогрешимость опасна тем, что заставляет тех, у кого предполагается, совершать всё более и более грубые ошибки, пока от былой правоты (тех самых 99% правоты, что упоминались в примере в предыдущем абзаце) не останется одна бледная тень (допустим, 18… 7… 2… 1%).
Хуже того, она вредит не только тем, кого числят непогрешимыми, но и тем, кто числит, т.е. сторонникам, поскольку их позиция всё меньше и меньше зависит от изначальных этических установок,но от каждого промаха “наших”, каковой приходится оправдывать (ибо наши не ошибаются!). И чем больше таких промахов оправданы, тем труднее остановиться и перестать защищать, ведь на кону уже и личная честность и принципиальность: если я признаю, что последние 5-10 раз защищал не самые достойные поступки “наших”, то как я могу быть после этого порядочным человеком? Если я так поступил, значит я мерзавец! Поскольку это невозможно (человек должен чувствовать себя хорошим, это психологическая ось личности), то признать первый подлый поступок “наших” легче, чем признать таковым пятый или десятый их подлый поступок.

Безусловно, никакая заметка, даже написанная куда более талантливым автором, чем ВПС, не может изменить мнение десятков, тем более сотен и тысяч людей, которые вдруг должны начать критически относиться к тем, кому полностью доверяли, не исключено, что много лет. Люди, которые верили в непогрешимость экономистов, сообщавших не все обстоятельства, определяющие торговые сделки, или украинскому руководству, боровшегося с кремлевской агрессией, но не проведшего судебной реформы и всеми силами сохраняющего коррупцию, не перестанут верить своим кумирам. И чем дольше они верили и мирились с фактической небрежностью, логической несостоятельностью, а то и откровенной ложью, тем сложнее им будет измениться.
Но если доносить до людей идею, что считать кого-то непогрешимым, опасно для всех, то, полагаю, гораздо проще добиться понимания и согласия в данном вопросе: мало кто захочет спорить, что ошибиться может любой человек. И уже отталкиваясь от полученного согласия “в принципе” можно попробовать переходить к специфическим заблуждениям – о непогрешимости какого-то конкретного человека, группы или некоего института. Не знаю, как далеко получится зайти, но если не попробовать, то вера в непогрешимость некоторых людей на высоких должностях будет и дальше разъедать общества, в которых мы живем.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.