Об отношении к труду

Поскольку, судя по всему, россиянам придется еще не меньше 6 лет терпеть диктатора, то последний не стесняется демонстрировать бесконтрольность собственной власти. Одним из примеров этого станет повышение пенсионного возраста для большинства россиян – до 63 лет для женщин и до 65 лет для мужчин (менты, военные, спецслужбисты-гестаповцы и эсэсовцы из ФСИН, разумеется, смогут выходить на пенсию раньше).

Собственно повышение пенсионного возраста давно стало очевидным и было лишь вопросом времени, т.к. в РФ он был заметно ниже, чем в большинстве стран Запада. Более того, в связи с увеличением средней продолжительности жизни, его и дальше будут повышать на Западе по банальной причине невозможности обеспечить пенсиями и медицинским обслуживанием всё увеличивающуюся долю пенсионеров в населении.

Но в демократических странах главным препятствием для увеличения возраста выхода на пенсию является негативная реакция избирателей, а в авторитарной клептократии такой проблемы нет – массы никого не избирают и выказать свое “фи” на избирательных участках не могут. Так что в принципе Кремль мог объявить о повышении и не дожидаясь имитации выборов, но чекисты решили “перебдеть”.

Как Вы, дорогой читатель, уже поняли из названия заметки, дальше речь пойдет не столько о повышении пенсионного возраста, сколько об отношении к труду.

Когда-то Вебер ввел термин “протестантская трудовая этика” для того, чтобы подчеркнуть успехи протестантских стран в развитии капитализма. Но то было в самом начале 20 века, с тех пор капитализм преуспел и в католических странах, и в синтоистской Японии, и в конфуцианских Сингапуре, Гонг-Конге и Тайване, в буддийско-христианской Южной Корее и в некоторых индуистских регионах (я не об Индии в целом, скорее об отдельных штатах). Да и не имеет отношения ВПС к протестантизму (и христианству в целом). Так что поговорим об отношении к труду безотносительно конфессиональной принадлежности.

Комментарии к статье “Радио Свобода” о пенсионной реформе в одной из социальных сетей, на мой взгляд, довольно показательны: подавляющее большинство высказывающихся звучат так, словно ненавидят трудиться. Кстати, в какой-то мере сходным образом звучали некоторые реплики в самой статье.

Давайте начнем с простого: как в стране пенсионный возраст может быть больше, чем средняя продолжительность жизни? Ведущий “Радио Свободы” этого не понимает (в РФ у мужчин она 63.1 лет, а выход на пенсию предполагается в 65). Видимо, не он один. Средняя продолжительность жизни подсчитывается для новорожденного младенца, означает она шансы для человека конкретного возраста: при относительно высокой младенческой смертности, высокой детской и подростковой смертности из-за аварий и несчастных случаев, суицидов и преступлений, высокой смертности молодых людей и людей среднего возраста – аварии, алкоголизм, преступность и т.д. мы получаем достаточно низкую среднюю продолжительность для младенцев, но для тех, кто дожил до 50-60 лет, она совсем не такая низкая. Тот, кто выходит на пенсию в 60 или 65 лет, скорее всего, проживет еще 10-15 лет, ибо все склонные к неосторожности, любящие рисковать, наплевательски относящиеся к происходящему, топящие проблемы в бутылках и прочие категории дающие низкую среднюю продолжительность жизни из нашего уравнения уже исключены.

Так что “работа до смерти” после осуществления пенсионной реформы большинству не грозит. Но реакция людей весьма показательна – мы видим, как значительный процент россиян (включая часть бывших советских эмигрантов по всему миру) относится к необходимости работать.

Если оставить в стороне гениев и людей искусства, то для подавляющего большинства из нас, обычных людей, работа – практически единственный шанс оставить хоть какой-то след в этом мире. Пусть этот след будет небольшим, даже микроскопическим, но он есть у каждого и он заметно выше, чем шанс повлиять на будущее через потомство. Потому что сфер деятельности много, в каждой работает не так много людей, как оставляет потомство на планете в целом. И если больше целенаправленных усилий могут сказаться на результатах деятельности цеха/отдела/фирмы/отрасли, то суметь создать генетическую комбинацию, обеспечивающую гениальность детей в своих яйцеклетках или сперматозоидах пока не удалось никому. Последнее практически вне нашего контроля. Так что по сути единственный шанс для абсолютного большинства из нас оставить свой след в истории – хорошо работать и предлагать новое, придумывать пусть незначительные улучшения, исправлять или предотвращать ошибки, помогать коллегам и т.д.

Одно из самых больших заблуждений в современном мире – персонализация прогресса. Люди говорят о Стиве Джобсе, Илане Маске, Брине, Безосе, Цукерберге и Ко, словно именно они изменили нашу жизнь. Изменили их фирмы, но в основном не они, а многие тысячи неизвестных нам работников, которые постепенно улучшали продукцию, выдавали на-гора новые идеи, как улучшить электронную почту, к примеру, или дать возможность закончить покупки “в один клик”. И ведь есть не только постоянно упоминаемые в прессе компании, но и тысячи куда менее известных, которые делают всё более удобную обувь и мебель, одежду и бытовую электронику, более качественные и безопасные продукты питания и т.д. и т.п.

Жизнь на Западе стала в десятки раз лучше за последние пару столетий именно благодаря огромному числу людей, каждый из которых вносил свой крохотный вклад в прогресс. Никто этих людей не заставлял, не принуждал, не запирал в “шаражках”, это был результат добровольного творчества.

Не могу не отметить, что творческая атмосфера в рабочей группе – это совершенно потрясающее чувство, когда устаешь, но устаешь радостно, со смехом и наблюдаешь огромный прогресс, коего вы достигаете сравнительно с группами, где творческой атмосферы нет и в помине.

Разумеется, далеко не все на Западе относятся к труду, как к благу, как к возможности самореализации: значительное число молодых людей не хотят работать, множество чиновников и сидящих на одном месте десятки лет работников работают нехотя, ничего не придумывают, им откровенно не нравится то, что они делают, они предпочитают сачковать (насколько это в их силах).

Но рыночная экономика предлагает куда больше вариантов, чем плановая экономика для трудоустройства: если мне не нравится, то, что я делаю в фирме А, я буду искать другое место работы, где мне будет работать приятнее и интереснее. Я не получаю “назначение” и не обязан “отработать” сколько-то лет, не понравилось, обстановка не та, не чувствую, что могу развиваться, – буду искать иное место. И в конце концов найду. А если не найду, то у меня есть возможность создать свою фирму, которая будет функционировать так, как мне это будет нравиться. И если я буду работать производительнее, чем конкуренты, то хоть скромный, но успех обязательно придет.

Я могу понять россиян, которые живут в маленьком городке, где есть всего несколько предприятий, но в каждом требуется определенный набор знаний и навыков, так что уйдя из одного места, можно не найти работу по специальности, а открывать собственный бизнес глупо, т.е. его быстро задавят (или захватят) чиновники, менты или бандиты не в форме и без членского билета “Единой России”. Перебираться в областной центр или в Москву/Питер не всем по нраву (или возможностей нет). Одним словом, как в старом советском анекдоте “остался “Труд” за 3 копейки”, т.е. нужно и дальше вкалывать без удовольствия там, где уже давно изображаешь работу. Но ведь и в крупных городах далеко не все работают в охотку, значительный процент “отбывает” часы, “высиживает”, изображает трудовую деятельность. Так что удивляться низкой производительности труда не приходится.

Как следствие, нет и новых изобретений, технологии или старые, или заимствованные. Почему? Рискну предположить, что из-за ненависти работников к тому, что они делают. Россияне (en masse или это только кажется по репликам в социальных сетях – не берусь судить) ненавидят работать. И поскольку изменений данного отношения не предвидится, т.к. правительство собирается и дальше контролировать бизнес, не давать никому никакой свободы деятельности, чтобы ставшие обеспеченными люди не стали поддерживать политических оппонентов нынешних кремлевских клептократов, то ситуация вряд ли изменится.

Какое мне дело до благосостояния россиян? Видимо, все же чуть большее, чем у кремлевских властей, т.к. я искренне хочу, чтобы россияне жили лучше, насыщеннее, чтобы не повторяли чужие ошибки, чтобы страна развивалась и вносила вклад в мировой прогресс. Для всего этого необходимо изменить отношение значительной части россиян к труду. Но сделать это в рамках нынешней клептократической вертикали невозможно. Что в свою очередь означает, что технологическое отставание между РФ и Западом будет увеличиваться, и следовательно будет увеличиваться отставание в уровне жизни.

Безусловно, можно мечтать о небывалом взлете российской технической мысли – а ну-как Россия всех удивит небывалым прогрессом! Но это несколько инфантильный подход. Шансы на такое развитие событий не выше, чем найти выигрышный билетик лотереи: и в покупая билеты шансы на выигрыш невелики, а если не покупать, а надеяться на то, что кто-то не только купит, выиграет, но и будет при этом разявой, и до нас никто этот билетик не заметит, а мы его найдем, и вовсе глупо.

Прогресс сводится к многим миллионам попыток разных людей сделать что-то, придумать нечто новое, более удобное, более эффективное, причем значительная часть этих попыток увеличивают знания и опыт пытающихся, но не приносят желаемого результата. Как Вы, дорогой читатель, понимаете, попытки эти возможны только при соответствующем настрое, когда к работе относятся как к чему-то хорошему, а не к вынужденному страданию на 8 часов в день. В отличие от озвученного в песне, если долго мучиться, то ничего не получится, только привыкнешь не обращать внимание на страдания.

Я не знаю, как убрать нынешний клептократический режим в РФ, но я знаю, что покуда он сохраняется, россияне будут продолжать относиться к труду, как к чему-то неприятному, что в свою очередь будет тормозить развитие страны и не позволит увеличивать благополучие граждан с той скоростью, которая в принципе возможна при более дружественной в отношении бизнеса системе правления.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третьей", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задумываться над проблемами вместо того, чтобы радостно получить от кого-то лёгкий для понимания однозначный ответ, толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.