Труд в эпоху сингулярности

Прочитал дельную статью правого публициста о том, что страхи о том, что прогресс в движении к созданию искусственного интеллекта лишит людей работы, беспочвенны. И понял, что я соглашаюсь с автором, т.к. одновременно в машине слушаю книгу Эдварда КонардаUnintended Consequences: Why Everything You’ve Been Told About the Economy Is Wrong” (“Непредвиденные последствия. Почему всё, что Вам говорили об экономике, неверно“). А если бы не успел прослушать пару дисков, то вряд ли бы понял, что пытается донести до читателей публицист.

Вышеупомянутая книга вышла в 2012 году, но я прежде прочитал вторую книгу Конарда – “The Upside of Inequality: How Good Intentions Undermine the Middle Class” (“Положительная сторона неравенства. Как благие намерения испортили жизнь среднего класса“). Пожалуй, “Непредвиденные последствия” и сложнее, и важнее, чем объяснение неравенства в современном мире. Однако пока я о книге писать не готов, отмечу только один момент, помогающий понять, что произойдет в мире после прорыва к искусственному интеллекту (когда мир “провалится” в сингулярность).

Конард приводит яркий пример, показывающий, как экономический прогресс меняет общество. Представьте себе некую изолированную общину, где 100 работников выращивают каждый себе годовой запас продовольствия.  И больше ничем заниматься не могут, т.к. иначе умрут от голода. Стоимость одного года работы – еда на целый год. Каким-то волшебным образом, один из работников получает возможность увеличить свою производительность в 100 раз (для простоты можно представить, что купил или изобрел трактор). Что произойдет с остальными работниками, с их работой, как повлияет на них избыток продовольствия на местном рынке?

Если мы подумаем, то поймем, что у нас есть два сценария:
– когда новатор продает на внешнем рынке 99% произведенного (например, чтобы расплатиться за трактор), т.е. в общине его вклад остается неизменным и равным вкладу всех остальных, что означает – не меняется ничего;
– когда новатор продает на внешнем рынке меньше 99%, т.е. часть продукции начинает влиять на эту самую общину, где прежде каждый целый год работал, чтобы произвести себе еды на этот самый год.

В книге условие чуть более простое: вся продукция новатора остается в общине. Что облегчает разбор ситуации. Если себестоимость одного года еды падает до 1/100 рабочего времени, что должен делать продавец? Кому он может продать эту еду и за что?

Если продать еду больше некому – весь рынок в общине, то для новатора будет выгодно менять годовой запас еды на одного человека на любую работу, которую он сам оценивает выше 1/100 рабочего времени за год. Например, за массаж, уборку дома, стирку, готовку, учебу, развлечения, уход за детьми, лечение и т.д.

Когда каждый должен был произвести сам себе еды на год, чтобы не помереть с голоду, никакой нужды в массаже и стирке не было, но теперь эта нужда появилась. Потому что стало возможно оплатить эту не самую жизненно-необходимую работу резко подешевевшей едой.

Если мы рассматриваем не самый простой вариант, когда один человек может прокормить 100, а любые варианты с продажей части еды на внешнем рынке, то ситуация изменится в том плане, что из сельскохозяйственной деятельности будут изъяты столько работников, сколько дополнительной еды решит продать в данной общине новатор. Если решит продать 5% внутри, 94% – на внешнем рынке и еще один процент на личное потребление, то он сможет нанять 5 человек или 10 на пол-ставки и т.д. И эти люди полностью или на сколько-то часов в день займутся какой-то новой для себя деятельностью, каковой раньше никто не занимался, т.к. не было возможности. А теперь – благодаря избытку еды, – появилась возможность не 100% времени тратить на производство еды.

Цена труда не имеет никакой связи с тем, что человек делает. Совершенно никчемная деятельность с точки зрения какого-нибудь древнего вавилонянина может приносить сегодня огромный доход, а крайне полезная – опять же с точки зрения этого самого древнего вавилонянина, – может приносить или ничтожный доход, или вообще исчезнуть, или быть замененной автоматизацией.
Еще 50 лет назад было нужно много секретарей-машинисток и крайне мало специалистов по мобильной связи (первые работы в этой области начались в конце 1940-ых), сейчас ситуация обратная – потребность в машинистках практически исчезла (почти все сами печатают на компьютерах), а вот людей, связанных по работе с мобильной связью много. И вряд ли кто-то мог это предсказать 50-70 лет назад.

Если будут не нужны рабочие на заводах, программисты, официанты или водители-дальнобойщики, то появится спрос на что-то другое, что мы сегодня не ценим или делаем сами, или не делаем вовсе, т.к. нам не приходит это в голову.
Если некое новое дело А смогут качественно делать 40% желающих, а новое дело Б – 3%, а спрос будет в размере 20% всех занятых на А, и 6% занятых – на Б, то платить за А будут мало, а за Б – много (в связи с разницей в спросе и предложении). Хотя если бы мы, сегодняшние, могли заглянуть в это будущее, то удивились бы, что такая ерунда как Б оценивается столь высоко.

При этом стоимость товаров, которые производят роботы, будет заметно ниже сегодняшней, так что вопроса о еде и насущных вещах не будет, зато будет высоко цениться нечто бесплатное или незамечаемое сегодня.

Собственно об этом и пишет правый публицист. Но, похоже, что очевидное для него далеко не для всех остальных столь же элементарно и понятно. Надеюсь, что после примера из книги и сопутствующих рассуждений, и Вам, дорогой читатель, картина в основном ясна.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.