Этика и мошенничество

Все сотрудники банков в Северной Америке обязаны проходить сколько-то обязательных тренингов, связанных в том числе с защитой конфиденциальной информации и основными законами, нарушение коих может повлечь уголовную ответственность. Возможно, тоже самое происходит в большинстве банков мира, но я знаю только о ситуации на этом континенте.

И вот в одном из обучающих видео, посвященных предотвращению мошенничества, обнаружил такой пример, представивший интересную этическую задачку. Якобы история взята из реальной практики банка.

Нового сотрудника пригласили на вечеринку, где были еще пара человек из банка. Новичок упомянул свои финансовые трудности и о том, что хочет быть частью команды. Ему предложили выяснять периодически кое-какую информацию о клиентах банка, сообщать ее начальнику, чтобы получать дополнительные выплаты наличными. Сотрудник пообещал подумать, а потом сообщил в соответствующий отдел. В результате кого-то уволили, а кому-то даже грозит уголовное преследование.

Обычно оценка этических поступков базируется на сравнении вреда, который причинен каждой из сторон. Судя по сообщенной информации, от действий мошенников никто не пострадал, а вот увольнение и уголовное дело – это колоссальный вред. То есть с этической стороны честный сотрудник оказался плохим?

Сдавать своих – в некоторых группах, субкультурах и культурах один из самых осуждаемых поступков. Не сказать, что такая модель поведения напрочь не свойственна англосаксам. Можно посмотреть, например, на позиции большей части американских СМИ, разделенных по партийным линиям: действия осуждаются или защищаются в зависимости от того, демократ или республиканец их совершил.

Тем не менее этическая оценка не равна осуждению “чужих” или защите “своих”. Из-за сложности и неоднозначности её мало кто любит проводить.

Когда мы рассматриваем этическую задачку, видимо, надо подходить к ней также, как Фредерик Бастиа предлагал относиться к экономике – с точки зрения не только видимых (читай – легко замечаемых, очевидных), но и невидимых последствий, например, что было бы при альтернативном развитии событий.

Итак, давайте задумаемся: если за получение некоей информации платили, значит некая ценность в ней была, значит использование этой информации могло принести существенно большую выгоду, чем выплаченная сотрудникам сумма. Логично? Я не хочу спекулировать, как собирались могли информацию мошенники, это не принципиально. Важнее иное: клиенты банка на подобное использование разрешение не давали, а значит подобные действия, если бы о них узнали сами клиенты или надзирающие органы, привели бы к скандалу в прессе, удару по репутации банка и большим штрафам.

Штрафы могут быть весьма существенными – даже не миллионы, а сотни миллионов, а то и миллиарды долларов. Поскольку коммерческие банки ныне деньги не печатают, то вместо того, чтобы использовать средства для других проектов, на которых можно было бы занять десятки, а то и сотни сотрудников, из-за штрафа банк не сможет удержать имеющихся или нанять новых работников.

Поскольку на рынке финансовых услуг имеется достаточно острая конкуренция, репутационные потери достаточно быстро превращаются в отток клиентов или замедление притока последних: я сомневаюсь, что кто-то из читателей хотел бы, чтобы детали его доходов и расходов или какая-либо еще конфиденциальная информация утекали неизвестно к кому. Таким образом и с этой стороны банку грозит сокращение доходов и, как следствие, сокращение штатов.

Таким образом мы должны сравнивать не увольнение нескольких сотрудников, замешанных в мошенничестве, и ничтожный вред некоему количеству клиентов, а сокращение штатов или невозможность их расширить из-за действий небольшой группы мошенников. Причем мошенников явно меньше, чем тех, кого в случае скандала не наняли бы на работу, а то и уволили. В нашей задаче видимая часть – уволенные мошенники, а невидимая – люди, которых или не наняли бы, или сократили, когда действия мошенников в конце концов вскрылись бы.

Еще один аспект истории – жестокость наказания: вроде как за небольшой проступок, от которого никто практически не пострадал, людей уволили, а кому-то и срок грозит! Узнали об истории, остановили мошенничество, штраф и репутационные потери не грозят, зачем людям жизни рушить?

В значительном проценте случаев люди реагирует на стимулы, отрицательные и положительные. Если негативный стимул небольшой, а положительный существенный, то больше людей будут готовы рискнуть сделать нечто плохое. Одних поймали и всего-навсего отругали, другие, узнав, что толком никаких последствий не было, попробуют сделать тоже самое или нечто еще более опасное.

Второй момент, если людей не уволить, они смогут через некоторое время перейти в другой банк и займутся тем же, а вот увольнение за нарушение кодекса поведения всплывет при самой поверхностной проверке трудовой биографии. Таким образом жестокость наказания предотвращает воспроизведение проблемы в другой фирме, которая тоже пострадает финансово и будет вынуждена уволить сотрудников или не сможет нанять новых.

Может прийти мысль, что коли один банк не берет на работу, т.к. клиенты от его услуг отказываются, то обязательно возьмет другой, к которому клиенты переходят. Однако не будем забывать, что мы говорим не только об оттоке клиентов, но и о больших штрафах, которые должен заплатить “пойманный на горячем” банк. Эти средства не будут направлены его конкурентам, т.е. никаких новых проектов, которые смогут поглотить уволенных или не нанятых сотрудников, в остальных банках не появится.

Теоретически за серьезные нарушения банк могут закрыть, но поскольку ни одно западное правительство не заинтересовано в том, чтобы одномоментно на улице оказались сотни или тысячи людей, что резко ударит и по экономике страны, и по отношению к самому правительству, то данный сценарий я не рассматривал.

Впрочем и без наихудшего варианта теперь, надеюсь, очевидно, что непропорциональности между вредом, причиненным проступком, и наказанием нет.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.