О художественной жизни Сан-Франциско и не только

Естественно, турист замечает совсем не то, что местный житель – в чем-то больше, в чем-то меньше. Потому заметки о посещении музеев не могут претендовать на полноценное описание художественной жизни большого города, ведь в последней играют роль и небольшие галереи, и частные собрания, куда можно попасть на концерт, а то и доступные публике, зашедшей в помещение, принадлежащее той или иной корпорации. Тем не менее рискну сказать, что в большинстве случаев именно музеи определяют художественный климат города, именно в них формируется художественный вкус молодежи, уровень постоянной экспозиции музеев служит отправной точкой для временных выставок.

Следует учитывать, что в самом городе Сан-Франциско (далее – СФ) менее 900 тысяч жителей, хотя с пригородами насчитывается более 4.5 млн. Для сравнения в Торонто – 2.5 млн, а с пригородами – более 5 млн, но плотность населения в Торонто в 1.8 раз меньше, хотя у нас заметно выше высотных домов, чем в СФ.

Итак, музеи Сан-Франциско. Вернее, три художественных музея города: “Почетного легиона“, де Янга и Сан-Францискский Музей современного искусства (SF MoMA). Первые два музея имеют формальную крышу и называются – “Fine Arts Museums of San Francisco“, что выражается в том, что на оба музея покупается один входной билет, а вот посетителей считают раздельно, т.е. фактически официальные 1.4 млн в год следует разделить на два (для сравнения в Лувре и НЙ Метрополитене – более 7 млн в год, в Эрмитаже – более 4 млн, в Третьяковке – 2.3 млн в год, а вообще в первой десятке музеев изобразительных искусств мира по числу посетителей – четыре лондонских музея и по одному из 6 других городов).

Музей “Почетного легиона был построен в 1924 году как копия французского павильона на Всемирной выставке 1915 года, а тот в свою очередь был создан по подобию парижского “Дворца Почетного легиона” (“Palais de la Légion d’Honneur“). Музей является местом памяти 3600 калифорнийцев, погибших во время Первой Мировой.

Legion of Honour - SF
Здание музея со статуей “Мыслителя” Родена перед ним

В постоянной экспозиции помимо европейских художников третьего ряда (Джамбаттиста Питтони, Биччи ди Лорензо и множество других, еще менее известных – такой обширной подборки малоизвестных мастеров прошлого я раньше не видел), имеются работы (в основном по две каждого) Рубенса, Рембранта, Эль Греко, Гейнсборо, Дега, Регуара, Моне, Писсаро, Сёра, Сезана. На мой вкус это куда более интересная коллекция, чем имеется в музеях Торонто или Монреаля.
Музей удобный, классический по стилю, перед значительным количеством работ можно сидеть и наслаждаться мастерством художника и красотой живописи.

Выставка в настоящее время посвящена парижским модисткам конца 19 века, несмотря на имена известных художников той поры, это в общем-то набор графики, пастелей, набросков и этюдов, объединенных тем, что изображены женщины (есть несколько мужских изображений) в шляпках. Сия продуктивная дебютная идея может быть развита в направлении перчаток, сумочек, зонтиков, бус, браслетов, сережек, брошек, кофточек, платьев, туфелек, чулок, юбок и т.д. Поскольку импрессионисты и пост-импрессионисты рисовали быстро и много, особенно откровенной халтуры, то можно ожидать еще много таких выставок…

Несмотря на откровенную бездарность куратора, если бы я жил рядом с СФ, я бы взял семейное (или индивидуальное) членство в музее – не только ради возможности помедитировать напротив картины Томаса Лоуренса или Гейнсборо, но и бесплатных органных концертов, которые проходят по субботам и воскресеньям (но до февраля 2018 у них перерыв в связи с подготовкой выставки Климта и Родена). Кстати, индивидуальное членство дает возможность бесплатно проводить одного человека, т.е. вполне достаточно для семьи из двух 🙂

Музей де Янга, расположен в живописном парке Золотых ворот. Там же расположена местная академия наук с музеем естественной истории, планетарием и аквариумом.

SF - Golden Gate park
Это не музей, это парк

Поскольку в ходе объединения с музеем “Почетного легиона” коллекция европейского искусства была передана туда, а музей де Янга получил собрание антропологических редкостей, то сегодня музей располагает небольшой коллекцией американской живописи, где я бы выделил картины Фредерика Черча и Джона Копли (куда более интересные их работы можно увидеть в Национальной галерее в Вашингтоне), а также псевдо-искусство всяких примитивных племен Африки, Америки и островов Индийского и Тихого океанов (почему “псевдо” поясню ниже).
Единственное, что в этом музее пристойно – это кафе 🙂

Музей современного искусства Сан-Франциско до 9 октября проводит выставку Эдварда Мунка, но о ней я напишу отдельно, ибо она того заслуживает! Собственно сам музей демонстрирует, сколь глупо и бездарно можно потратить большие деньги. Да, в коллекции есть сколько-то работ Анри Матисса, Рене Магрита и Вильема Кунинга, но в основном нечто подобное:

Mark di Suvero - What will I do without Euridice
Нет, это не “Я пробовал построить стол, увы, не очень получилось”, сия конструкция из досок, гвоздей и веревок называется “Что я буду делать без Эвридики?” и создана неким Марком ди Суверо. На заднем плане “шедевры” абстрактной живописи.

Когда я прошелся по нескольким залам с подобными “произведениями”, я задумался, а собственно что мы должны называть искусством?
Если отталкиваться от высказывания Кольриджа, что “поэзия – это лучшие слова в наилучшем порядке”, то можно сказать, что “искусство – это созданное человеком совершенное произведение, где любое изменение может только разрушить гармонию и ухудшить впечатление“. Или чуть более развернуто: … созданное человеком в поисках красоты произведение

Предметы религиозного поклонения примитивных племен не являются произведениями искусства, т.к. создавались они не в поисках красоты, задача у их создателей была принципиально иной. Да, “Мадонна” Рафаэля или Леонардо имеет религиозный сюжет, но это картина, а не икона. Ее главная ценность – продемонстрировать красоту (и мастерство), а не заставить верить в идола или бога, не убедить, что младенец Иисус – более велик, чем другие боги и т.д.
Тотемные столбы, идолы с островов Тихого океана и т.п. создавались для воздействия на религиозное чувство зрителя, – главным образом страх, чувство собственной малости/ничтожности, напоминать о грядущей смерти и т.д., – а не на его эстетическое чувство. Потому марксистская идея о приравнивании всех артефактов, кои можно выставить в музее, к произведениям искусства в корне ошибочна. Маски для религиозных церемоний и ремесленные изделия африканцев, полинезийцев и индейцев, оказавшие в музее изящных искусств являются отличными примерами “псевдо-искусства”.

Из вышесказанного впрочем не следует, что скульптуры богов древних Греции, Рима или Египта не могут являться произведениями искусства: могут, если явно демонстрируют поиск красоты создателем. Кстати, тоже самое относится к скульптурам инуитов (канадских эскимосов) – резать по камню и моржовой кости они начали в начале 19 века, чтобы дарить подарки миссионерам, т.е. в явном поиске красоты.

Если же мы посмотрим на неудачно слепленный стол на фото выше, то мало того, что можно дать этой дребедени любое название (“На Берлин!”, “К победе коммунизма!”, “Вечный полет птиц” и т.д.), так еще и изменение углов, изменение мест крепления веревок, перемена частей местами ничего не изменят. Можно и в этом случае будет нести ту же ахинею о замысле художника или о чем угодно другом.
Тоже самое касается и пятен красок на “картинах” за не получившимся столом – их можно вырезать и переклеить на иное место, изменить цвет, форму и т.д. – абсолютно ничего не изменится.
О чем можно думать, глядя на бессмысленные пятна краски на холсте или странную конструкцию из дерева? Да о чем угодно – хоть о Эвридике, как предположил автор “стола”, хоть о нацизме, хоть о победе коммунизма, хоть о сингулярности, истории Тибета в 17 веке, научной организации труда Тейлора, конвейере Форда или кельтских рунах.

Теперь давайте посмотрим на “Женщину в шляпке” Анри Матисса из того же музея современного искусства:

Henri Matisse - Woman with a hat
(за свой фотографический кретинизм в очередной раз извиняюсь, а тут еще камера смартфона добавила аберраций – кажется, это называется “отрицательная дисторсия”)

Как и в любой реалистичной картине, поменять части местами нельзя (в отличие от картины абстрактной), но из-за того, что цвета несколько непривычные, да и мазки экспрессивно-широки, может показаться, что можно изменить цвета, добавить деталей, сделать рисунок тоньше и т.д. Безусловно, можно. Следует ли из этого, что Матисс не смог отразить красоту, что изменение ухудшит произведение? Я бы рискнул сказать, что Матисс несомненно искал красоту, но его поиски не означали нахождения им оной. Впрочем куда важнее то, что изменение цвета теней на лице или на стене, изменит/разрушит гармонию, а более скрупулезные, мелкие, точные мазки лишат картину экспрессивности, эмоциональности.
Назвать картину “Утро в саду” или “Полет шмеля” нельзя, можно было бы найти имя позировавшей, но по сути она все равно останется дамой в шляпке. И смотря на нее, нельзя думать о разрушении Герники, Алжирской войне, оккупации Западной Сахары Марокко или проблемах профсоюзов Франции, думать зритель все же будет о женской красоте, о чувствах и переживаниях изображенной, о том, что может ее беспокоить, о ее чувствах к художнику или тому, кого она представляла на его месте. Так что картина Матисса – это произведение искусства, а вот конструкция ди Суверо – ни в коей мере, хотя и за то, и за другое заплатили деньги коллекционеры/музей искусства.

Разумеется, Вы, дорогой читатель, можете не согласиться с предложенным определением искусства и тому, что из оного вытекает, но хочется верить, что даже несогласие будет конструктивным, и Вы найдете упущения данного подхода и попробуете придумать свой, более удачный. А на большее никакой эссеист и не может рассчитывать, чем на то, чтобы дать повод читателям повод задуматься 🙂

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третьей", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задумываться над проблемами вместо того, чтобы радостно получить от кого-то лёгкий для понимания однозначный ответ, толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.