О психологии и этике непорядочности

Неделю назад, 20 июня, Шендерович опубликовал эссе, закрученное вокруг фразы Григория Померанца, что стиль полемики важнее предмета полемики. В целом позиция Шендеровича сводилась к защите покойного Баталова от нападок за его “крымнашистские” взгляды.
Через несколько дней Каспаров возразил: не стоит равнять профессиональные достижения и человека в целом, особенно с учетом того, что, мол, идет война, потому нет места для полемики с врагами.
Еще через несколько дней, 26 июня, Игорь Яковенко разобрал обе заметки, указав на недочеты (оборванные цитаты, логические ошибки) в тексте Шендеровича, а также на чрезмерную “максималистичность” ответа Каспарова. В целом Яковенко занимает в некотором роде промежуточную позицию.
Если Вы, дорогой читатель, не читали ни один из упомянутых текстов, то я бы порекомендовал ограничиться заметкой Яковенко, которая аккуратно отражает позиции двух других участников полемики и выделяет их ошибки.

Позволю предложить несколько иной взгляд на ситуацию. Сразу признаюсь, что к моему удивлению, по сути поддерживаю точку зрения Каспарова.

Яковенко начинает с ошибочного аргумента – о равновеликости участников данного спора сравнительно со спором Кашина и Алексиевич. Чем при обсуждении политики Алексиевич значительнее Кашина я честно не понимаю: он журналист, она писатель, рассуждения о политике и у него, и у нее примитивные и поверхностные, у каждого есть сторонники и приверженцы, но количество последних не делает взгляды участников дискуссии более логичными, крепче привязанными к фактам и т.д., как не имеет ни малейшего отношения к делу полученная Алексиевич Нобелевская премия.
Как сатирик или теле-персонаж Шендерович на голову-другую значительнее Каспарова, как шахматист или фигура, знакомая западной элите, Каспаров в не меньшей степени значительнее Шендеровича. Если “равновеликость” определяется тем, что обе фамилии известны русскоязычной публике, то давайте добавим в компанию еще и Удальцова. Насколько это усилит этическую аргументацию? Или нельзя, т.к. Яковенко не назвал в данной статье Удальцова среди своих приятелей?

Дерзну предположить, что в этических спорах не может быть “неравновеликих” участников. Да, профессор этики может прочесть намного больше книг, но это не означает автоматически, что его суждения будут более точны, чем у тех, кто меньше знаком с разными точками зрения по некоей проблеме.
Впрочем предполагаемая “равновеликость” участников споров об этике не отменяет тот факт, что внимание, кое может привлечь известная фигура, и то, что привлечет безвестный блоггер, будут различаться на несколько порядков. Но, как все понимают, возможность донести свою позицию до широких масс отнюдь не идентична правоте оной позиции.

Теперь давайте задумаемся о фундаменте позиции Шендеровича – предположении Померанца о превосходстве стиля над субстратом полемики. На ум сразу же приходят два примера – пустые светские разговоры и стеб протестантов над католической схоластикой в виде фантастического обсуждения количества ангелов, кои могут поместиться на острие иглы. Доведение до абсурда? Разумеется, но как это противоречит высказыванию о большем значении стилистики?
Я нисколько не сомневаюсь, что Померанц заслуживает всяческого уважения и цитирования, но я не вижу никаких оснований для того, чтобы упомянутую фразу числить чем-то глубоким или имеющим смысл в контексте нашей дискуссии. Не исключено, что Шендеровичу нужно было найти хоть какую-то поддержку для своей позиции (спекуляция, почему он может ее занимать, ниже), вот и всплыла фраза в памяти, а критически разобрать ее желания не было.

Безусловно, для того, чтобы дискуссия имела место, участники должны хотя минимально придерживаться правил приличия и не выливать друг на друга помои и не вцепляться друг другу в глотки (иначе вместо дискуссии будет срач или драка). Но дьявол, как известно, в деталях.

В очень хорошей книге Роберта Чалдини (Robert Cialdini) “Влияние” (Influence: The Psychology of Persuasion” – не уверен, есть ли русский перевод именно этой книги, но есть переводы других) рассказывается о том, как китайские коммунисты обрабатывали американских военнослужащих, захваченных в ходе Корейской войны. Китайцы просили написать фразу о том, что в Америке не все замечательно. Потом прочитать ее вслух, потом добавить немного деталей, что же именно “не полностью в шоколаде” и т.д. В итоге практически все пленные американцы в той или иной степени сотрудничали с китайцами – или подписывали петиции, или выступали с радио-обращениями, или родным писали об ошибочности войны (поддержанной резолюцией СовБеза ООН, т.е. на 100% законной и правильной; для тех, кто не в курсе, в это время Союз бойкотировал заседания, т.к. “китайское” место в СовБезе было отдано Тайваню, а не КНР) и т.д. и т.п.

Поскольку люди склонны демонстрировать постоянство своей позиции, озвучив некие взгляды, постепенно начинаешь считать их своими собственными. Чем и воспользовались коммунистические пропагандисты.

Если мы от событий начала 1950-ых перейдем к происходившему с 2014 года в РФ, то легко – по аналогии, – придем к заключению, что подписанием всяких официальных писем, заявлений и т.п. деятели культуры “встают на скользкую дорожку” (“slippery slope”), коя неизбежно приведет их к принятию и полному разделению кремлевской позиции о правомерности захвата чужой территории и вообще всего, что можно утащить безнаказанно.

Кажется, некоторые жесты очень малы, чтобы по ним делать выводы, а то и вообще являются ложью, ибо имена некоторых известных людей вносились в списки “крымнашистов” без консультаций с самими людьми, но психологический механизм достаточно силен, чтобы вызвать идентификацию людей с тем, что им приписали и от чего они не успели достаточно быстро отказаться. Если момент был упущен, дальше человеку было проще смириться, а потом и сжиться с поддержанием оккупации Крыма.
А ведь стоит принять во внимание еще и то, что значительная часть российских учреждений культуры зависят в значительной степени от господдержки, то лезть на рожон (и спорить с Кремлем и ликующими от чувства имперской мощи толпами) оснований не было практически ни у кого.

Каспаров, как человек далекий от московской богемной тусовки, может позволить себе принципиальность, а Шендерович, как я подозреваю, желающий продолжать тусоваться, рвать отношения с множеством людей из этой самой тусовки не хочет. Посему – это чистой воды спекуляция, признаю, -Шендерович решает заняться аутотренингом и убедить самого себя, что публика эта совсем не испорченная, она только чуть-чуть “подмахнула” власти, но в целом совсем “затокрымнашистские” настроения не разделяет.

Интересно, что никаких фактов в поддержку собственной позиции Шендерович привести не может. А вот психологическая логика работает против него: подмахнувшие хоть одну петицию, хоть однажды публично поддержавшие захват куска украинской территории неизбежно придут к тому, что будут искренне убеждены, что это правильное действие, что Крым – исконно российская земля и т.д.

Так что максималист Каспаров, как мне кажется, оказался ближе к правде, чем разделяющий более умеренные взгляды Шендерович.

Давайте двинемся дальше. Когда говорили об интеллигенции, не как о “социальной прослойке”, а в смысле “совести нации”, то подразумевали повышенную чувствительность интеллигенции, как группы, к несправедливости, ко лжи, критический настрой по отношению к власти. По сути мы говорим о тех, кто задавал самую высокую морально-этическую планку для данного общества (для простоты будем говорить исключительно о российской и советской интеллигенции, вопрос существования интеллигенции в других обществах оставим в стороне). И если мы строгость этических суждений, – а не формальную принадлежность к некоторым профессиям, например, к артистам, писателям, художникам и т.д., – вынесем в определение интеллигента, то обнаружим, что все, кто поддержал захват чужой территории “вежливыми зеленными человечками”, не могут считаться интеллигентами.

Человек мог оставаться интеллигентом, если, к примеру, критиковал украинскую власть по вопросу о русском языке (сложный и спорный вопрос, но не противоречащий высоким этическим стандартам), но как только этот самый человек выражал поддержку аннексии Крыма, он тут же лишался права зваться интеллигентом, т.к. демонстрировал симпатию к лжи, несправедливости и неспособность критически относиться к действиям правительства. То есть во внутри-украинском споре можно оставаться интеллигентом, занимая (почти) любую позицию, но как только спор превращается в спор Украины и внешнего захватчика, тот, кто на стороне захватчика, перестает принадлежать к интеллигенции.

То есть российская оппозиция не должна заискивать перед, возможно, неплохими (когда-то или до сих пор) профессионалами из мира театра, кино, литературы, живописи, науки, называя их интеллигентами, когда они таковыми не являются. Не обязательно называть их мерзавцами и подонками, но обязательно подчеркнуть, что к интеллигенции все эти подписанты-“затокрымнашисты” касательства не имеют.

Бесполезно надеяться, что вдруг проснется совесть, вдруг они признают, что, мол, по ошибке поддержали оккупацию части украинских земель в Лугандонии и аннексию Крыма… Нет, ничего подобного подавляющее большинство из них не выдадут, т.к. они давно искренне полагают, что Крым оттяпали правильно. И точно также не стоит из-за этих надежд на сказочное превращение называть интеллигентами тех, кто давно не таковыми является (и не факт, что хоть когда-либо являлся! еще раз: быть можно замечательным актером, не будучи интеллигентом ни на грош!).

Насколько может быть эффективна тактика отказа в интеллигентности тем, кто поддерживает Кремль? На тех, кто уже по уши изгваздался в поддержке аннексии и оправдании прочих мерзких поступков властей, это особо влияния оказать не может. Но на тех, кто еще не успел, кто не был задействован, и кто полагает интеллигентность положительным качеством, это должно оказать воздействие.
Другой вопрос – насколько важно для современных россиян быть интеллигентами или даже не для среднего россиянина, но для той части россиян, что ощущают себя в оппозиции нынешнему режиму… На это у меня ответа нет.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.