Почти в защиту теологии

В “Новой газетеобсудили первую присужденную ВАКом кандидатскую степень по теологии. “Обсудили” не совсем верное слово, буква “Б” в нем должна бы стоять в скобках. Поскольку основное внимание “спецкор” уделила негативным отзывам пятерых биологов о защищаемой диссертации.

Как человек далекий от православия (и христианства в целом), симпатизирующий борьбе с плагиатом в российской науке и совсем не симпатизирующий нынешнему российскому мракобесию, подогреваемому кремлевской политикой, я, тем не менее, считаю, что критиковать тоже надо уметь, в противном случае можно запросто допустить кучу ошибок и больше навредить делу, которому хотел помочь.

Что же возмутило биологов?
– автор кандидатской сослался на “личный опыт веры”, а это не научный метод;
– защитившись, теологи смогут преподавать в светских ВУЗах, что может привести к тому, что “следующим главой РАН запросто сможет стать, например, митрополит Иларион”;
– в Web of Science один из критиков статей защищающегося не нашел;
– индекс Хирша в лучшем случае равный единице, мол, у его студентов выше.

Поскольку диссертация называлась “Разрешение проблем Русского богословия XVIII века в синтезе святителя Филарета, митрополита Московского“, то критики привели сколько-то цитат, негативно характеризующих Филарета. Что якобы должно было опровергнуть значимость последнего, но доказывало только неоднозначность фигуры последнего. Цитаты не опровергали утверждения, что “в области церковной жизни, и в области богословия он был безусловным авторитетом для современников”. Зачем демонстрировать слабость собственной логики?

Российский ВАК требует наличия 3 публикаций в журналах из своего списка, при этом не требуется, чтобы эти статьи цитировались хоть кем-то. Равно не требуются публикации в зарубежных журналах. Поскольку не обязательно написать статью, которую кто-нибудь процититует, индекс Хирша, позволяющий оценить усредненное качество всех статей автора, может быть и 0, и 1. К утверждению диссертации это отношения не имеет.

Биологи должны учитывать, что количество статей и цитирований в разных направлениях может здорово разниться. Например, если мы посмотрим журнальный индекс Хирша для статей за 2011-2015 годы, то на первом месте обнаружим “Nature” с минимальным числом ссылок на каждую статью в издании в 379, а на втором обнаружим “The New England Journal of Medicine” с показателем в 342. На первых пяти местах в этом списке мы находим 3 чисто медико-биологических журнала и два два, имеющих соответствующие разделы (Nature” и “Science). А если посмотрим на топ-журналы по теологии, то обнаружим, что самый “крутой” из них Journal of Psychology & Theology обеспечивает всего 10 ссылок на каждую статью, опубликованную в 2011-5 годах. То есть биологи предлагают сравнение яблок с апельсинами.

Можно сравнить и топ-авторов, а не топ-журналы, картина будет в общем сходной: самый цитируемый биолог Bert Vogelstein из университета Джона Хопкинса имеет общий индекс цитирования в 328130, а самый цитируемый автор по теологии – Fraser Watts имеет всего 7826, причем в основном за статьи по психологии (есть еще Satheesh Kumar из Бангалора с 9021, но там явная ошибка, т.к. упоминаются статьи по медицине с высоким рейтингом, где среди авторов Кумары с другими инициалами, а Сантиша нет).
То есть различия между биологами и теологами с точки зрения наукометрических показателей – примерно порядок-полтора.

Я в принципе согласен, что “личный опыт веры” к науке отношения не имеет, но если мы посчитаем диссертации, принимающие во внимание оный опыт, заслуживающими лишения степеней (вернее изначального “неприсуждения”), то придется дезавуировать практически все кандидатские и докторские, защищенные года до 1987, т.к. в оных демонстрировалась личная вера в учение Маркса, Энгельса, Ленина. Или все же войдем в обстоятельства, несмотря на то, что строгим научным критериям, упоминаемым критиками, – типа “не принимать на веру никакие непроверенные, непроверяемые и необоснованные предположения” или что “в науке не существует абсолютных авторитетов”, – обязательные для диссертаций ссылки на классиков марксизма не соответствуют?

Диссертацию протоиерея Павла Хондзинского следует сравнивать с диссертациями в той же сфере. Поскольку это была первая кандидатская по теологии в РФ, придется оглянуться на мир за пределами границ РФ. Я пролистал несколько диссертаций по теологии, защищенных в университете Сент-Эндрю, Эдинбургском университете, Гарварде и университете Торонто (как выясняется, наш университет по данному направлению по одному из рейтингов четвертый в Северной Америке, опережая Гарвард, Принстон и Йель). Требуемый биологами научный подход в них отсутствует.
Равно не присутствует он в диссертации, защищенной в Бостонском университете неким Мартином Лютером Кингом. Российские биологи полагают, что имеют право учить весь мир, т.к. знают лучше, чем все остальные?

Однако не менее важно и то, что критерии научности у биологов, напавших на теолога, – их личные. Общепринятый критерий науки – придуманный Карлом Поппером принцип “фальсифицируемости” – возможность придумать хотя бы мысленный эксперимент, который докажет неверность данного положения. Оному критерию не соответствует большая часть работ по гуманитарным и социальным наукам, а заодно и геологии, астрономии, климатологии, плюс значительная часть статей по теории эволюции. Какой из этого можно сделать вывод? Будем настаивать на строгости критериев везде или исключительно выборочно, в тех направлениях, которые лично нам не симпатичны?

К чему я веду? Нет, не к тому, что в российской науке всё в порядке, или что следовало вводить теологию в число “научных дисциплин”, коли ее там не было почти 100 лет. Но нападки на одно из направлений, когда аналогичные проблемы других направлений остаются без внимания, как раз и демонстрируют то, в чем критики обвиняли новоиспеченого кандидата теологии – принятии на веру или согласии с некими авторитетами, что философия или социология – науки, а теология – нет. Как можно понять из слов официального оппонента, обсуждаемая диссертация – примерно такого же уровня, как большинство (если не все!) философских диссертаций в современной России. Низкий уровень? Плохо. Но нельзя пенять только одной диссертации по теологии, закрывая глаза на точно такую же проблему в остальных сферах. Как нельзя придумывать некие критерии оценки, коим не удовлетворяют диссертации, защищенные в уважаемых университетах других стран, без того, чтобы продемонстрировать неправоту этих университетов. Российские биологи до неприличия скромно полагают, что могут указывать Гарварду или Эдинбургскому университету, что заслуживает степени, а что нет?

Я понимаю, что в РФ идет борьба между выгодным Кремлю мракобесием, которое насаждают не хуже, чем в Иране или сегодняшней Турции, и остатками светского общества. Но я также понимаю, что все попытки жульнически что-то оспорить бьют рикошетом по тем, кто попытался сыграть нечестно. Если же спор нельзя выиграть честно, без демагогических или эристических приемов, возможно, позиция, кою мы защищаем, не столь уж однозначно верная и основанная на фактах.
Дело не в высоких критериях для одной из сторон, но в том, что разоблачить жульничество не так уж сложно, а разоблачив, можно дальше игнорировать все использованные – и, не исключено, верные! – аргументы и доводы. Потому и не стоило нападать на теологию таким образом.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , . Bookmark the permalink.

2 Responses to Почти в защиту теологии

  1. Поскольку я имею дело с российскими биологами, могу сказать, что это люди крайне негуманитарные. Они воспринимают науку как описание результатов экспериментов со статистической обработкой. Вопросов методологии они, как правило, не понимают, потому что экспериментальная биологическая работа требует такого количества рутинного труда, что на всякие “глупости” времени просто не остаётся. Думаю, что тут работает не какая-то профдеформация, а именно отбор: в России биологией могут заниматься только очень усидчивые и некреативные люди, таким людям более высокие сферы недоступны. Те, кому доступны, займутся чем-то более возвышенным, той же теологией, философией, математикой, наконец. А типичные биологи с трудом способны разобраться в химии и математике, статистику они используют в режиме культа карго, “так надо”, “чтобы было”, не понимая математического смысла применяемых инструментов. Так что я не удивлён их недалёкой критике, она очень типична.

    По идее, выход из этой ситуации – это автоматизация труда русских биологов, чтобы там могли работать более умные и креативные люди, способные увидеть чуть дальше своего носа. В принципе, это не отменяет определённых проблем теологии (ведь по идее, теология – это изучение священных книг научными методами, а не сочинение на тему), но нельзя забывать и о том, что гуманитарный идеал научности – вещь не на пустом месте созданная. Я бы предположил, что диссертация должна делаться с научной строгостью (например, вместо личного опыта веры – какие-нибудь опросы), а выражение своей индивидуальности как учёного-гуманитария следует оставить для монографий.

    • khvostik says:

      –место личного опыта веры – какие-нибудь опросы–

      Сергей, боюсь, что если будут опросы, получим диссертацию по социологии или социальной психологии, а не по теологии. те диссертации, что я просмотрел, по сути разбирают философские вопросы.

      в защиту российских (по образованию) биологов. на пятом месте в мире по рейтингу цитирования по биологии – выпускник МГУ, работающий в Штатах. в его лаборатории много выходцев из бывшего Союза. то есть я бы не говорил, что дела совсем плохи. возможно, большинство тех, кто никуда не поехал, слабы, но в любой профессии большинство специалистов не особо высокого уровня.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s