“Médée”

Не так давно слушал в специализирующейся на барочной музыке “Опера Ателье”Медею” Шарпантье.

Давайте начнем с озвучки: великая Magdalena Kožená

Картинка в клипе не особо важна, т.к. в Торонто всё выглядело куда менее выпендрежно, видимо, ближе к оригиналу XVII века:

Medee - Medea and Jason
Медея (сопрано Peggy Kriha Dye) и Ясон (тенор Colin Ainsworth)

В общем и целом либретто следует классическому сюжету: преследуемые Ясон и Медея укрылись в Коринфе, Ясон не только отдаляется от Медеи, но и – из как ему кажется стратегических соображений, – решает приударить за дочерью царя Креонта – Креусой (в русских текстах обычно ее называют Главкой). Последняя отвечает взаимностью, да и сам царь Коринфа непрочь видеть героя своим зятем. Так что Медее предписано удалиться из города, оставив детей с Ясоном.
Пришедший, чтобы выдворить Медею царь Креонт вместе со своими солдатами первым падет перед могуществом черной магии: сначала его солдаты откажутся ему повиноваться, а потом и он, обезумев, покончит собой. Видя, что по причине многочисленности врагов, вариантов на победу у нее нет, Медея использует создает заколдованно-ядовитый наряд для своей соперницы. Ничего не подозревающий Ясон вручает невесте красивое платье. Одев наряд, Креуса вскоре начинает чувствовать действие яда, но сорвать с себя ткань, дабы уменьшить мучения, не удается из-за наложенного колдовства.
Последними Медея убивает своих с Ясоном детей, а зачем улетает с помощью волшебства, оставив Ясона мучиться над трупами всех тех, кто был ему дорог – детей, невесты, потенциального тестя и покровителя.

Одним словом, в значительной мере это версия основана на Медее” Еврипида, но с добавлением линии любви к Креусе, а не простого отвержения Медеи Ясоном (согласно Сенеке).

Medee - Creon and soldiers
Солдаты обращаются против Креонта под воздействием волшебства Медеи

“Опера Ателье” собрала достаточно сильный состав: пару звезд мирового уровня – сопрано Мирей Асселин, недавно дебютировавшая в Метрополитен-опера, в роли Креусы, и тенора Колина Айнсворфа, выступавшего в Ковент-Гардене, в роли Ясона, и пару известных в Северной Америке – сопрано Пегги Криха Дай в роли Медеи и драматического басса Стефена Хегедуса; прочие исполнители пока богатым послужным списком похвастаться не могут, но все были очень хороши.

Театральный критик в “The Globe and Mailназвал постановку близкой к идеалу. С учетом красивых костюмов, небольшой собственной балетной труппы, специализируюсцейся на барочных танцах (упрощенный вариант балета), а также сильного барочного оркестра и хора “Тафельмюзик“, сопровождавших действие на сцене, я целиком поддерживаю такую оценку.

Одной из интересных особенностей “Медеи” является отсутствие положительных персонажей среди главных действуюших лиц. Кого ни возьмешь – или эгоист, или еще хуже: Ясон предал женщину, которая помогла ему совершить подвиг, коей он клялся в любви и верности, Креонт нарушил долг гостепреимства и попытался выгнать беззащитную женщину, Креуса/Главка замышляла против гостьи, царь Аргоса Оронт предлагал Креонту помощь против врагов, но лишь в обмен на руку дочери царя, т.е. с надеждой получить в последствии и Коринф, Медея вполне могла спастись вместе с детьми с помощью волшебства, но предпочла убить и царя, оказавшего ей гостепреимство на несколько лет, и его дочь, и своих собственных сыновей только ради того, чтобы причинить боль Ясону.

У Еврипида Медею должны были изгнать вместе с детьми, у Сенеки Креонт собирается оставить детей себе, в опере Шарпантье либреттист Тома Корнель (брат Пьера Корнеля) чуть отходит от древне-греческих и древне-римских классиков – детей Ясон собирается оставить себе. Это добавляет психологической глубины: дети важны Ясону, потому их смерть должна быть для него наказанием.

Еще одна удачная находка либреттиста: введение в действие царя Аргоса, желающего получить руку Креусы, через него пытается действовать Медея, но в мире обычных людей она по сути беспомощна, ее манипуляции примитивны и разбиваются о действия куда более искушенных хитрованов. Убедившись в собственной беспомощности, Медея вынуждена обраться к колдовству, как к крайнему средству.

В мифе о Медее есть интересный поворот: от достаточно безобидного колдовства она переходит ко всё более и более опасному, и параллельно идет движение от того, что выгодно ее близким, к тому, что вредит им. По сути это путь любого зла, покуда ему не положен предел.
А ведь можно и углубиться в психологию мужского страха перед женщиной, особенно самостоятельной, способной за себя постоять, обладающей знаниями, недоступными мужчинам, имеющей связи с богами и демонами, дающей и отнимающей жизнь, эдакой хтонической силой, которая не лишается своей мощи, куда бы ее не переносили… Сильное произведении. Пусть и в основном в драматическом, а не в музыкальном смысле.

PS: В мае “Опера Ателье” возила этот спектакль во Францию и давала его в Версале. Не самая престижная оперная сцена Европы, но, пожалуй, самая подходящая для оперы увидевшей свет в 1693 году.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , . Bookmark the permalink.

4 Responses to “Médée”

  1. Интересно, очень интересно, Даже не знал об этой опере (впрочем, неудивительно, здесь я полный Незнайка). Сразу вспомнил отличный спектакль по “Медее” Эврипида в московском театре им. Маяковского, ставил тогдашний главреж знаменитый Охлопков. Правда, бледноват был Ясон (знаменитый киноактёр Самойлов), но как мощно сыграла главную роль Козырёва (не столь знаменитая, но открытая Роммом в фильме ” Убийство на улице Данте”). Да и дух трагедии, помнится, витал на сцене.

    • khvostik says:

      Мишель, если честно, то до того, как я пошел в оперу (вернее, до того, как купил билеты), я о ней ничего не знал.
      есть огромный пласт барочных сочинений, о которых мы, выросшие в СССР, толком ничего не знали. да и на Западе немногие знают. мне просто повезло жить в Торонто, где очень мощно представлена барочная музыка.

      миф, полностью согласен с Вами, очень глубокий – из него можно столько накопать и так, по-разному развернуть! трагедия Еврипида очень сильная, если хороший режиссер и актеры!

      • Это так, культурное наследие прошлого забывается, особенно если речь идёт о т.н. втором плане Кто теперь в России помнит Верстовского (а какой хор пленниц в “Аскольдовой могиле”), оперы Серова или Аренского. Если я и вспомнил эти имена, то не по причине моей глуюокой образованности, а просто потому, что и в советское время радио несло культуру в массы.
        \

        • khvostik says:

          Мишель, не стоит принижать свою память – ведь могли и забыть эти имена, которые слышали десятки лет назад. так что все же от глубокой образованности никуда не деться 😉
          подозреваю, что и сейчас есть какие-то радиоканалы, передающие оперы и спектакли, но при наличии выбора, массы переключаются на шансон, попсу и рок.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s