Принципы и политика

Днями один из наиболее ярких правых публицистов, Бен Шапиро, высказался по поводу республиканцев, которые проталкивают закон на замену “обамахранению”. Поскольку предлагаемый документ не соответствует представлениям свободного рынка на 100% (ведь люди с уже имеющимися болезнями не будут платить заоблачную страховку, их включат в особую, субсидированную за счет налогоплательщиков группу), значит республиканцы говорят одно, а делают другое. И вообще они используют слова не в том значении.

Я не могу не согласиться с Шапиро, когда он говорит, что свободный рынок обеспечивает наивысшее качество по самым низким ценам сравнительно со всеми прочими вариантами (“A free market guarantees the highest-quality, lowest-price service in any market”). Но это на уровне высоких принципов, а решения принимаются не в заоблачной выси, а на грешной земле.

Начнем с того, что в реальности страховование здоровья в Америке и до обамовского дурного закона был сильно регулируемой отраслью. Как не приближалось к принципам свободного рынка и медицинское обслуживание (надо иметь диплом, сдать экзамены, получить лицензию и т.д.). Это только кажется, что если несколько компаний присутствует на рынке (страховых или госпиталей, или можно пойти к разным врачам и т.д.), значит перед нами свободный рынок.

Говорить о том, что американское здравоохранение в целом лучшее в мире и одновременно самое дешевое – заявление весьма смелое. Да, медицинские исследования в Америке проводятся передовые, есть много великолепных клиник, но к тому, что получает средний американский пациент сравнительно с пациентами в Германии или Израиле, это имеет косвенное отношение. Это не лучшее лечение, но заметно более дорогое.

Поскольку есть серьезное ограничение рынка для желающих работать врачами, те, кто имеет допуск на этот регулируемый рынок с лимитированным предложением услуг, получают заметно больше, чем врачи в других странах, включая страны с таким же (или даже лучше!) уровнем медобслуживания.
Сутяжничество в отношении врачей приводит к тому, что делается много ненужных, но дорогостоящих процедур, которые должны помочь отбиться от всех возможных исков. Одновременно сутяжничество означает, что врачи должны покупать специальную дорогую страховку от таких исков, что опять же увеличивает стоимость медобслуживания.

“Самые низкие цены” – хитрая категория. Если мы говорим о том, сколько платит пациент за страховку в целом и дополнительно за каждый визит, то мы можем получить “самые низкие цены” при государственном медобслуживании, как, например, в Онтарио и Квебеке в Канаде. Однако в этом случае надо принимать во внимание сроки ожидания некоторых процедур, как диагностических, так и лечебных, что приводит значительное число больных канадцев к необходимости ездить в Штаты на ЯМР-диагностику (MRI) или для лечения рака и прочих тяжелых заболеваний.

Какова стоимость для канадской экономики потерянных на ожидание в больницах и около кабинетов врачей часов и дней и вообще связанных с ненужной нервотрепкой потерь производительности, каков негативный эффект от медицинского туризма в Штаты?
Но такие же вопросы надо задавать и про стоимость американской медицины: когда визит в приемный покой (может быть) бесплатен (а в некоторых штатах это касается и нелегальных иммигрантов), а визит к семейному врачу нет, то вместо дешевого визита “в поликлинику” налогоплательщики должны оплачивать многократно более дорогой визит в больницу, где сделают все анализы и проверки. Можно ли полагать такое решение наилучшим и самым дешевым?

Теперь перейдем к стоимости страховки для лиц, уже имеющих диагностированные заболевания. Шапиро прав, что эти люди обходятся казне дорого и почему за их лечение должны платить другие. Но поскольку рынок медицинских услуг ограничен и (потому) дорог, больные люди, работающие в не столь высокооплачиваемых сферах, как врачи, не могут позволить себе оплатить лечение. Вернее так – такое перераспределение средств от относительно бедных к относительно богатым будет иметь в целом негативный эффект на экономику.

Ко всему прочему больные тяжелыми заболеваниями не могут работать также интенсивно и долго, как и здоровые, да и их родные и близкие должны жертвовать частью времени, лишаясь возможного заработка на эти часы, что делает ситуацию еще более неприятной.

Политики не могут принимать решения, которые ухудшат положение каких-то групп населения, к коим значительный процент избирателей, относится положительно. Например, самых богатых не любят, их можно давить, а вот сирых и убогих гнобить нельзя, если хочешь переизбраться на новый срок. Люди в среднем жалеют больных, американцы, как более религиозные в сравнении с прочими западными, жалеют скорее больше, потому все, что сильно ухудшит жизнь
бедным больным, превращается в большое “НЕЛЬЗЯ” для политиков.

Не стану спорить, что больных меньше, чем здоровых, но знакомы с больными или могут представить, что заболеют друзья и родные, значительно большее число людей. Политические оппоненты будут эксплуатировать тему, рисуя яркие картины страданий и без того страдающих и несчастных людей, что шансы на избрание становятся призрачными.
В демократических странах сбивший старушку не имеет шанса на орден за заслуги перед страной или избрание на хоть какую-то должность. Пусть старушка и выскочила на дорогу внезапно, далеко от светофора и пешеходного перехода, имела историю попыток самоубийства и постоянно отравляла жизнь всем соседям. Моральные качества жертвы лишь незначительно помогают ошибшемуся политику. Демократия ведь тем и отличается, что никому конкретно заранее победу не гарантирует. Задавившего старушку – образно или буквально, – политика всегда могут победить оппоненты из своей (на праймериз) или других (на выборах) партий.

Это на страницах газет и журналов, в радио- или теле-эфире можно предлагать “простые для понимания неправильные решения” или – что практически тоже самое, – решения, основанные на принципах. Там максимум, что может случиться, – шквал звонков и писем, но это по сути та же реклама, что в конечном итоге выгодно. А вот для политика – такие решения самоубийственны.

Выпускник Гарварда, редактор и журналист Бен Шапиро может позволить себе настаивать на буквальной интерпретации принципов, но спикер Палаты представителей американского Конгресса Пол Райан и почти любой другой конгрессмен-республиканец, несмотря на согласие в принципами в общем, не могут наплевать на больных людей. И в этом – важнейшее отличие журналистов от политиков. Во всяком случае в Америке.

About khvostik

Это блог для тех, кто как и автор, предпочитает разбираться, а не верить. Что неизбежно приводит к отсутствию столь любимой многими однозначности и лёгкости при чтении. Мы живём в мире, где всегда есть "с другой стороны" (а нередко и "с третье", "четвертой" и т.д.). Потому некоторые тексты получаются длинными и отнюдь непростыми, т.е. требуют интеллектуальных усилий и от читателей. Что в свою очередь резко ограничивает аудиторию - любители задуматься толпами не ходят. Теперь собственно об авторе: живу в Канаде, в пригороде Торонто. Человек правых взглядов, мировоззренчески близкий к либертарианцам (направление, отстаивающее максимальную личную и экономическую свободу), но не состоящий ни в каких партиях. Стараюсь не повторять сказанное другими, во всяком случае в той мере, в которой знаком с этими мнениями (нельзя исключить, что во многих случаях к сходным выводам пришли и другие). На истину в последней инстанции или постоянную правоту не претендую, довольно часто ошибаюсь, но честно пытаюсь разобраться в вопросе, несмотря на собственную предвзятость и ограниченные знания. Хвостик - это имя кота. К автору проще обращаться по имени - Иван :)
This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.