О мюзиклах и “прочих театрах”

Поскольку супруга очень любит фильм “Телохранитель“, сходили на мюзикл, созданный в 2012 году по фильму 1992 года.

Мюзикл, как в свое время и фильм, меня не особо вдохновил, но я такой был один на весь зал (дневное представление в субботу, зал заполнен примерно на 70%, на вечерних народу больше), а весь партер и большая часть балкона устроили стоячую овацию. По этой причине, видимо, я задумался над вопросом популярности мюзиклов.

Безусловно, профессионализм и качество постановки имеют большое значение. Это не одноразовый “чёс” российских гастролеров, когда посетившие первое представление расскажут о халтуре и на второе никто не придет. Это не наш случай!
В Торонто выступает (до 14 мая), моему удивлению, в основном английская труппа, причем они приехали не “на час”, а с 11 февраля по 14 мая. И выступают они 8 раз в неделю (выходной в понедельник и по 2 выступления в среду и субботу), т.е. всего 104 раза (или около того). Зал на 2300 мест.

Поскольку одновременно в Торонто обычно идет пара мюзиклов, мы можем говорить о высокой популярности жанра. Считается, что однозначно уступая Лондону и Нью-Йорку, мы где-то примерно равны Чикаго по качеству постановок мюзиклов. Я готов списать это на наш, “кленовый” патриотизм и уступить Чикаго третье место (как и в классической опере), но если сравнивать посещаемость в пределах одного города, то в Канадской опере в сезоне каждый спектакль дается от 6 до 15 раз, при зале на 2000 мест. Барочная “Опера-Ателье” выпускает две постановки, каждая играется примерно 6-8 раз, Торонтская оперетта в более скромном зале редко дает более 6 представлений каждого спектакля, а оперная студия Консерватории ограничивается тремя. Одним словом, разница между мюзиклами и оперой – на порядок, а то и больше.

Я понимаю, что любителей оперы, тем более – барочной, или оперетты, относительно мало. Не просто так в Торонто единственный театр оперетты на всю Северную Америку (был не очень давно в Бостоне, но закрылся): спроса нет, оперетты ставят в оперных театрах, да еще и не особо часто.

Тем не менее я задумался, что заставляет людей платить существенные деньги за билеты на мюзикл, когда можно посмотреть фильм, в коем практически те же песни звучат, дома, за куда меньшие деньги (кабельное ТВ, Нетфликс и т.д.)! Цена на билеты на мюзиклы – если не повезет со скидкой, – в общем-то сравнима с ценой на билет в оперу (в оперу есть более дорогие места, но и есть и более дешевые).

В определенной мере обстановка на мюзиклах ближе к киношной или даже цирковой: можно взять попкорн, пиво и вино, в антракте ходят предлагают мороженое и т.д. Но в отличие от кино мюзикл предлагает среду, где можно больше, откровеннее сопереживать, т.к. артисты находятся рядом, это не экран, а сцена.
Потому после особо удачных номеров раздаются аплодисменты, а не только смех после хороших шуток, как в кино.

То есть люди ходят ради эмоций, примерно как в древнегреческий театр. Не будет ошибкой сказать, что за возможность испытать более сильные, – чем в кино или при просмотре по ТВ, – эмоции люди согласны платить достаточно большие деньги.

Также подозреваю, что сила эмоций в зале зависит от резонанса личных эмоций каждого с эмоциями соседей. Если бы те же самые люди смотрели то же самое представление в одиночестве или были изолированны от соседей, не могли видеть, как те реагируют, восторга у публики было бы заметно меньше. Когда встает весь зал и заходится от писка, удержаться, не разделить их эмоции довольно сложно. В конце концов мы, люди, “запрограммированы” эволюцией разделять эмоции тех, кто рядом с нами.

Если вернуться чуть назад к упомянутой выше обстановке на мюзиклах, то мы обнаружим еще один важный пункт – мюзикл понятен среднему классу, тогда как опера – если оставить в стороне иммигрантов из Европы и Восточной Азии, – больше привлекает “высший свет”.
У нас, наследников советской интеллигенции, культурные пристрастия, заимствованные от дворян: разночинцы пытались подражать дворянам, что повлияло на революционеров, а поскольку Сталин вроде бы хорошо относился к театру, классической музыке и опере, то и советскому народу оные развлечения были дозволены. Да и через русскую классическую литературу мы в какой-то мере узнали о том, что ценилось дворянами в 19 веке, вот и подражаем…
В той мере, в которой можем это терпеть. В советские времена социальный прессинг “будь культурным, будь интеллигентным” был сильнее, альтернатив не было, вот и ходили советские люди в театр, прессинг уменьшился, ходить стали меньше. Хотя понимание, что театр и опера с балетом хорошо характеризуют человека осталось (думается, что это характеризует не в большей мере, чем предпочтение яблок – сливам или бананам, одному нравится одно, другому – другое, и ничего сверх).

Англоязычный средний класс любит музыкальные фильмы, потому спрос на построенные на этом фундаменте мюзиклы, подозреваю, и дальше будет довольно высоким. Разумеется, при должном уровне профессионализма всех участников, включая качественную переработку сценария фильма в сценарий мюзикла (в том числе удачной компенсации утраченных при переходе от экрана к сцене эффектов).

Можно предположить (или это не требует доказательств, как совершенно очевидный факт?), что среднему классу нужны не слишком сложные для понимания (чтобы не надо было напрягать мозговые извилины) и эмоционально-насыщенные шоу. За это средний класс готов платить. Как и за посещение спортивных мероприятий (тут мы добавляем еще и рабочий класс, который en masse на мюзиклы не ходит).

Что подводит нас к другому вопросу: чем в этом контексте плох – или скажем так, недостаточно хорош, – драматический театр? Почему массы не создают такой ажиотаж вокруг спектаклей, чтобы те тоже шли в больших залах и десятки, а то и сотню раз? Почему десять представлений в зале на 80-200 мест (ну, или 5 в зале на 500) – это практически предел даже для хорошей пьесы в Торонто?

Полагаю, что дело в восприятии людей: театр, насколько я могу судить по коллегам-канадцам, ассоциируется с чем-то интеллектуально сложным, требующим некоторых интеллектуальных и эстетических усилий, театр “не для нас, обычных людей”, это для “интеллектуалов” (привет Нью-Йорку и Бостону!). А тех, кто числит себя за интеллектуалов в ИТ и прилежащих бизнес-отделах, крайне мало, я за 17 лет толком не встречал (если, повторюсь, исключить иммигрантов).

В отличие от оперы драматический театр не создает атмосферу принадлежности к элите, к узкому кругу посвященных, не дает возможность похвастаться новыми нарядами и украшениями, ну, не помериться “статусностью” с заклятыми подругами. Невозможность выпендриваться, видимо, определяет то, что опера в Торонто может собрать в общей сложности чуть ли не на порядок больше зрителей (правильнее было бы сказать “слушателей”), чем драматический спектакль.
Впрочем не будем скидывать со счетов иммигрантов – многие боятся ходить в англоязычные театры, а вот в оперу, где можно заранее узнать либретто, а в ходе представления читать “сюртитры” (это наше местное изобретение – титры, которые идут над сценой, чтобы было понятно тем, кто не знает языка, на котором исполняется опера).

Поскольку ни на какие исследования опереться нельзя, приходится спекулировать, искать хоть какие-то объяснения и логические цепочки, чтобы разобраться в популярности мюзиклов в Торонто относительно драмы и оперы. Но по этой самой причине выяснить, какие именно предположения ближе к реальности, имеют больший “вес” сравнительно с другими, и не получается. Но главное же – не ответ найти, а предложить несколько возможных путей к оному ответу.
Надеюсь, что хотя бы тропки мне наметить перед Вами, дорогой читатель, удалось.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , , . Bookmark the permalink.

8 Responses to О мюзиклах и “прочих театрах”

  1. Наверное, одна из гдавных причин – яркая зрелищность, от которой зритель не отгорожен экраном, а разворачивается здесь и сейчас. Динамика, ритмика, красочность восприятия – и всё это для тебя.

    • khvostik says:

      Мишель, а почему, как Вам кажется, экран отгораживает? ведь на нем тоже может быть и динамика, и красота восприятия?

  2. Я бы сказал, что классический оперный театр предъявляет к певцам практически невыполнимые требования. Поэтому, например, разборчивый текст на оперном спектакле является, скорее, исключением. Опущенная гортань у оперных певцов, чтобы голос звучал более полётно, тоже не добавляет ему благозвучия. Плюс к тому, существует определённый академический дискурс, не позволяющий массово писать оперы в стиле XIX века. Сейчас профессиональная академическая музыка озабочена поиском того, что ещё можно извлечь из симфонического оркестра (при том, что набор музыкальных инструментов практически не меняется, даже саксофон в симфоническом оркестре не прижился). Конечный продукт, в рамках которого существует и основной поток современной оперы – действительно на любителя. Поэтому появилась и альтернатива. Нельзя же сказать, что жарновым признаком мюзикла является легкомысленныйы сюжет. Точно так же как и не все оперы – это нечто действительно интеллектуальное и сложное. Сложные и интеллектуальные оперы писал Вагнер, но Вы же его не любите. Просто в мюзикле технически решены некоторые фундаментальные проблемы, через которые при посещении оперы нужно продираться.

    • khvostik says:

      Сергей, если судить не по мне или Вам, а по массе продюссеров, постановщиков, певцов и зрителей, Вагнер не самый популярный оперный композитор.

      однако Ваш аргумент, что только Вагнер писал интеллектуальные оперы, а остальные композиторы – нет, не помогает понять, почему популярность мюзиклов в разы, а то и на порядок превышает популярность оперы.

      используемый в мюзиклах оркестр по числу инструментов и сложности партий для музыкантов далеко уступает и симфоническому оркестру, и оркестру оперных театров. тем не менее на популярность мюзиклов это если и влияет, то только положительно.

      вопрос современных опер я не поднимал, я понимаю, что там много халтурного и сиюминутного, вот осядет пыль десятилетий, будет ясно, что именно хорошо, а что плохо. но ситуация с классическими, уже созданными и проверенными временем операми 18-19 веков не меняется – широкие массы предпочитают им мюзиклы. я пытался понять, почему.
      безусловно, моя попытка не могла быть последним и окончательным словом, как не была она первым словом по данному вопросу. я попытался осветить проблему под тем углом, который доступен мне. если это поможет кому-то увидеть нечто новое или самому сделать шаг дальше, я буду только рад 🙂

      • Ну, есть ещё такой момент, что в мюзиклах сценическое время, как правило, течёт быстрее, чем в операх. Для современного ритма жизни это тоже важный фактор. Ваша апелляция к сложности классической оперы по сравнению с мюзиклами разбивается именно о тот факт, что большая часть классической оперы – это абсолютная попса, просто классикой стало то, что было добротно сделано. Интересно, а как обстоят дела с популярностью классических мюзиклов? Потому что новинки-то понятно, что собирают большую кассу, их сравнивать с классикой бессмысленно. В новых произведениях используются самые модные и актуальные приёмы, за счёт этого они будут в заведомо выигрышном положении. Тут же ещё вступает в силу фактор старомодности. А насчёт халтуры в современной опере Вы не совсем правы. То, что большинство художественных произведений имеет низкое качество, как раз нормально. Проблема в том, что в академической среде существует определённая традиция, которую можно сформулировать “писать музыку нормально сейчас неприлично”. Насколько я понимаю, в философии происходит нечто похожее.

        • khvostik says:

          –большая часть классической оперы – это абсолютная попса–

          если бы это было так, на оперы ходили бы примерно как на мюзиклы, а не намного реже. ИМХО проблема как раз в том, что опера – совсем не попса. в отличие от мюзиклов.

          • Верди – попса. Моцарт (за исключением, пожалуй, “Дон Жуана”) – попса. Чайковский – попса, правда, не весь. Россини – попса. Пёрселл – попса. Доницетти – совсем попса, причём даже не сильно качественная. Вагнер и Мусоргский – не попса. Но они и не лидируют по популярности. Сейчас самая популярная опера в мире – “Травиата”, на втором месте “Волшебная флейта”.

            Вы что, будете мне доказывать, что в “Травиате” какое-то более серьёзное содержание, чем в “Кошках”? Проблема оперы в том, что петь в оперном театре нормальным, естественным голосом практически невозможно, а в мюзикле – запросто. Поэтому опера – на любителя, который переносит или даже любит оперный вокал. А в мюзикле эту систематическую проблему решили, вокал не мешает слушать музыку и сопереживать артистам. Ещё Россини говорил, что опера – искусство почти идеальное, в ней есть всего один недостаток – это певцы. Думаю, что Россини имел в виду не чрезмерное вибрато, опущенную гортань и неразборчивую дикцию, но к современной ситуации его цитата подходит отлично.

            • khvostik says:

              интересная точка зрения. и чем у Мусоргского более серьезное содержание, чем у Чайковского?

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s