Чёс

Полторы недели назад в Торонто приезжал Михаил Ефремов. Обычно я не хожу на представления артистов из бывшего СССР, но тут решил, что надо поддержать “борца с режимом”. Программа называется “Хороший. Плохой. Злой“. Реклама кое-где называет данное представление моноспектаклем, но отнюдь не везде.

Байки из жизни, какие-то куски собственной биографии, отрывки из фильмов, чтение стихов, несколько номеров “гражданин-поэт”… Программа показывалась в российских и украинских городах, Израиле, Америке, Канаде. Но ничего современного в ней не было, это была советская классика, среди актеров называвшаяся “чёс” или в более полной форме “чёс провинции/чесать провинцию”.

Летом 1982 года, 35 лет назад, мы были в небольшом районном центре в Полтавской области. Кажется, там в первый раз я оказался на подобном представлении: какие-то актеры из Москвы, – не просто из театров, но отметившиеся в кино, – рассказывали байки из жизни театрально-киношной богемы, читали стихи и монологи. Я не помню, кто именно это был, т.к. актеры были не самые известные. Называлось это или “творческий вечер”, или “встреча с артистами”.

Актеры таким образом зарабатывали даже не копейку, а очень приличные по советским временам деньги. Новых фильмов было мало, развлечений в провинции немного, вот и колесили артисты с известными публике – то теле- или кино-фильмам, – физиономиями по городкам и весям. Каждый вечер выступление в новом городке, а по субботам и воскресеньям даже по два. Главное заранее договориться о маршруте, чтобы не было пресыщения публики. Подозреваю, что раз в месяц летом можно было собирать полный зал в местном клубе. Массы таким образом “приобщались к культуре”, но в большей мере удовлетворяли потребность в светской хронике и сплетнях о жизни “наверху”.

Чёс этот не требовал от актеров никакого напряжения, они халтурили, но невзыскательная публика была довольна и этим. Пошлое чтение стихов с переигрыванием, зазубренные и исполняемые безо всякого чувства монологи, обычно юмористические, т.к. смех в зале означает аплодисменты, что в свою очередь означает удовлетворенность публики. А удовлетворенная публика и другим похвалит, и в следующий раз придет.

Мне трудно судить, насколько чёс советских времен касался областных центров: районных центров и санаториев он точно касался, т.к. даже в окрестностях Питера проходили подобные “творческие вечера”, но мои путешествия в отрочестве и юности по Союзу не были особо интенсивными, а там, где бывал, обычно проводил не так много времени, чтобы узнать о мероприятиях в близлежащем доме культуры.

Сейчас, как выясняется при простейшем интернет-поиске, халтуру возят в Харьков, Воронеж, Краснодар, Одессу, даже в Питер. То есть по городам, где должны быть возможности сходить и на нормальный спектакль, которые нельзя сравнивать с центрами иммиграции, где число русскоязычной публики исчисляется десятками тысяч (в Торонто оценки доходят до 150 тысяч, но это с пригородами, видимо, больше только в Нью-Йорке – около 300 тысяч), тогда как перечисленные выше российские и украинские города, кроме Краснодара с 750 тыс, – миллионеры, в них есть свои профессиональные театры. Почему же публика в областных центрах сейчас ходит на откровенную халтуру? Или без географической привязки – почему есть спрос на “творческие вечера” постыдно низкого качества?

Замечу, что ничего подобного в англоязычном мире (во всяком случае в Северной Америке, коль я не могу судить об Англии, Австралии и Южной Африке) нет: не самые известные артисты выступают в не самых престижных залах, но халтурить при этом они себе не позволяют.
“Чёс” – рискну предположить, – феномен исключительно советский. Он становится возможным благодаря наличию у части публики убеждения в том, что ходить в театр – хорошо, правильно, круто, но при этом нет желания интеллектуально и эмоционально напрягаться, вовлекаться в происходящее на сцене, сопереживать, задумываться о ситуации, в коей оказались герои, думать о том моральном выборе, который сам бы сделал в похожих обстоятельствах. Коли так, то нужно нечто легкое, не трогающее душу и ум, что можно на уровне байки или анекдота пересказать в курилке или баре.

Нельзя не отметить, что русская культура негативно оценивает стремление к совершенству: перфекционизмом можно скорее отпугнуть, чем привлечь – “чай не немцы!”. Халтура “канает” (особенно если зрителям дали возможность посмеяться) поскольку каждый в зале тоже при случае не стал бы напрягаться, если можно было обойтись без этого.

Еще один момент, работающий на “чёс”, – круг актеров, задействованных в различных кино- и теле-проектах как в советские времена, так и в современной России весьма небольшой. Только эти актеры известны широким массам, только на них пойдет публика в провинции и эмиграции. Им простят гораздо большую степень халтуры, т.к. на образ на сцене наложатся воспоминания и положительные эмоции, связанные с фильмами, где данный исполнитель играл, т.е. поможет когнитивное искажение “эффект знакомства с объектом” (theatrical quickie).

Не исключено, что “чес” в районных центрах прекратился из-за низких доходов, а в крупных городах платежеспособной публики пока достаточно. Как и в крупных центрах иммиграции. Но все же неприятно, что неуважительное отношение артистов к публике сохранилось, что люди соглашаются “потреблять” байки и сплетни под соусом “приобщения к культуре”, “творческого вечера” или “моноспектакля”.

На мой взгляд “чес” – это симптом нехорошей, позорной болезни общества – претензий на “культурность” при отсутствии подлинной потребности в культуре у широких масс и терпимом отношении к халтуре, коли она предлагается примелькавшимся на экране актером.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , . Bookmark the permalink.

7 Responses to Чёс

  1. На самом деле проблема намного глубже. Деятели культуры и творчества банально используются для обналичивания и легализации средств. Поэтому в их число попадает очень небольшой список исполнителей, хотя количество желающих, часто более талантливых, намного больше. По этой же причине нет необходимости напрягаться и что-то выдавать. Все равно количество билетов, цены на них, или суммы указанные в корпоративах учету не поддаются.

    Продано 50 000 билетов, кто будет проверять в этих ваших урюпинсках, что их было всего 350? Соответственно вложенная сумма неким Василь Василичем вернется в 1000 раз окупаемой, а артисту достанется на икорку с хлебом, и причастным на мерседесик. То же и с корпоративами. Приглашенных там 25 а указано 500 и нет фамилий большинства. Так что собрано пара миллионов долларов, хотя на самом деле никто ничего не давал. Владимир Владимирович дал на организацию 1000 баксов, и по договору ему нужно вернуть миллион восемьсот, остальное делим как зарплату.

    Там много схем, я описал самую простую. Этот бизнес обслуживает воров и коррупционеров, в том числе всякие Шендеровичи и Быковы. Одна тусня с Алкой и Филей и вечномолодым дедом Иосифом. Когда приходят какие-то новые люди, их выживают всеми способами. Остаются или те кто в теме, или работают с правильными продюссерами и не лезут в кухню. Естественно слишком талантливых не пустят, такие могут начать свою игру.

    • khvostik says:

      согласен – это важный момент. но я сомневаюсь, что в Израиле, Америке или Канаде идет мухлеж с билетами – слишком большой риск. не знаю, насколько строго за этим следят сегодня в РФ и Украине, подозреваю, что Вы правы.

      я хотел обратить внимание не только на обогащение артистов (и продюссеров), но и на согласие платить за халтуру со стороны зрителей.

      • Да, это типичный пример человеческого тщеславия. Люди платят деньги за то, чтобы потешить этот смертный грех. Думаю, оно принимает такую форму из-за насильного окультуривания населения в СССР.

  2. Не секрет, что в больших залах легче организовать халтуру, когда поют под фанеру (а что делать, если ещё и плясать надо с подтанцовкой?). А можно и в сравнительно небольшом зале (при низких ценах) присутствовать на прекрасном вечере одного исполнителя (как это было у нас на встрече с автором-исполнителем Болтнянской, работающей тогда на “Эхе Москвы”). И я не назвал бы халтурой концерт Золотухина с двумя партнёрами в захудалом клубе на окраине большого израильского города. Фактически большая комната со стульями. А как работал актёр, с какой отдачей и задором… Только признательность и уважение….

    • khvostik says:

      Мишель, в детстве я был на чёсе в небольшом клубе в районном центре, а недавно выступление Ефремова было в одном из самых крупных залов, которые арендуются для гастролеров из бывшего Союза в Торонто. то есть про размер зала, как критерий, я сказать ничего не могу, полагаю, что чесать провинцию можно в разных залах.
      дело в подходе, в отношении актера к публике, а зрителей – к самим себе 😦 именно это и огорчает.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s