“Homo Deus”

Прочитал книгу Юваля Харари (Yuval Noah Harari) “Homo Deus: A Brief History of Tomorrow” – “Хомо Деус – Краткая история будущего” (формально “завтра”, но на мой вкус на русском это звучит ужасно). Это уже вторая его книга, прочитанная за последние месяцы, про первую – “Sapiens: A Brief History of Humankind”, – я писал недавно.

Судя по отзывам читателей (уже вышли английский, французский, немецкий, испанский, турецкий, китайский и голландский переводы в дополнение к оригиналу на иврите, а вот на русском, вроде, пока нет), они тоже пришли к новой книге после сильного впечатления от “Sapiens“. Отзывы в основном положительные, на Амазоне средний бал – 4.3 из 5, а на Goodreads почти столько же – 4.39 из 5. Но многие комментаторы отмечают разочарованность при сравнении с первой книгой.

Несмотря на историческое образование, Харари решил выступить в обратной роли – пророка, предсказателя будущего. Возможно, сам себя он оценивает иначе – как мыслителя, а не прорицателя, но оставим выводы на потом.

Основная идея книги – грядущая трансформация человека в нечто отличное от Хомо Сапиенс благодаря прорывам в продлении жизни, интерфейсам между человеком и компьютером и некоторыми другими тенденциями.
При этом Харари признает, что с учетом существования парадокса знания, – наши знания меняют наше поведение и соответственно меняют результат, изменяют будущее, нередко исключая как раз тот вариант, который нам казался известным или ожидаемым, – и именно благодаря оному высказанные в книге соображения как раз и могут остаться среди так и несбывшихся.
Дальше у него идет несколько примеров марксистского толка, хотя нет никаких оснований для этого. К примеру, если мы посмотрим на изменение ситуации для рабочих, то, во-первых, нет подтверждений, что Бисмарк читал опусы Маркса, а, во-вторых, все его социальные нововведения типа больничных, пенсии по старости и т.п. были приняты без участия марксистов (социал-демократическую партию по сути запретили с 1878 по 1890 годы, когда основные изменения и были проведены). Одним словом, если парадокс знания и срабатывает иногда, то явно не всегда.

По мнению автора сельскохозяйственная революция в древнем мире дала толчок появлению теистических религий, тогда как научная революция должна дать толчок гуманистическим религиям, в коих человек заменит собой бога. При этом назвать гуманизмом поклонение коммунистическим тиранам (Ленину, Сталину, Мао) и террористам (Че Гевара) не получается, хотя обожествление людей в этих псевдо-религиях и присутствует. Харари решил, судя по всему, свои замечательные схемы фактами не проверять, если только не удастся найти подтверждающие, а все прочие факты – в игнор!

Провоцируя читателей задуматься о том, что им кажется догмой или чем-то очевидным, Харари продвигает свои веганские концепции. Он пытается приравнять человека – животным. Для этого приводит в пример шимпанзе из зоопарка в одном шведском городе, который заранее, с утра запасал камни, чтобы кидать их в посетителей. По мнению Харари это доказывает, что животные могут планировать будущие события и посему равны людям.
На мой вкус, это ничуть не большее планирование, чем сидение кота около мышиной норки или леопарда на ветке над тропой, которой ходят антилопы. И коллективная стратегия охоты касаток, гиеновых собак или волков еще круче, а ведь есть белки, собирающие припасы на зиму, есть муравьи, пасущие тлей и выращивающие грибы под землей… Но эти простые примеры Харари не приводит, чтобы вся его концепция не рассыпалась.

Харари упоминает падение Чаушеску, который собрал народ в Бухаресте на про-правительственный, про-коммунистический митинг после расстрела в Тимишоаре, причем событие транслировали по телевидению и радио и народ по всей стране заставили слушать, а в итоге этот митинг стал началом революции против румынского диктатора, когда люди по всей Румынии услышали шум во время выступления Чаушеску, а потом узнали, что трансляция “прервана по техническим причинам”. Интересно, что английская консенсусная версия событий в Википедии в целом близка изложенной в книге (Харари чуть утрировал для придания большего веса своему аргументу), тогда как русская версия придает собственно митингу заметно меньшее значение. Если же обратиться к румынской версии, то она окажется ближе к английской, чем к русской.
Что Харари хотел доказать ошибочным решением руководства румынских коммунистов, я понять не смог, т.к. никто никогда не утверждал, что люди никогда не ошибаются. Тем не менее факт интересный и еще интереснее его интерпретация – хоть различия не особо велики, они, на мой взгляд, весьма показательны (боятся российские власти сказать народу, что и выйдя на площадь по приказу начальства, можно оное начальство свергнуть!).

Еще в “Сапиенс” Харари продвигал идею, что бюрократические структуры – что правительства, что корпорации, – в какой-то мере живут собственной жизнью, вне зависимости от желаний структур. В “Хомо Деус” он возвращается к этой идее с иным примером: когда португальский консул в Бордо Аристид де Соуза Мендеш в 1940 году выписал 12 тысяч виз евреям, французские, испанские и португальские чиновники понимали, что ситуация ненормальная, но почтение к “бумажке” перевешивало все. Потому самого дипломата отправили в отставку, но его визы не отменили.

Харари подчеркивает важность нашей способности рассказывать истории и верить в них для кооперации. По его мнению без таковых историй, формирующих мифы, идеологии, религиозные доктрины, человеческое общество не сможет функционировать. При этом сформированный нарратив определяет цели, ради коих мы кооперируемся.

Харари любит провоцировать читателей, но лишь чуть выходит за рамки традиционной левацкой риторики. Он может задать читателям вопрос, почему консервативные христиане против абортов, а левые либералы – за, но при этом в вопросе смертной казни ситуация обратная (то, что в одном случае мы говорим о наказании за поступки, причем не мелкие проступки, а жуткие преступления, а в другом об уничтожении организма, который собственно ничего плохого не сделал, остается, как всегда в таких случаях, за кадром). По мнению Харари дело исключительно в том, где начинается жизнь. Что с научной точки зрения совершенно очевидно – с момента создания нового организма, т.е. слияния сперматозоида и яйцеклетки, но левый историк ставит себе целью провокацию, а не продумывание чего бы то ни было. Выходить за пределы зоны комфорта он не желает, засим якобы вопрос пока не решен.

Аналогично он не желает оспаривать сказки об антропогенном глобальном потеплении. Его провокации весьма незначительны, они не лишают левых чувства комфорта и ощущения собственной правоты.

Точно также защищая гомосексуальные отношения, не желает задумываться, какие аргументы отличают гомо-секс между двумя взрослыми (в данном случае аморальный) от секса между взрослым и подростком (в гомосексуальном случае не менее аморальный, а вот в гетеросексуальном случае ныне аморальный, но в недалеком прошлом вполне приемлемый). Впрочем причина очевидна: в современных западных обществах поддержка гомобраков испарится в миг, если выяснится, что это касается и секса с детьми.

По мнению Харари в средневековой Европе знание=писанию * логику, после научной революции знание = эмпирическим данным * математику, а вот создание гуманистических религий будет означать, что знание = опыт * чуткость (или чувствительность – английское “sensitivity” несколько больше, чем оба русских перевода). То что новая формула предлагает совершенно безумное, лишенное ценности для остальных, в принципе не проверяемое никем и ничем знание, Харари не смущает.

В июле 2015 года канцлер Меркель услышала неприятный вопрос от якобы палестинской беженки – девочки рожденной в Ливане, но чья семья – сколько-то поколений назад вроде бы жившие на территории современного Израиля или Палестинской автономии, – ради большей халявы решила перебраться из Ливана в Германию. Девочка сказала, что очень тяжело смотреть на то, как другие люди могут наслаждаться жизнью, а вот ты не можешь, мол, я не знаю, что принесет мое будущее. Меркель промямлила, что в Ливане сотни тысяч “палестинских беженцев”, мол, Германия не может взять всех. После воплей в прессе о недостаточности сострадания у Меркель, семья получила статус в Германии.

Понятно, что политик да еще услышавший неприятный и неожиданный вопрос (тем более от ребенка и перед камерами) не может найтись с удачным ответом. Но сидящий в кабинете ученый, не скованный никакими соображениями избираемости на очередной срок и временными рамками – придумать ответ за секунды, – вполне может понять, как продемонстрировать необоснованность требований псевдо-беженцев, алчущих халявы. Хорошая жизнь в Германии создана упорным трудом немцев, их соблюдением законов, а плохая жизнь халявщиков связана с тем, что они не работают и не желают соблюдать законы, не считают себя ответственными за то, что происходит с ними, они хотят, чтобы другие решали их проблемы, но по этой самой причине они не могут быть счастливы – они сами себя лишают контроля над собственной жизнью, потому и несчастливы.

Харари не хотел выдавать ответы, которые выведут из состояния приятного равновесия его политических друзей. Он ограничился небольшим количеством псевдо-провокативных вопросов, но не рискнул зайти глубже, отвергнуть собственные догмы, продемонстрировать собственную интеллектуальную независимость от взглядов своего окружения – левой университетской публики (на гуманитарных университетах в Америке процент левых выше 85, а в Западной Европе и Израиле – подозреваю, больше 90).

Вот и получилась книжка псевдо-интеллектуальной попыткой заставить призадуматься, но так чтобы мысли, не дай бог, не завели читателя дальше, чем нужно, чтобы он продолжал потреблять левую жвачку для ума, но не развил критический взгляд на происходящее.
Я бы сказал, что скорее читать не стоит – пустая трата времени.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s