О счастье, контроле и обмане

В отличной книге Артура Брукса Валовое национальное счастье (“Gross national happiness”) помимо всяких очевидных – и не совсем очевидных, а то и вовсе неочевидных! – вещей мелькнуло упоминание о том, что контроль над собственной жизнью – важный фактор, определяющий субъективное ощущение счастья. И это чувство контроля включает возможность самому себя задержать.

Тут следует чуть отступить назад и пояснить, как делается такой вывод. Брукс приводит такие данные: люди среднего возраста, бывшие безработными в течение последних 10 лет, на треть реже характеризуют себя как очень счастливых (на момент опроса), чем те, кто не имел такого опыта. Те же, кто был уволен в течение последнего года, на 66% с большей вероятностью отметят, что испытывают отчаяние, “безнадегу” и на 50% чаще чувствуют себя никчемными, чем те, кого не увольняли. Одним словом, чем выше безработица, тем менее счастливы люди в стране.

При этом те, кто сам ушел с работы или вышел на пенсию по собственному решению, не чувствуют себя несчастными (особенно, если внести поправку на уменьшившийся доход). Получатели же велфера вдвое чаще, чем те, кто не получает, говорят о безнадежности или никчемности. Помощь со стороны государства на 16% повышает шансы, что человек будет периодически испытывать печаль (при прочих равных, включая уровень дохода, образования и т.д.).

Брукс делает вывод, что человеку для счастья необходимо чувствовать хоть какой-то контроль над собственной жизнью и быть способным изменять ее по своему желанию, а не напрочь зависеть от внешних сил.

О книге я обязательно напишу позже, но упомянутое соображение заставило меня задуматься: что же происходит в случаях, когда правительство лишает людей контроля?

Примеров того, что люди могут быть бесправны, в истории с избытком, но и современная жизнь дает возможности наблюдать такие ситуации.

Итак, давайте положим, что потребность в контроле заложена в нас природой. Как это показывают зоологи, уровень стресса у находящихся на низких ступенях иерархии животных выше, чем у тех, кто в верхней половине (за исключением вожака, у которого уровень тестостерона и гормонов стресса выше, чем у его приближенных, – ведь нужно удерживать власть и следить, чтобы не подсидели!). Ну, или известно каждому, кто пытался отнять кость у чужой собаки (хотя самостоятельное поведение – так называемую свободу воли, – можно обнаружить и у простейших насекомых).

В ситуации, когда человек не может контролировать значительную часть собственной активности, когда его принуждают делать то, что он совсем не хочет, должны запускаться какие-то психологические механизмы, которые уменьшат степень стресса, ощущение, что ты на самой низкой ступени иерархии, что ничего изменить не можешь. Во всяком случае, такое предположение выглядит логичным.

Что же может сделать человек, лишенный контроля?
Во-первых, он может “назло маме отморозить уши”, т.е. навредить сам себе через потребление алкоголя, наркотиков и всего остального, что повышает риск смерти.

Во-вторых, он должен демонстрировать максимальную степень контроля там, где у него есть хоть какой-то контроль. При этом желательно, поднять самооценку унижением кого-то другого, того, кто еще ниже, кто зависим.

И этот пункт подводит нас к двум важным моментам: контролируемые должны иметь возможность доносить и тем самым ухудшать жизнь еще кому-то, а также должны иметь возможность кого-то бить.
Самое простое – бить жен и детей, это естественный канал выплескивания агрессии, которую боялись направить на источник (власть и/или хозяев), но хоть куда-то направить было необходимо.
Ну, или желательно иметь возможность драться с такими же ничего не способными изменить людьми.

Что в свою очередь приводит нас к ситуации снижения среднего счастья за счет несчастия женщин и детей, которым приходится терпеть побои.

В-третьих, должен быть создан механизм самообмана на уровне общества, т.е. возможность притвориться, что все замечательно публично, увидеть мнимое счастье вокруг и самому уверовать, что наверное счастлив, коли все вокруг явно довольны.

И тут мы возвращаемся к уже упомянутой потребности в доносах: если на тех, кто не демонстрирует счастье публично, можно донести, чтобы не замечать правды, то иллюзия счастья будет крепче.

Таким образом, если правительство желает больше контролировать население, ему (правительству) надо дать мелкие послабления – алкоголь, наркотики, возможность доносить и бить жен и детей. В результате можно будет закрутить гайки заметно крепче, т.к. большинство сможет обмануть само себя, что дела идут не так плохо, что они сами за себя решают (о том, что выбор сводится к тому, сколько и с кем пить, и на кого потом выплеснуть агрессию, массы задумываться не должны).

Разумеется, сделать таким образом людей счастливее нельзя, но можно внушить им иллюзию, что в целом – не у конкретного человека, который внутри чувствует себя глубоко несчастным, но у мифического представления о народе, – все не так плохо, что практически все всем довольны, что полностью контроль над жизнью не утрачен.

Все эти действия не повысят валовое национальное счастье в конкретной стране, но цель-то не счастье людей, а контроль над ними со стороны правительства и предотвращение бунта, который может скинуть оное.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s