Как большевики могли мир спасти

Спекуляции на тему истории – занятие малопочтенное: проверить выкладки нельзя, степень применимости логики, проистекающей из произошедших, а не выдуманных событий, не известна, потому критически оценивать почти невозможно… Тем не менее подобные спекуляции довольно увлекательны. Как минимум, для самого спекулирующего.

После экспериментов с оголтелым коммунизмом, выразившимся в том числе в продразверстке, к 1922 году большевистское руководство поняло, что дела в экономике идут совсем плохо (голод 1921 года унес около 5 млн жизней на Волге и Урале), и решило сменить курс. Так появилась Новая экономическая политика, или НЭП. В 1922-4 годах прошла и финансовая реформа (был введен золотой червонец), и экономика страны быстро ожила. Однако наиболее безжалостная часть взяла вверх в партии большевиков, и в 1928 году – вслед за проблемами с закупками зерна, – произошел уход от рынка к коллективизации, массовому голоду и репрессиям. Теперь попробуем представить, иной сценарий развития событий для Союза.

В 1925 или 1926 году стало ясно, что без технологической помощи Запада вперед двинуться не получится, а ни о каких серьезных инвестициях речи капиталисты вести не хотят, можно было исправить одну из больших ошибок Ленина (у него было очень много ошибок, но большинство из них исправить было нельзя) – признать долги царского правительства.
Совершенно не обязательно было начинать выплачивать их немедленно, но можно было признать ответственность за них и начать переговоры о реструктуризации долга и отсрочке выплаты. В 1925-6 годах и европейские экономики, и американская развивались быстро, рынки были перегреты. Да, советская Россия и после признания царских долгов и нормализации отношений с Западом представляла собой зону повышенного риска, но при той ситуации, когда за неимением возможности вкладывать в нормальные проекты, капиталисты пустились в спекуляции (что в конце привело к краху на бирже), даже рискованные вложения в СССР были бы способом выпустить пар и снять напряжение в экономике.

Таким образом, с одной стороны, можно было поднять индустриальную базу СССР, без того, чтобы опускать жизненный уровень населения (не вспоминая уже о примерно 6 млн умерших от голода в Украине, на Северном Кавказе и в Казахстане), а с другой предотвратить или существенно снизить амплитуду экономического кризиса в Америке.
Небольшой кризис американцы смогли бы погасить быстро, что лишило бы победы Ф. Д. Рузвельта и не было бы по сути прото-социалистических, анти-рыночных шагов “Нового курса”.

Быстрая коррекция на финансовых рынках позволила бы американцам и англичанам предоставить Германии необходимые займы, что снизило бы привлекательность партий национал-социалистов и коммунистов. При этом возможность продавать промышленные товары в СССР помогла бы немецкой экономике и возрождению среднего класса.

Поскольку одним из аргументов большевиков в пользу аннулирования царских долгов было ожидание скорой мировой революции, признание долгов и начало переговоров с Западом означало официальный отказ от поддержки идеи мировой революции и роспуск Коминтерна.
В свою очередь эти шаги сняли бы страх Запада перед СССР, уменьшили бы влияние коммунистов в Европе и конкурирующих с ними социалистов иного толка – фашистов и нацистов.

В отсутствие коммунистической угрозы необходимости поддержки нацистов со стороны промышленников и буржуазии была бы заметно меньшей. Плюс, как было упомянуто выше, экономические условия были бы заметно менее суровыми в Германии, что опять же не способствовало рекрутированию людей в ряды нацистов и коммунистов, а также снижало бы привлекательность этих левых партий для избирателей.

Когда бы не переданные через Коминтерн указания Кремля, германским коммунисты видели главных врагов не в социал-демократах, но в нацистах. Что практически обнулило бы шансы Гитлера прийти к власти и развязать мировую войну.

Таким образом, небольшой, отнюдь не невозможный поворот в политике большевиков – признание долгов царского правительства и отказ от попыток распространить пожар революции на остальной мир, – мог спасти многие миллионы людей, как в Советском Союзе (ни голода, ни репрессий, ни войны), так и в Европе. Плюс спасти экономику Западных стран, не дать Рузвельту подчинить рынок своему произволу и сохранить в Америке капитализм в той форме, в которой он наиболее эффективно развивается.

Увы, ничего подобного не произошло. Большевики не спасли мир. Хуже того – они участвовали прямо и косвенно в развязывании Второй мировой, плюс уничтожали наиболее трудолюбивую и талантливую часть в собственной стране.

Вот только с моралью не знаю, что делать: можно ли на основании одной умозрительной конструкции сделать вывод, что соблюдение норм международного права и контрактных обязательств может предотвратить многочисленные жертвы и огромный кризис или нет?
Впрочем, вопрос этот риторический, т.к. способные извлечь уроки из истории, политические решения не определяют. Или, – чуть скорректирую, – как только люди добираются до самого верха, они забывают обо всем том, что понимали раньше, и благодаря упоению властью, перестают мыслить рационально, отдаваясь во власть эмоций и связанных с последними заблуждений и когнитивных искажений.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s