Случайность в истории

Несмотря на ограниченность периодики на русском, которую я регулярно просматриваю (в отличие от англоязычных материалов), не заметить 99-ую годовщину захвата власти большевиками не вышло: на глаза попались и дельные рассуждения (хоть и с современным политическим подтекстом), и дискуссии историков. Я было собирался написать заметку об апостериорной ошибке (также известной, как hindsight bias или “остроумие на лестнице”, или “я знал! я знал! только сказать не успел”) и случайности октябрьского переворота, как на американских выборах случился сюрприз – вопреки данным опросов президентом США выбрали Дональда Трампа. И тон публикаций в американских изданиях сменился на прямо-противоположный у большинства вменяемых, а у левых истерика перешла на новый уровень.

Однако давайте начнем с признания того, что после совершения события нам кажется, что все к этому шло, что иначе и быть не могло и т.д. Апостериорная ошибка довольно неплохо изучена и задокументирована (к примеру, тут или тут). Да и логично, что если есть результат, то должна быть и причина. Так ведь?

Нет, не так. В истории результат получается из-за взаимодействия множества причин, причем сила воздействия зачастую зависит от временного фактора, что делает результат в значительной мере случайным.

Марксисты любят повторять “формулу” т.н. революционной ситуации – верхи не могут править как раньше, а низы не хотят, чтобы ими правили так, как раньше. Только к революционной ситуации это отношения не имеет, это формула кризиса, который в большинстве случаев разрешится безо всякой революции. Если ситуация изменится сильно, то потом можно будет говорить о “тихой” или бескровной “революции”. Но исключительно из желания назвать положительно оцениваемые перемены – словом “революция”.

Для того, чтобы было понятнее, вспомним конец июня – начало июля 1941 года в СССР: верхи не могли управлять, низы не хотели, чтобы ими управляли, как раньше, армии сдавались в плен, а те, кто не сдавались, бежали со всей возможной скоростью, население встречало немцев спокойно. В результате страну перевели с полу-военных рельс на военные. И никакой смены власти. Март 1953 – верхи не знали, как управлять, массы не знали, как жить без “вождя и учителя”, но власти пришли к временному соглашению, а потом пересмотрели его, арестовали Берию и сменили подходы к управлению. Потом отставка Хрущева, смерть Брежнева и приход Андропова – каждый раз апостериори становилось понятно, что так дальше нельзя, надо искать выход из кризиса, а не углублять его. И никаких революций не было.

Теперь вернемся в 1916 год: бездарное командование, поражения, недовольство масс нерешаемыми проблемами; в конце концов, перебои с продовольствием в Питере, громкие протесты (но не боевые действия!!!) – и отказ царя от престола в начала 1917 года. Допустим, мы не можем изменить события до 1917, но в самом 17-ом неужели не было альтернатив, всё было предопределено? Крестьяне требовали землю, в обществе был сильный крен влево – я не хочу с этим спорить. Но каким образом из этого следует захват власти большевиками ночью с 25 на 26 октября по старому стилю? Если бы Временное правительство созвало Учредительное собрание на сентябрь или начало октября, большевистского переворота не произошло бы. И так верхушка партии очень сомневалась в успехе путча, если бы Ленин не продавил, они бы сомневались еще сколько-то дней-недель и вполне могли ничего не предпринять до созыва Учредительного собрания, что означает, что никакой матрос с бандой от имени большевиков не мог бы лишить народ России голоса.

Если бы летом 1917 Временному правительству удалось арестовать лидеров большевиков, опять же ничего не произошло…

Одним словом, множество ошибок Временного правительства, действия/бездействие других партий, которые могли (активнее) противостоять большевикам, неуёмная жажда власти у Владимира Ульянова, трусость (распропагандированность) неподконтрольных большевикам частей привели к успешному перевороту.

Тогдашние настроения российского общества могли сыграть на-руку меньшевикам, левым эсерам и прочим партиям левого толка. Крестьяне получили бы землю, люди – право голосовать, часть запретов и ограничений исчезли бы и через какое-то время маятник качнулся бы в другую сторону и проголосовали бы уже за кадетов и прочие про-капиталистические партии. Но победителями оказались большевики.

Да, большевики очень хотели победить, но хотели и их оппоненты, и не факт, что хотели меньше! События были более благоприятны для большевиков, и в итоге страна 74 года “строила социализм”, т.е. делала жизнь людей жуткой, уничтожала народ миллионами и истово лгала. Было-ли всё это неизбежным? Разумеется, нет: если бы не успех путчистов в октябре (ноябре) 1917, все последующие события стали бы менее вероятными.

Случайность касается каждого конкретного события, но она не отрицает тенденций: если некая партия захватывает власть, то вероятность запрета партий-конкурентов возрастает, если же запретили одну партию, то вероятность запрета других повышается, как и вероятность ограничения свободы слова, а в отсутствие свободы слова и прочие права граждан с большей вероятностью пострадают и т.д.
Что не убирает случайность из картинки полностью: во время репрессий арест/расстрел конкретного человека были в значительной мере случайны, что ни в коей мере не отменяло факта существования страшной машины уничтожения.
Например, Шостаковичу повезло, а Мандельштаму, Пильняку, Бабелю, Хармсу – нет.

Теперь перенесемся в Штаты 2016 года, где вопреки всем прогнозам победил Дональд Трамп. Многие кидают камнями в тех, кто занимался опросами, мол, ввели в заблуждение. Те, в свою очередь, говорят, мол, не так уж мы и ошиблись, дело в погрешности наших данных – около 3%, если это учесть, то получится как раз то, что получилось. Кто-то радуется якобы полному разгрому Демпартии, кто-то указывает на то, что Трамп получил примерно треть из тех избирательных округов, что дважды – в 2008 и 2012, – голосовали за Обаму и что независимые тоже в поддерживают Трампа. Кто-то указывает на ошибку ведущих правых СМИ, отказавшихся поддержать Трампа, тогда как последний привлек на свою сторону те группы, что в после-рейгановское время за республиканцев не голосовали.

Мне показалось более важным другое: Трамп получил 60 265 858 голосов (47.3%) , а Клинтон – 60 839 922 голосов (47.75%), тогда как в 2012 году Обама получил 65 915 795 голосов (51.1%), а Митт Ромни – 60 933 504 (47.2%). То есть Хиллари Клинтон получила на 5 млн голосов меньше, чем Обама, а Трамп – на 0.5 млн меньше, чем Ромни.

Из этого следует, что нет никакой победы Трампа, есть поражение Клинтон и левой элиты, назначившей коррумпированную лгунью своим кандидатом. Трамп уступил по числу привлеченных сторонников Ромни (хотя и обошел на 310 тысяч МакКейна в 2008 году, но тогда против республиканцев играли совсем свежий кризис и усталость народа после восьми бушевских лет).

Насколько успешной была стратегия Трампа? Я бы сказал, что она совсем не была успешной, т.к. он не смог привлечь под знамена республиканцев больше людей, чем пришли поддержать Ромни.

В какой-то мере в слабости позиции Трампа виноваты правые интеллектуалы из “National Review“, “The Weekly Standard“, “Wall Street Journal” и института Мизеса, а также боссы республиканской партии, которые по сути подыгрывали демократам, изображая оскорблённую невинность, когда левый агитпроп начал крутить пошлые комментарии Трампа из гримерки. По хорошему им надо было сказать, что слова грубые, но все же менее грубые, чем действия Билла Клинтона или близкого советника Клинтонов, который посылал непристойные сообщения несовершеннолетним, а они начали плеваться в кандидата республиканцев и сообщать о желании голосовать за Клинтон. Если бы они при этом поддержали кандидата либертарианцев Джонсона, их можно было бы понять, а вот поддержка взяточницы, которая выдает американские секреты врагам, совершенно непростительна.

Тем не менее то, что основное сражение в 2016 году развернулось между Трампом и Клинтон – случайность чистой воды. Может показаться, что иначе и быть не могло, но ошибочная оценка потенциальной привлекательности кандидатуры известного по телепрограммам Трампа со стороны остальных кандидатов-республиканцев отнюдь не была неизбежной. Как и их дурные наскоки на собравшего на праймериз больше голосов, чем остальные. Или успешность взлома серверов Демпартии и обнаружение там фактов откровенного подыгрывания партийных боссов в пользу Клинтон (на серверах Республиканской партии не нашли компромата). Или откровенное безумие Клинтон, вопреки закону использовавшей не официальный почтовый сервер в бытность госсекретарем, хотя было известно, что это федеральное преступление.

И если против большевиков у меня есть принципиальные возражения, то победа Трампа меня в принципе радует, т.к. его программа куда более дельная, чем у Клинтон – базируется в основном на рыночных принципах, а не на социалистических мифах, на близкой сердцу либертарианца установке, что от госрегулирования больше вреда, чем пользы, и на согласии с необходимостью строить новые самолеты и корабли, увеличить число солдат и морпехов, а не уподобляться персонажу мультфильма, говорившего “ребята, давайте жить дружно”.

Именно по этой причине мне и хочется, чтобы правые не почивали на лаврах, не воображали, что они “победили”, что они использовали “удачную стратегию”, которую можно использовать в дальнейшем. По этой же причине мне бы хотелось, чтобы правые не забывали, о том, какую значительную роль играет случайность в истории.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s