Ловушка для экспертов

Ни Филип Тетлок в ставшей классической работе Expert Political Judgment, ни Дэн Гарднер в Future Babble: Why Expert Predictions Are Next to Worthless, and You Can Do Better” (на сайте по ссылке бесплатная регистрация, там можно найти много научных и научно-популярных книг на английском, есть кое-что и на других языках), ни они оба вместе в новой книге Superforecasting (я о ней писал не так давно), перечисляя многочисленные причины ошибок экспертов не упоминают одну, как мне кажется, довольно важную.

Итак, представим себе некоего специалиста, делающего заявление, что-нибудь истолковывающего или иным образом демонстрирующего свои знания. Что мы о нем можем сказать? Автоматически мы готовы ляпнуть, мол, человек разбирается в вопросе. Увы, мы тут наступаем на грабли, обнаруженные Даннингом и Крюгером: мы пытаемся судить о знаниях человека в той области, в коей сами некомпетентны, т.е. оценить квалификацию явно не способны.
Потому более обоснованным будет заключение о том, что выступающий, видимо, какое-то время занимался изучением вопроса или смежной сферы, во всяком случае так кажется ему самому и тому, кто его пригласил в студию.

Допустим, перед нами действительно человек, потративший сколько-то лет в аспирантуре, докторантуре и т.д. на изучение обсуждаемой темы. Все ли специалисты в той же сфере готовы согласиться с его выводами или нет, не имеет значения (мы этого не знаем).

Значение имеет другое: человек не может потратить несколько лет на изучение вопроса и не проникнуться его важностью. Что в свою очередь будет определять отношение к предмету изучения – с заметно большей симпатией, чем у прочих.

В предыдущем абзаце следовало бы добавить определение “нормальный” перед словом “человек”. То есть в подавляющем большинстве случаев люди оценивают себя положительно, из чего следует придание ценности тому, чем они занимаются: если я чем-то занимаюсь, значит это важно. Быть может, какой-то конкретный аспект моей работы мне не нравится или даже все аспекты, но это лишь будет означать, что важна не именно эта работа, но доход, который она приносит (или, как мне хочется верить, поможет мне получать в будущем).

Особо стоит отметить искажение в пользу важности именно того метода/подхода, что использует данный специалист. По сути перед нами вариант ошибки выборки ( т.н. availability bias), когда имеющаяся информация концентрируется почти исключительно вокруг сферы деятельности эксперта, а прочие варианты объяснения изучаемых процессов остаются без внимания.

К примеру, историк, политолог или социолог выдает некие объяснения, но упускает из вида экономическую составляющую, хотя уже известно, что у экономистов для обсуждаемого процесса или явления есть иные интерпретации, найти которые не составляет труда, но привычка смотреть только на работы других историков/социологов/политологов создает как бы “слепое пятно” при изучении и обсуждении.

Теперь представим, что изучается история диктатуры в другой стране. Не логично ли будет предположить, что изучающий будет относиться к ней с большей симпатией, т.к. иначе будет труднее заставлять себя заниматься исследованиями – придется постоянно преодолевать неприязнь, отвращение к диктатору и его деяниям.

В большинстве случаев диктатуры имеют и хоть какие-нибудь положительные стороны. Например, одна знакомая, угнанная еще подростком на работу в нацистскую Германию, говорила, что крестьянский труд был примерно таким же, как дома, в Украине, зато там она впервые попробовала шоколад, коего колхозные дети в сталинское время не знали.
Полагаю, что нечто хорошее можно сказать и про сталинскую диктатуру: материально всё было плохо, зато было с избытком энтузиазма, общественного подъема, надежд на лучшее будущее, а кому-то, возможно, нравилось и по причине почти полного снятия ответственности за происходящее, ибо планировали и решали всё на самом верху, а внизу надо было только следовать предписаниям.

Как бы то ни было, о положительных моментах жизни при диктатуре где-то далеко скорее узнает специалист ее изучающий, чем обыватель только и знающий, что в стране Х есть плохой диктатор, угнетающий людей.

Таким образом в целом мы опять возвращаемся к принципу: если я занимаюсь уже столько лет вопросом А, значит А – нужный и важный предмет, более того – единственный, заслуживающий обсуждения. Добавляется только чуть лучшая оценка страны и людей, акцент переносится с тех поступков, которые отличают жителей тирании, на то, чем они похожи на жителей стран, где не нужно было “стучать” на соседа, чтобы “стучавший” получил дополнительную комнату в “коммуналке” или сапоги расстрелянного по надуманному обвинению.

Разумеется, не все эксперты попадаются в ловушку чрезмерной значимости собственных “находок” и объяснений, но ловушка эта представляется чем-то неизбежным на пути от любого эксперта к массовой аудитории.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s