“Норма”

Слушали оперу Беллини в Канадской опере. Это была совместная постановка с театрами Сан-Франциско, Чикаго и Барселоны. Помимо режиссерского замысла и работы художников, в случаях Торонто, Барселоны и Сан-Франциско объединяла и исполнительница титульной роли – Сондра Рандвановски (я не знаю, пела ли она и в Чикаго; следует добавить, что в Торонто ее после 23 октября сменит южно-африканская сопрано Эльза ван дер Хивер).

Сразу скажу, что главные исполнители и хор были в вокальном исполнении почти безупречны: и Радвановски как Норма, и американская меццо Изабель Леонард как Адальжиза, и российский бас Дмитрий Иващенко (жрец Оровез), и канадская сопрано Авива Фортуната (Клотильда)… Канадский тенор Рассел Томас (Поллион) первую половину был неплох, но, как мне кажется, недостаточно вкладывал мощи в голос, зато после антракта подтянулся до уровня остальных.

Норма” считается одной из вершин опер-бельканто, что означает необходимость для солистов периодически петь без поддержки оркестра. Это в свою очередь требует филигранной слаженности работы музыкантов и певцов, подчиняющихся дирижеру. Американский дирижер Стефен Лорд, несмотря на скромный послужной список со сложной задачей справился отлично.

Трейлер как мне кажется не дает достаточного представления о музыкальной глубине. Среди всех найденных клипов больше всего понравился с Рене Флеминг, хотя живое исполнение Сондры Радвановски было куда сильнее, но в записи последняя уступает Флеминг (на мой, разумеется, вкус):

“Casta Diva” или “Пречистая богиня” – самая известная ария оперы и одна из самых сложных арий для сопрано. Можно включить и читать дальше 🙂

Не уверен, что все знакомы с сюжетом, на всякий случай вот ссылка на пересказ либретто оперы.

Если довести выжимание сюжета до сухого остатка, то действие происходит в захваченной римлянами Галлии, где проконсул Поллион сначала соблазнил верховную жрицу Норму, а к началу первого акта вскружил голову молодой Адальжизе, еще не ставшей жрицей. Троица – Норма, Поллион и Адальжиза, – выясняет свои отношения, а параллельно галлы решают нападать ли им на римлян или нет. Пока Норма надеялась на возвращение Поллиона (вернее – на свое бегство с ним и совместными детьми), она отговаривала соплеменников нападать на римлян, но узнав о предпочтении более молодой соперницы алчет крови римлян. В конце концов Норма объявляет себя нарушившей заветы и присуждает саму себя к сожжению. Поллион присоединяется к ней на костре.

norma-at-coc-final

Вот так выглядела финальная сцена в Торонто

И прямо от этой фотографии я перейду к своим претензиям к постановке. Что за странная фигура над огнем? Почему бык? Это что деревянный вариант медного быка сицилийского тирана Фаларида, в котором сжигали людей? Есть ничем не подтвержденные утверждения римлян, что друиды сжигали людей в клетках в виде фигуры человека, но не быка.
Режиссер Кевин Ньюбёри (Kevin Newbury) в заметках в программке пытается за уши притянуть друидский ритуал дуба и омелы, в ходе коего приносили в жертву двух быков, к человеческим жертвоприношениям. К сожалению, это не единственная накладка.

Мы не так много знаем об одежде галлов, потому критиковать решение художника Джессики Джан (Jessica Jahn) можно скорее с эстетической точки (но об одежде римлян знаем достаточно, чтобы не путать тунику с костюмом рокера, как это сделал дама из Нью-Йорка – см. фото ниже). Хотя, поскольку галлы не относились к кочевникам, следует предположить, что штаны они не носили. Ну, и я не понимаю, почему художник по костюмам не могла хоть как-то скрыть современную обувь на ногах мужчин.

norma-at-coc-pollione-and-adalgisa

Художник-постановщик Дэвид Коринс (David Korins) решил, что слово “роща” (“grove”) означает некое сооружение, эдакий храм. И коли это храм, то на стены надо повесить оружие и щиты – ведь это типичные атрибуты храма. Разумеется, это отлично сочетается с арией “Casta diva”, где поется о мире.

Вот галлы поют о том, что их топоры одолеют римские мечи, но берут при этом не топоры, а мечи. Что заставляет от претензий к художникам перейти к проколам режиссера.

Итальянский текст либретто и музыка достаточно точно передают слушателям, какие чувства испытывают герои. Увы, движения и жесты практически всех исполнителей, кроме Сондры Радвановски, не отражали озвученных переживаний. Из чего я рискну сделать вывод, что Радвановски не только обладает голосом, но и талантом актрисы, понимающей, что она должна делать на сцене и почему, остальным же режиссер не смог ничего объяснить, т.к. сам явно ничего не понял. На чем базируется такое презрение к режиссеру? На его примитивной, поверхностной интерпретации сюжета.

Давайте задумаемся, что в истории кажется подозрительным? Начнем с первой сцены – друиды галлов собираются около священного дерева Ирминсуля. Почему бы и нет, коли друиды поклонялись деревьям? Нет хотя бы потому что Ирмин – бог германцев, и его дерево, Ирминсуль, явно не подходит для Галлии.

Да, были в друидской религии жрицы-девственницы, но мы ничего не знаем о том, чтобы за секс их сжигали, так поступали с римскими весталками. Поскольку в начале 19 века о друидах были смутные романтические представления, то либреттист Феличе Романи и автор исходного текста Александра Сумэ (Soumet) распространили практику одной религии на религию другую. В целом они следовали традиции древних римлян, которые всех богов других племен приравнивали к каким-то своим богам.

Вот только в отличие от древних язычников, и Сомэ, и Романи были католиками, потому обращения к богу у них получились христианские. Это еще больше усилил режиссер, придумав какой-то жест для друидов словно они крестятся двуперстно (не полностью, а только начинают, но параллель очевидна).

В последнем акте прокравшегося в друидский храм римлянина хватают за святотатство. Могло быть такое? Хочется сказать, да… Но до того обе его возлюбленные видели его, находясь около алтаря, т.е. как-то он в храм приходил безо всяких проблем. Ладно, не будем цепляться, допустим, что граница кощунства внезапно и сильно сместилась к последнему акту, хоть нам о сих переменах и забыли сообщить.

Вот Поллион соблазняет Норму. Она беременеет, никто ничего не замечает, она также незаметно рожает, и дети незаметно живут… Хм, пусть они живут не с Нормой, а с ее подругой/служанкой Клотильдой, чтобы не возникали вопросы. Возможно, в Неаполе, Генуе или Париже (где жили авторы) в начале 19 века можно было спрятать незаконных детей, но в деревне галлов на рубеже нашей эры – маловероятно, чтобы никто ничего не заметил, не понял.

Поллион явно не занимается детьми, да и с Нормой особо не видится, но та лелеет надежду, что он ее любит и заберет с собой. Обнаруживается, что он уже не любит и открыто говорит, что предпочитает молодую Адальжину. Норма порывается отомстить, как Медея, убив своих детей, но ей не хватает воли, потом находит в себе силы отказаться от своего чувства в пользу Адальжины, та тоже поступает очень благородно, но ничего не влияет на мнение Поллиона – он упрямо предпочитает более молодую галльскую девушку. Даже когда надо выбирать смерть или жизнь без Адальжины, Поллион выбирает смерть. И вдруг, когда Норма признается в своем грехе и идет на костер, Поллион решает, что он не может уже без Нормы и тоже выбирает смерть в огне.

Никакой психологической мотивации у поступка Поллиона нет. И не совсем понятно, что движет Нормой – своей смертью она никак не отрывает изменившего ей возлюбленного от его новой пассии, а о том, что он решит присоединиться к ней, она заранее знать не может.

Вроде бы героиней движет раскаяние: она предала свою веру и свой народ (то, что Поллион не захотел брать ее с собой в Рим, не имеет значения, т.к. она была готова пойти с ним, т.е. предательство – если рассматривать выбор Нормы так, – уже свершилось в момент принятия решения), потому должна быть наказана. Но не собственное предательство толкнуло Норму в огонь, а то, что ее бросили, т.е. она не в предательстве раскаялась, а в том, что предательство не принесло желанных плодов (любовник предпочел более молодую), и не за него (предательство) себя наказала. А за что?

Опера создавалась по мотивам трагедии “Норма, или Детоубийство” (“Norma, ou L’infanticide”). Не правда-ли принципиально меняющее всё название? В опере Беллини никакого инфантицида нет, дети остаются живы, во всяком случае во всех известных постановках (в трагедии Сумэ, – текст на французском, – кстати, тоже).
Вот если можно было бы предположить, что Норма таки решилась убить детей (или убила их в своем воображении), то ее восхождение на костер объясняется тяжестью совершенно неимоверного греха, который она совершила. Тогда становится логичным и то, почему Поллион пошел за ней – не из-за внезапно возникшего приступа необъяснимой любви, а от осознания собственной вины в том, что Норма убила их детей: если бы он не соблазнил ее или не бросил, то чудовищное преступление не было бы свершено (или она не сошла бы с ума, если мы предполагаем, что убила она их не на самом деле, а в своих фантазиях, заменивших ей реальность).

Тогда забота о детях, которую Норма поручает своему отцу, становится заботой о телах, о погребении, ибо она не может похоронить убитых ею.

В такой интерпретации – откровенно спекулятивной, признаю, хуже того – не базирующейся на тексте либретто или оригинальной драмы, – появляется логика поступков, но пропадает красивая сказка о любви, когда мужчина идет на смерть вместе с любимой женщиной. Нет ахов и слёз. Но нет и вопросов, с чего вдруг мужчина в течение почти четырех актов говорил о любви к другой, а перед последней сценой безо всяких пояснений, внезапно обнаруживает неимоверно сильное чувство, чтобы вместе взойти на костер.

Возможно, буквальные трактовки оперы, в коих нет никакого детоубийства, должны называться “Норма, или Возвышающая ложь“, поскольку они насквозь лживы, но возвышают слушателей не только вокальными партиями и музыкой, но и историей любви, которой не было и быть не могло, но так хотелось, чтобы именно такая и была!

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s