“Engineers of Jihad”

Профессор из Оксфорда Диего Гамбетта и доцент из Лондонской школы экономики Стеффен Хертог опубликовали в этом году книгу “Инженеры джихада” с подзаголовком “Любопытная связь между выражающимся через насилие экстремизмом и образованием“.
Книга посвящена одной задаче – доказать, что инженеры чаще становятся террористами в исламском мире и попытаться найти объяснения этому.

Как это часто бывает с книгами экономистов, авторы нашли и представили читателям очень много статистических данных. На одной из первых страниц мы получаем такую статистику по некоей выборке из 207 исламских экстремистов:
93 – инженеры, включая компьютерщиков и архитекторов;
21 – врачи;
5 – адвокаты;
12 – с бизнес- и экономическим образованием;
8 – математиков и представителей естественных наук;
38 – изучали ислам;
7 – гуманитарии;
23 – все остальные.

Причем хотя врачей относительно мало, 62.5% из них оказались в числе лидеров исламистов, тогда как из инженеров – около 40%, т.е. примерно столько же, каков их процент в выборке.

Если смотреть по разным странам, по которым есть данные об исламистах (правда, данные на 1990 г), то среди палестинских террористов доля инженеров в 6 раз выше, чем среди студентов университетов, среди египетских – в 3 раза, среди индийских – в 5 раз, среди марокканских – в 37 раз. Разумеется, чем меньше выборка, тем больше отклонений от модели.

Единственное значимое исключение – Саудовская Аравия, где исламистов много, а вот инженеров среди них мало. Например, 11 сентября 2001 года из 25 участников терактов было 15 саудовцев, только один из которых был инженером, а из 10 представителей всех прочих стран – 7 имели инженерные дипломы (тут не совсем ясно – Википедия называет всего 19 участников этих терактов, можно добавить еще Закариаса Муссауи, над коим был процесс по делу 11 сентября, каким образом авторы пришли к 25 не ясно, тем более, что через несколько страниц они же называют число связанных с терактами в этот день в 24 исламиста).
Почему-то среди саудовских исламистов инженеров 9-16%, а в среднем по другим странам – 46%.

Почему среди исламских террористов много инженеров? Первая догадка – они умеют делать бомбы. Но многие инженеры в террористических группах заняты совсем другим, да и не требуется высшее образование, чтобы собрать бомбу. Доля изготовителей бомб среди инженеров-террористов была 15%, а среди врачей-террористов – 38%, среди лиц без образования – 18%, даже среди экономистов было больше, чем среди инженеров – 17%.

В 1970-ые в Египте увеличили набор на инженерных факультетах, но вскоре потребность в инженерах в госструктурах уменьшилась. На палестинских территориях с 1981 по 1987 гг разница в зарплате между выпускниками университетов и лицами со средним образованием сократилась вдвое, т.е. высшее образование стало относительно менее выгодным. Однако при этом инженеры не пострадали больше остальных выпускников университетов.
Впрочем исследователи еще в 1990-ые (и позднее) отмечали, что по неясным причинам в Египте и странах Ближнего Востока наиболее успешные в профессиональном плане категории – инженеры и врачи, – также и наиболее экстремистские по взглядам.

Когда авторы сравнивают исламистов в Западных странах сравнительно с исламистами из мусульманских стран, то обнаруживается, что хотя среди мусульманских террористов на Западе доля лиц с высшим образованием заметно ниже, доля инженеров среди имеющих университетские дипломы практически такая же, как и доля врачей.

При этом доля инженеров среди представителей политического крыла, не связанных с открытым насилием, заметно ниже – по разным странам в 2-3-10 раз. Если посмотреть только на террористов с наиболее престижными дипломами, то среди связанных с насилем инженеров будет 69.4% против 30.6% на всех остальных (врачей, юристов, экономистов, менеджеров, математиков, физиков), а среди не связанных с насилием инженеров 38.8% против 61.2% на всех остальных.

В Иране среди погибших в столкновениях с шахским режимом в 1971-77 гг инженеров было заметно больше среди исламистских групп, чем среди светских.
В палестинском исламистском Хамасе инженеров 38% (и 32% “исламоведов”), а в палестинском более социалистическом, чем исламистском Фатхе – 11.7% (зато в последнем больше врачей, юристов, бизнесменов, политологов, гуманитариев и т.д).

Среди тех, кто выходил из террористических групп было относительно много гуманитариев, “исламоведов”, математиков, учителей и адвокатов, а вот инженеров было относительно мало (врачей и агрономов – пропорционально доле в общем числе).

Дальше авторы пускаются во все тяжкие, чтобы найти большую долю инженеров среди якобы правых экстремистов, куда записываются немецкие и австрийские неонацисты и российские сталинисты. Откровенное безумие такого распределения левых и правых на шкале и сподвигло меня на создание своей, как мне хочется верить, более логичной модели политического спектра.

В конце концов авторы скатываются в откровенную демонстрацию ошибки подтверждения, когда характеристики инженеров совсем не отличающиеся от других групп лиц с высшим образованием, – например, выражение физиологического отвращения (Proneness to disgust), потребность в завершенности картины мира (Need for closure), явное предпочтение своей группы (In-group bias), – якобы поддерживают нужный авторам вывод, что исламисты подобны “правым экстремистам”.

Помимо явной политической предубежденности авторов и их неспособности задуматься над тем, что они пишут (я уже полтора месяца в шоке, что для кого-то неосталинисты – крайне правые!), я бы высказал одну серьезную претензию авторам – подозрительные размеры выборки.
Когда самая большая выборка по палестинским террористам – 128, а по египетским – меньше сотни, следует делать очень большие глаза, т.к. только осужденных израильскими судами на пожизненное заключение больше 500, плюс более 4000 тысяч с меньшими сроками, в Египте год назад 250 исламистов получили пожизненные сроки и еще примерно столько же от 2 до 15 лет, т.е. запросто можно найти информацию о значительном числе террористов, а не о том ничтожном числе, что использовались в исследовании.

Если бы рассматривали всех палестинских террористов, о коих есть информация (а у израильтян она есть!), то доля инженеров упала бы очень сильно, возможно, ниже доли инженеров в населении. Как и если бы использовали всю информацию, которой владеют египетские спецслужбы или даже тамошние журналисты.
Если же использовать только весьма незначительную выборку, то можно получить совершенно фантастические, но невоспроизводимые результаты, которые свидетельствуют не о проверке гипотезы, но о когнитивных искажениях, свойственных авторам, и том, какую они позицию занимают и хотели бы доказать.

Лондонская школа экономики, не говоря уж об Оксфорде, – крайне достойный исследовательский центр, чьи сотрудники публикуют очень хорошие статьи. Но одновременно среди настоящих ученых есть и бойцы идеологического фронта, которые выдают на-гора халтурные или напрочь сумасшедшие материалы, подкрепленные – в определенной степени, – репутацией научных центров, в коих числятся их авторы.
Примером такой халтуры и является книга “Инженеры джихада“.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s