О возможном распаде страны

Олег Кашин на “Радио Свобода” высказался о распаде России. Статья совершенно ужасная: автор явно не задумывался и не перечитывал получившийся текст, потому скандал вокруг педофила в московской школе становится признаком развала страны, как и посадка матерей Беслана за антипутлеровские футболки, потому получается, что у СССР были формальные границы, по которым можно распасться, а у Российской ФЕДЕРАЦИИ их нет…

Впрочем дело не в Кашине и не тех, кому он нравится. Дело в вопросе: возможен ли распад России? И что с ним будет связано?

Представляется, что падение нынешнего режима резко увеличит шансы на распад страны. Почему? Потому что отделение повысит автономность, силу и влияние властей в нынешних субъектах Федерации/будущих независимых государствах. В какой-то мере это будет выгодно и населению, т.к. власти будут в большей степени прислушиваться к людям, а люди увидят власть чуть более близкой, более доступной для их требований, т.к. докричаться до начальства в нынешнем областном центре проще, чем до начальства в Москве. То есть выгодополучатели найдутся и их будет не мало.

Еще один важный момент: при серьезных и глубоких переменах в существующем порядке вещей большая, чем обычно, доля решений принимается под влиянием эмоций, т.е. является иррациональной и может в большей степени негативно влиять на интересы решающего. Потому далеко не все решения, принятые в такие моменты, объективно  -т.е. в долгосрочной перспективе, – служат выгоде людей.

С либертарианской точки зрения распад может способствовать реформам и уменьшит число уровней власти, давящих на граждан и бизнесы. Сейчас есть прессинг из центра, потом из федерального округа, потом из области и, наконец, из района в виде всевозможных законов и подзаконных актов, указаний и намеков, заставляющих тратить деньги (в том числе на взятки). Чем меньше число уровней, до которых должны дойти собранные налоги или взятки, тем больше степень ответственности перед тем, кто является источником денег.

Впрочем я не хочу обольщаться: выбор рыночной модели и капитализма с демократией либертарианского толка явно не будет популярен в большинстве новых стран или сохранившейся целиком стране. Скорее всего местные элиты будут пробовать сохранить выгодный им откровенно не-рыночный госкапитализм. Но в условиях развала, когда субсидий из центра не будет, т.к. деньги от продажи сырья будут оставаться в добывающих регионах, а остальным надо будет заботиться самим о себе, потому шансов на экономические реформы и дополнительные экономические свободы будет больше, чем при сохранении целостности.

Можно предположить, что в случае развала выбор социально-экономического пути будет здорово различаться у вновь образованных стран. При этом, скорее всего, степень экономической кооперации будет заметно выше среди тех, кто изберет про-западный вариант. Подобно тому, как не желают толком кооперироваться нынешние пост-советские диктатуры, не будут серьезно сотрудничать и диктатуры пост-РФ-ные (включая в число диктатур все авторитарные варианты с преобладанием роли правительства и подчиненной ролью общества и не связанного с правительством бизнеса).

Диктаторам вообще не выгодно кооперироваться, т.к. кооперация подразумевает отказ от части контроля и поиск компромиссов, тогда как диктаторы стараются избегать уступок (если идешь, то какой ты диктатор? нет, тогда ты слабый властитель, которого постарается скинуть кто-то из ближнего же круга).

Сложнее разобраться с тем, сохранится ли единое культурное пространство. На сегодняшний день русское культурное пространство разрезано на две неравные части: те, кто за нынешнюю клептократию, и те, кто против. Причем обе части – я полагаю, что расклад примерно равен результатам опросов, т.е. шесть к одному в пользу Кремля, – вынуждены демонстрировать единство в куда большей степени, чем это вытекает из мнений конкретных людей. Дело в страхе и созданной обстановке вражды.

Не могу не отметить, что поляризация взглядов касается не только российского общества, но и Америки, Германии, Англии и т.д. Я бы рискнул сказать, что представители каждого из расколотых обществ могут в целом быть куда более едиными в вопросах, касающихся других стран, т.к. в этом случае эмоции влияют на них куда меньше, чем при обсуждении внутренней ситуации. Потому в целом отношение американцев или европейцев к вопросу захвата Крыма или попыток создания исламского халифата (также известного, как ИГИЛ) куда как единообразное, а вот сказать, кто хуже для американца – Клинтон или Трамп, а для англичанина – лучше остаться в ЕС или уйти, – трудно, аж до истерики доходит.

Итак, если мы рассматриваем ситуацию образования некоего числа стран на месте развалившейся РФ, то за исключением Северного Кавказа, можно ожидать сохранения русской культуры во всех новых обществах. И при появлении стран с разными социально-экономическими моделями можно ожидать широкого разнообразия течений в культуре. В одних обществах будут в большей степени представлены одни течения, в других – другие, в третьих – третьи, и т.д., но в целом вместо представления мира, как черного и белого, культура будет представлять куда более богатую палитру взглядов и мнений.

К подобному культурному многообразию чисто теоретически можно прийти и без распада страны, но шансы намного ниже. Если мы начнем изучать взгляды людей в Англии, Америке, Канаде, Австралии и ЮАР, то обнаружим совершенно разные оттенки воззрений как среди левых, так и среди правых, как среди либералов, так и среди консерваторов, среди сторонников изоляционизма и сторонников глобализации. И это при том, что ни в одной из упомянутых англоязычных стран нет монополии на распространение идей и цензуры (на самом деле в Англии и Штатах к этому дело медленно идет: в Америке в основном проблема ограничена университетами и близкими кругами, например, ассоциацией адвокатов, а в Англии есть законы, серьезно ограничивающие свободу слова, но это тема отдельного разговора).

Аналогично распад позволит культурным различиям создать разную палитру идей в Твери и Екатеринбурге, в Пензе и Томске, Питере и Хабаровске. Я готов предположить, что и сейчас в каждом из городов можно найти нечто особенное, но идеологический прессинг и цензура не дают практически ничего заметить, помимо главного идеологического разлома между поддерживающими нынешний режим и его противниками.

Одним словом, если распад страны случится, сам по себе он не ухудшит ситуацию, зато повысит шансы на ее улучшение.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s